вверх
Сегодня: 28.07.17
6.png

Разделяющие мелочи

Дежурная по времени Валентина Рекунова, создательница книжной серии «Иркутские истории»,  предлагает ввести у нас новую рубрику под названием  «Автор об авторе». Потому что если один автор книг очаровывается книгой другого автора, значит эта, другая, книга действительно хороша! Согласны! Итак…


Когда инженер выпускает книжку сказок, или книжку стихов, или историческое исследование, первая мысль: а почему бы и не отвлечься? Но если увольнительная затягивается, то мы вправе предположить: перед нами прирождённый гуманитарий, волею обстоятельств сошедший с тропы.   И ведь хорошо, что сошёл: инженерные практики ему только на пользу. Сужу об этом по двум недавно открытым авторам – Галине Ивановне Варфоломеевой и Владимиру Валерьевичу Гасельнику. Вживую они пока не знакомы, но оба технари поневоле: в школьном детстве обнаружили склонность к литературе и очевидную одарённость, но вовремя не получили поддержку. И прошло много лет, в которые выстроилась карьера, выросли дети, народились внуки – у жизни появился настоявшийся вкус. А вместе с ним и желание «возвратить из ссылки» нереализованные способности. Был и внешний толчок: к Владимиру Валерьевичу приехали на каникулы внуки, и захотелось увлечь рассказами о Байкале и об Иркутске – так незаметно и зародилась первая книжка. А Галину Ивановну подтолкнули выход на пенсию и новый брак: супруг Леонид Петрович предложил ей заняться тем, что когда-то хотелось, но не представлялось возможным.

 

Галина Ивановна Варфоломеева


Владимир Валерьевич пока в начале пути и многим нас ещё удивит, а Галина Ивановна выпустила за двадцать лет четыре солидных издания: «Двойная спираль» (2004), «Моя советская школа. 50-е годы ХХ века» (2009), «Мой советский вуз. 60-е годы ХХ века» (2011) и  «Быт без конца и начала...» (часть 1, 2015). Сейчас работает над продолжением «Быта…», а недавно представляла его в Иркутске, в Музее-усадьбе Владимира Платоновича Сукачёва.

 


Книга, как и все предыдущие, издана в столице, но представлена в ней вся Россия, с кратковременными «бытовыми биографическими вставками» автора. Иркутску конечно же отдано немало страниц: здесь Галина Ивановна жила и работала, и, по странному совпадению, улан-удэнское детство автора протекало в доме иркутского мещанина Н.А. Бутырина.


Последуем же за ней на машине времени – прямиком на границу девятнадцатого и двадцатого веков. Вот парадный подъезд небольшого особнячка. Двери распахнуты, швейцары приветливы как никогда, гости не задерживаются у входа. А мы задержимся, рассмотрим и дверную ручку, и звонок, и машинку для снимания галош. Зарисуем их или сфотографируем и только после того  пройдём в одну из гостиных, где собрались уже карточные игроки.

 

 

Лампа-бульотка


Тут много чего примечательного, но обратите внимание на лампу-бульотку над игральным столом: её абажур располагается на такой высоте, что все лица остаются в тени, зато руки и карты ярко освещены.


— Лампы-бульотки были свидетелями многих драм, описанных в русской литературе, запечатлённых художниками, – поясняет нам Галина Ивановна. – Чувствую, и сегодняшний вечер разобьёт чью-то жизнь, а покуда всё спокойно, пройдём в хозяйский кабинет – он славится миниатюрной скульптурой.


Более всего здесь, кажется, лошадей: кляча, лошадь, ржущая в загородке, и просто лошадь в загородке, лошадь на водопое и лошадь, испуганная собакой, лошадь почтовая понурая и, пардон, лошадь на случке… В другой части кабинета –  коллекция собачьих скульптур, и пока Галина Ивановна фотографирует лошадей, займёмся собаками, то есть взвесим, опишем каждую миниатюру, включая и её цену.


А теперь – на квартиру Николая Алексеевича Некрасова, вполне барскую, надо сказать, что довольно неожиданно для певца бедности. Тут нам много работы предстоит, но среди массы мелочей выделяется один странный предмет – плевательница.


— Между прочим, они считались предметами интерьера, – замечает Галина Ивановна. – Мне недавно рассказали историю, услышав которую, я поняла, что гораздо хуже отмывать от плевков полы. Во время Гражданской войны Забайкалье было оккупировано американскими и японскими войсками. Вполне чистоплотные жители Верхнеудинска, в домах у которых не было плевательниц, но были на постое американские солдаты, с возмущением потом вспоминали, как американцы постоянно плевали на пол. И не просто плевали, а смачно «выстреливали» под ноги жевательную резинку. Отмыть такое безобразие было практически невозможно, полы с трудом отскабливали ножами.

 


От Некрасова отправляемся в начальную школу, оттуда – в городскую думу, из думы – к полицмейстеру, и пока мы изучаем штатное расписание, Галина Ивановна обращает внимание на большую подборку женских паспортов и спрашивает:


— Должно быть, владелиц паспортов уже нет в живых?
— Отчего же? Но они по жёлтым билетам живут – как дамы известного сорта.


И Галина Ивановна фотографирует каждую страничку жёлтого билета, чтоб и эту сторону повседневной жизни отразить в своей книге. А кстати, и подбросить ещё сюжеты для размышления – о том, как немецкие «стиралки», попав в Россию, были приспособлены под маслобойки, бельё же продолжили стирать в речке. Или же о том, как утюги, работающие на спирте, отчего-то)))) не прижились в России.

 

 

 

 

Утюг спиртовой


Это всё говорящие мелочи, детали, проясняющие общую картину, а потому очень важные. Галина Ивановна имела счастье работать в мужских коллективах и оценила способность противоположного пола схватывать главное и держаться него, не отвлекаясь на второстепенности. Но, как автор, предпочла иной путь: «Вопреки издавна сложившимся представлениям, я никогда не отделяла быт от бытия, считая то и другое понятиями философскими». А потому вооружилась всевозможными микроскопами, чтобы и читателю дать возможность увидеть исчезающее и забытое, мелкое, но важное, неприметное, но значительное. То есть то, без чего история остаётся всего лишь контурной картой, с условными обозначениями вместо живых людей. Для их оживления понадобилась масса оттенков, штрихов, едва уловимых движений воздуха – и Галина Ивановна добыла их немало! И продолжит ещё добывать для второго тома своей замечательной книги «Быт без конца и начала…».


Том первый включил в себя около 1300 фотографий и очень наглядно показал, говоря авторскими словами, «глубочайшее бытовое расслоение населения нашей страны во все времена: от царских до нынешних». Как к этому относиться? По возможности, с улыбкой, не чуждой самоиронии. Что, собственно и демонстрирует на протяжении своей книги Галина Ивановна Варфоломеева.


И что к этому можно добавить? Только то, что хорошо, когда инженеры не забывают о детской  мечте писать книги.

 

Валентина Рекунова

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Как называется журнал? "Иркутские кулуары"? Не знаю, никогда его не читал.

 

Сергей Якимов, юрист

Архив новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Мысли напрокат

13000343_1012954588759283_6942956949234477047_n.jpg