вверх
Сегодня: 23.07.17
5.png

Рассольник и Москва. Гаврилики

Представляем вниманию читателя «гаврилики» из номера 39 журнала «Иркутские кулуары».

 

Если Демосфен нарёк самописные вирши филиппиками – по имени своего оппонента Филиппа II, царя македонского, а поэт Губерман именует стишата гарликами, отталкиваясь от собственного имени Игорь, то почему нам не назвать коротенькие рассказы нашего автора Романа Гаврилина, которые он вытащил из своего стола – точнее, из ЖЖ и из фейсбука - «гавриликами»? Называем!

 

 

О вреде безыдейности

 

Всем уже изрядно поднадоело слово «русофобия», однако, за неимением другого определения, приходится пользоваться им.

 

На мой взгляд, русофобы делятся на три основные категории.

 

Первая – идейные и убеждённые. С этими всё ясно – в массе своей это народ неглупый (и даже не обязательно морально ущербный), но так уж у них сложилось. Такая в их голове картина мира. Но это именно картина – она цельная и последовательная.

 

Вторая – люди обманутые и искренние. Они действительно верят в «миллион изнасилованных немок», «руку Кремля», «русскую угрозу», «атмосферу ненависти и нетерпимости» и прочие клише. Они, чаще всего, не слишком умны. Не всегда – но чаще всего.

 

И есть третья категория. Люди тусовки. Те самые пресловутые четырнадцать процентов людей с хорошими лицами и ясными глазами. С ними сложнее всего. В их случае ни об уме, ни об отсутствии такового говорить не приходится. Там всё решает не рассудок, не чувство справедливости, а то, «как принято» в тусовке.

 

Проиллюстрирую это следующими примерами.

 

Пример первый.

 

Возьмём два абсолютно параллельных суждения.

 

Первое, будучи высказано консервативным горцем из далёкого аула, может звучать так:

 

«Западные (условно) женщины все как одна лёгкого поведения, потому что не прикрывают лицо и руки, ходят в коротких юбках и тем самым пробуждают в джигитах похоть и сладострастие».

 

В этом случае раздаётся дружный хор – в диапазоне от «хватит кормить Кавказ» до «убирайтесь в свой чуркистан» (а люди либеральных, казалось бы, взглядов, бывают удивительно нетолерантны к инакомыслящим, и не стесняются говорить вслух слова явно не из разговорника терпимого человека).

 

Второе же, будучи высказано жителем какой-либо западноевропейской страны (или нашим соотечественником, побывавшим за границей), звучит почти так же:

 

«Русских женщин за границей воспринимают как девиц лёгкого поведения, потому что они красятся и одеваются так, как не красятся и не одеваются западные женщины. И делают это даже перед обычным походом в магазин».

 

На сей раз те же самые люди, только что осудившие консервативного горца, вполне радостно, а то и с грустным пониманием, будут кивать головами и говорить: «Да-да, как верно. Так и есть…».

 

То, что это абсолютно одинаковые по своей сути высказывания, – им не бросается в глаза.

 

Ну не бросается, и всё тут.

 

Возьмём пример немного посложнее.

 

На Украине, как известно, нацизма нет. Зато есть проспект имени Бандеры.

 

Чтобы избежать явного диссонанса, придумываются различные оправдательные теории – вроде той, что раз Бандера сидел в немецком лагере, то он уже чуть ли не антифашист.

 

Я ничего не буду говорить про Бандеру, просто хочу напомнить 30 июня 1934 года.

 

Так называемую «ночь длинных ножей», в ходе которой одни нацисты убивали других нацистов.

 

Убитые нацисты (каким бы удивительным это ни казалось сторонникам версии о лагерном антифашизме Бандеры) нацистами после смерти быть не переставали.

 

Точно так же и пребывание на фашистской зоне никоим образом не делает из упомянутого Степана Б. борца с фашизмом.

 

Однако это не смущает тусовочный народ. Принято в некоторых кругах рассуждать про Бандеру и лагерь – значит, будем придерживаться принятых правил.

 

И напоследок цитата:

 

«Россия заняла место евреев в общественном сознании как нелегитимное исчадие ада, которое виновато во всех бедах, которые происходят неважно где и неважно когда» (Яков Кедми).

 

Заметьте, это не я говорю – это говорит бывший руководитель одной из израильских спецслужб.

 

Я лишь хотел бы немного развить его мысль.

 

К примеру, еврей-антисемит не такая уж и редкость. Однако же если бы такой еврей вышел навстречу гитлеровским войскам с хлебом-солью, вряд ли его участь была бы более завидной, нежели у остальных евреев. Так как он виновен уже по факту своего рождения.

 

Так и сейчас. Для Запада все живущие в России – русские. Независимо от реальной этнической принадлежности. И уж тем более – независимо от идеологических воззрений. Поэтому, опять же вне зависимости от того, чем обернётся нынешнее противостояние, новая холодная война (называйте как угодно), участь четырнадцати процентов людей с хорошими лицами не будет более завидной, чем у остальных. Не надейтесь. Для Запада вы такие же русские, просто по факту рождения.

 

Так что не надейтесь. Даже не надейтесь.

 

 

Размышления

 

Иногда мне хочется, чтобы я выглядел, как Дугин, – только работал бы токарем на заводе.

 

И, выходя покурить, говорил бы в пространство: «Нет, кнессет не поддержит мой проект...».

 

Или чтобы у меня была голова, как у пакмана, и я ел бы двери.

 

Или чтобы все вокруг умели читать мои мысли – и я бы всё время стыдился.

 

Или чтобы приняли такой законопроект: вот сидит мужик на работе и ничего не делает. А тут – бац! В стене дыра. Оттуда – ампула с пневмопочтой. А в ней записка от Путина: «Работай, ленивый мужик!».

 

Или чтобы ириски были размером с дом.

 

У меня много идей – до хренищи просто.

 

 

 

О странностях любви

 

Я за женщинами не ухаживаю.

 

Не вижу необходимости – сами вешаются.

 

Попробую описать себя.

 

Я красивый брюнет, прекрасного сложения, с печальными глазами, крупным носом и порочным ртом. Также обладаю проникающим в самое сердце баритоном.

 

Это я ещё щажу ваши чувства – на деле всё гораздо серьёзнее.

 

Был недавно на свадьбе – так подружка невесты умоляла: «Женись на мне, только женись – я тебе шаль подарю!».

 

Я конечно: «Ты чего, Настёна, это я тебя шалью должен манить».

 

А она, как сдурела, всё твердит: «Шаль да шаль. Шаль да шаль».

 

Или иду как-то по Ангарскому мосту – тут останавливается шикарное авто (названия я не помню – я кроме «москвича», «жигулей» и «волги» автомобилей не знаю), из него выходит изумительной красоты блондинка в изящном мини и говорит мне: «Мужчина, если вы не поедете сейчас со мной в ресторан, то я сброшусь с этого моста и погублю свою юную жизнь».

 

А у самой слёзы на глазах. И дрожит.

 

Делать нечего – едем.

 

Не буду описывать стол, яства – ни к чему это. И вот наклоняется она ко мне, игриво так кормит виноградинкой и шепчет в ухо:

 

«Вы ничего не имеете против, если я подарю вам прекрасную шаль, тонкой работы?»

 

Я, конечно, суховато так: «Вы знаете, не завел привычку носить шаль-с».

 

Странный, очень странный случай...

 

А давеча и вовсе – иду по Центральному рынку, а навстречу мне толпа цыганок.

 

И все они в этих самых... ну вот... ну, вы поняли!

 

Как дёрнул я оттуда, пока они меня не заметили, – гепардом нёсся!

 

Кошмар!

 

Теперь хотел бы сделать официальное обращение:

 

«Дорогие товарищи женщины, ну хватит уже с этой шалью! Не шаль мне нужна, совсем не шаль!»

 

 

 

Рассольник и Москва

 

Захотел я, чтобы приснился мне такой сон:

 

Как будто покрылся у меня мозг тонким слоем асбеста.

 

И я иду к врачу – надо ведь что-то делать!

 

Захожу и говорю:

 

«Доктор, давайте сыграем с вами в шашки»

 

А он, как ни в чём не бывало, – достаёт из портфеля картонную шахматную доску и набор шашек.

 

Сидим, играем.

 

И я ему:

 

«Виктор Олегович, а почему у вас после «Чапаева и пустоты» не было столь же интересных произведений?»

 

А он подымает на меня глаза, и я вижу, что он хочет ответить:

 

«Это потому, что я живу в Германии»

 

Но однако же вместо этого говорит:

 

«Как дежурный по поликлинике, я должен проверить работу младшего медицинского персонала – пройдёмте со мной»

 

И мы идём – по коридору, по лестнице, по лабиринту. Заходим в сестринскую – а там три медсестры. Голые, но почему-то в пилотках.

 

Одна чай пьёт.

 

Другая в зеркало себя рассматривает.

 

А третья морковку ест – со значением. Мол, поглядите – вот я какая!

 

Мы остолбенели, конечно.

 

Я говорю: «И часто в вашей поликлинике такое похабство?».

 

Доктор в ответ:

 

«Вы знаете, не часто… На моей памяти – раз третий всего».

 

Выходим мы.

 

Идём по коридорам.

 

И он мне, грустно так, говорит:

 

«Я занимаюсь серьёзной научной работой – в свободное от врачебных обязанностей время. И я установил экспериментально, что человеческий организм совершенно несовместим со стеклом…»

 

Вот такой сон хотел я увидеть – тонкий, вдумчивый, философский.

 

А вместо этого мне приснилось, что у меня четыре хобота. И что я, всеми четырьмя хоботами, сшибаю какие-то кегли в каком-то пивняке на улице Депутатской.

 

 

Ум

 

Речь пойдёт о трагедии поэта.

 

Рассмотрим мы её на примере такого прекрасного сочинителя (пусть вас не смущает это легкомысленное слово), как Данила Иванович Ювачёв.

 

По моему скромному мнению, вся трагедия (совершенно нелепая и ненужная, которой можно было бы избежать) состоит в том, что Данила Иванович беспечно и беспричинно стал подписывать свою литературу псевдонимом «Хармс».

 

Вот для чего?

 

Для чего менять прекрасную фамилию Ювачёв на невнятный набор звуков?

 

Я бы так никогда не сделал.

 

Впрочем, речь не обо мне.

 

Речь о той неотвратимости, которая следует за этакой переменой.

 

А неотвратимость состоит в том, что когда вас вызывают в ГПУ, НКВД или что-то ещё, столь же мало интересующееся вопросами гуманизма, то первый вопрос, который там зададут, будет таким:

 

– Ювачёв... Даниил Иванович... А почему вы изменили фамилию на «Хармс»?

 

И... всё.

 

Дальнейший диалог бессмысленен.

 

Потому что не надо, коли Господь дал тебе хорошую русскую фамилию, этого самого Господа дразнить.

 

Не надо издёвок!

 

Вот, бывало, поменяет человек фамилию на Иванов – и живёт долго и счастливо.

 

А другой не догадается сменить какого-нибудь Мандельштама на Мандошина – и, пожалуйста, ищи-свищи.

 

Или Бабеля на Боброва.

 

А то и Мейерхольда на Миронова.

 

Всё – кабздец! И никто не виноват – думать надо было.

 

Но есть и нюансы.

 

Вполне садово-огородный Пастернак, несмотря на явную вражескую сущность, но благодаря своей растительной подоплёке – доживает до скольки может. Более того – другой поэт (изменивший одну еврейскую фамилию на другую (это тоже догадаться надо было)) пишет – «до чего мы гордимся, сволочи, что он умер в своей постели!»

 

Сам же поэт, изменивший фамилию на ещё более идиотскую, чем ту, что дал ему создатель, – умирает в Париже при довольно непонятных обстоятельствах.

 

Совпадение? Не думаю...

 

И вот поэтому я свою фамилию Гаврилин не променяю ни на какую другую.

 

Правда, я иногда подписываюсь «Гнедов»...

 

Но для ГПУ у меня заранее готов ответ: потому что это хорошая русская фамилия.

 

 

(без темы)

 

Я про сменяемость власти. Про ротацию, так сказать....

 

Вот работает человек токарем, инженером, врачом – да хоть дизайнером. И обычно при наличии способностей человек этот как профессионал и специалист развивается.

 

При этом – у этих людей обязательно за плечами профессиональное образование. Им рассказывали, что и как крутить, рисовать, вкалывать, с тем прицелом, чтобы, подойдя к станку на производстве, к кульману, мать его растак, к живому существу, специалист не допустил бы ошибок, не загубил здоровье, не запорол конструкцию, не отправил деталь в брак.

 

При этом – повторю: с годами – ценность хорошего специалиста только возрастает.

 

А есть профессии, где специализированного профобразования нет. И человек только лет после пяти–десяти начинает толково разбираться в предмете – ну, как обычный специалист после института и нескольких лет трудовой практики.

 

Ценность такого специалиста, в этот момент, только начинает заметно и качественно расти.

 

Ну вы поняли:)

 

 

О физике

 

Впервые Теория Произвольных Параллельных Кривых (ТППК) была описана ещё в 60-х годах прошлого столетия. Но тогда она рассматривалась исключительно как частный случай более глобальной (как казалось на тот момент) задачи по решению бидискретных бесконечных равенств полых векторов, на которые, по вполне понятным причинам, возлагались большие надежды. И хотя детально эта теория в то время не была проработана, но многие формулы оттуда нашли применение в военной (естественно) радиоэлектронике и эхолокации.

 

Вторую жизнь и вторую волну интереса ТППК получила уже в двадцать первом веке, когда выяснилось, что первичные функции асинхронного сдвига доквантовых полей идеально описываются классическим для этой теории уравнением (y+Gh3) – ∞ =RΩ. Где значениями y и Ω можно пренебречь в силу ничтожности коэффициента модуля. А остальные члены уравнения, таким образом, изящно подменяют друг друга, в результате чего мы получаем так называемый «парадоксальный нуль», известный также как «шарада Голдмана».

 

Кроме того – это же уравнение объясняет целый ряд нетипичных двумерных пространств, а в некоторых случаях служит одной из осей при переводе этих пространств в трёхмерные координаты – что, как мы понимаем, логично.

 

Но самым восхитительным является тот факт, что многие из нас читают каждый день в интернетах подобную ахинею – и принимают её за чистую монету.

 

 

 

Краденое Солнце

 

Проблема-то, братцы, в чём…

 

Проблема-то вот какая….

 

Вот есть у меня друг – он художник. Так он пьёт.

 

Есть ещё один – художник. Бухает.

 

Третий есть – художник. Колдырит.

 

Все люди, замечу, с талантом гораздо выше среднего.

 

Ну вот серьёзно так выше – на километр–два.

 

Почему так происходит…

 

Может быть, этот вопрос меня волнует?

 

Но нет – ответ на этот вопрос я знаю и сам.

 

Потому что так устроена жизнь.

 

Потому что, будучи художником, – не бухать сложно.

 

Потому что наркотики – тоже не выход.

 

Потому что в поле воробей, а в огороде лук-порей.

 

Потому, короче…

 

Но это плохо.

 

Это чертовски неправильно.

 

И я очень прошу тебя, товарищ с полномочиями, – исправь хоть что-то в этом мире.

 

Это я сейчас пошутил. Сами виноваты – ясное дело. Но мне от этого не менее печально.

 

Очень глупый пост получился. Очень.

 

 

ФБК (2 b translatedbelow)

 

Опять расчёсывает мне душу графоманский зуд.

 

Опять низвергаюсь я в пучину этого порока.

 

Пожирает меня графоманское тщеславие, поедом ест оно моё нутро.

 

Узрите же вновь моё падение, ибо сил моих нет боле – противостоять этому диавольскому соблазну...

 

В фейсбучных комментариях (ФБК – оппа!) к заметке о том, что ВВП может выступить на юбилейной сессии ООН, зашла речь о формате выступления. Изначально хотели увязать с культовой речью про «кузькину мать». Варианты предлагались разные. Такие, как предшествующий выступлению подлёт к трибуне на огнедышащих журавлях...

 

Появление Владимира Владимировича в кимоно...

 

Демонстрационное выкладывание немного сбоку от микрофонов чёрного чемоданчика и последующее небрежное постукивание по нему пальцами, во время речи...

 

Но один комментатор высказал весьма здравую мысль, что всё это слишком в лоб, топорно...

 

Я был вынужден с ним согласиться и предложить ещё один вариант:

 

«Вообще – он же за ассиметричные ответы.

 

Может, какой-нибудь перфоманс...

 

Или наоборот – вовлечение в действие всех остальных присутствующих, кроме него.

 

Типа:

 

Садятся все на свои места – а у каждого записочка на стуле.

 

У одного – «Посмотрите налево».

 

У другого – «У вас шнурок развязан».

 

У третьего – «Эти очки вам не идут».

 

Ну народ начинает выполнять какие-то трепыхания, дёргаться, оборачиваться, ещё что-то там.

 

Но так как наши спецслужбы самые лучшие в мире и всё учтено – цвет рубашки, волосяной покров, смуглость кожи каждого из присутствующих, – то в результате всех этих человеческих судорог возникают (ну, как на трибунах, во время олимпиад и т.п.) мерцающие буквы:

 

«Слава России!!!»

 

Путин говорит:

 

«Спасибо».

 

И уходит».

 

 

ОТВЕТЫ

 

Мне часто, в последнее время, задают вопрос: «А кто Вы, собственно, такой? Почему имя Ваше на каждой газетной полосе? Почему Патриарх, беседуя с Президентом, упоминает Вашу фамилию? Почему редкий выпуск новостей обходится без того, чтобы инициалы Ваши не промелькнули, хотя бы внизу экрана – бегущей строкой? Чем заслужили Вы столь уважительное и трепетное отношение к себе со стороны самых различных культурных, научных и политических деятелей? Как так вышло, что иное Ваше вскользь обронённое слово может положить конец череде бесконечных и, казалось бы, неразрешимых споров? Почему, наконец, дети, увидев Вашу фотографию, перестают плакать и как-то внутренне собираются и чуть ли не начинают светиться?».

 

Что мне ответить таким вопрошающим? Как объяснить им?

 

Рассказать историю о том, как я спасал благодарных и благородных дельфинов из горьких мазутных пятен?

 

Поведать об открытии мною нового химического элемента?

 

Упомянуть о том, как, в течение семи долгих лет, я постился и взглядом двигал Шаман-камень на Байкале для того только, чтобы омуль мог немного свободнее плыть к горизонту?

 

В красках расписать мои экспедиции, новаторские театральные постановки, исцеления смертельных и редких болезней, непобитые спортивные достижения?

 

Я мог бы сделать это.

 

Но всё это было бы неправдой.

 

Просто примите сам факт моего существования во Вселенной.

 

И живите с ним – быть может, когда-нибудь он откроет вам врата в иной, чудный мир.

 

Ваш Гнедов.

 

 

Рисунки Екатерины Жевлаковой

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НРАВИТСЯ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» ОТСУТСТВИЕМ НАЗИДАТЕЛЬНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬЮ САМОСТОЯТЕЛЬНО СФОРМИРОВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ, И ЕЩЁ УМЕНИЕМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ ОСВЕЩАТЬ ПРИВЫЧНОЕ

Татьяна Медведева, медиатор

Архив новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Мысли напрокат

demotivatory_01.jpg