вверх
Сегодня: 13.12.17
6.png

Ртутное проклятие и философский камень

В начале минувшей недели информационное пространство Иркутской области всколыхнула новость о том, что в городе Усолье-Сибирском если не экологическое бедствие, то самое настоящее ЧП. Бдительные граждане обнаружили 725 тонн ртути, которые одно из местных предприятий просто слило в шламонакопитель, расположенный в промзоне в северо-западной части города.
Шламонакопитель – это поверхностное хранилище, в котором собирается осадок в результате тех или иных промышленных операций. И вот в эту жижу кто-то вылил порядка 50 кубических метров жидкого металла. Достать которые и обезвредить – задача не из простых. И это весьма неприятный сюрприз для усольчан, особенно живущих неподалеку.


Ну а если вспомнить, что в Усолье и без того остро стоит проблема демеркуризации, то есть удаления ртути и её соединений, с территории бывшего цеха ртутного электролиза Усольехимпрома, то может показаться, что над городом и вовсе висит ртутное проклятие.

«Иркутские кулуары» изучили историю вопроса и убедились, насколько все запущено.


«Главное – сделать первый шаг…»


В далеком 1998 году в городе Усолье-Сибирское специальным постановлением администрации Иркутской области было закрыто производство хлора и каустической соды. Не все, а только то, где применялся метод ртутного электролиза. Так называемый цех 2101. По одной из версий, сделано это было под давлением экологов.


Как такового, плана консервации или ликвидации опасного цеха не было. Он просто остался стоять бесхозным, обреченным на медленное разрушение.


К вопросу вернулись спустя шесть лет – в 2004-м. Тогда Усольехимпром вошел в состав группы НИТОЛ. Молодое и перспективное предприятие вроде бы озаботилось вопросом ликвидации опасного объекта и начало шевелить областные и федеральные власти на предмет финансирования создания проекта.


В 2006 году была разработана программа по мониторингу окружающей среды в районе бывшего цеха ртутного электролиза.


В 2008 году для разработки «Концепции демеркуризации цеха ртутного электролиза в г. Усолье-Сибирском» был заключен контракт с СП «Еврохим» – ведущим отраслевым институтом, специализирующимся на решении проблем химических загрязнений. На площадке, загрязненной ртутьсодержащими отходами, были выполнены инженерно-геологические изыскания. На основе выполненных исследований и расчетов подготовлена и рассмотрена концепция демеркуризации территории.

Все это удовольствие обошлось областной казне в три миллиона рублей, два миллиона с небольшим выделил сам Химпром.


В 2009 году впервые проект демеркуризации удалось вывести на федеральный уровень. Он попал в федеральную программу «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009–2013 годы)» с объемом финансирования 149 млн рублей. 67,5 млн рублей поступило уже в 2009-м, благодаря этому удалось провести первый этап работ.


Было проведено комплексное инженерно-геологическое изучение территории и обследование бывшей производственной площадки.
Бурение велось по периметру корпусов, задействованных в ртутном электролизе и внутри этих цехов. В особо аварийных местах цеха 2101, где невозможно было проводить бурение, не подвергая людей опасности, применялась георадарная съемка. Глубина скважин составляла от 6 до 12 метров. Всего было отобрано 1238 проб для определения механических свойств грунта и 1084 пробы – для анализа на присутствие ртути.
По полученной информации были определены места наибольшей концентрации ртути, построены специальные карты, каталоги и предоставлен отчет с рекомендациями.


Кроме того, проведен мониторинг акватории рек Ангары и Белой, воды и донных отложений Братского водохранилища. Подготовлены проекты организации работ по сносу и демонтажу цеха, разработано экологическое обоснование выбора земельного участка, где предполагается строительство специализированного полигона для захоронения ртутьсодержащих отходов III и IV классов опасности, образующихся в процессе демеркуризации.


Тогда многим казалось, что дело сдвинулось с мертвой точки и долгожданная демеркуизация вот-вот будет проведена. Администрация Иркутской области поздравляла НИТОЛ, НИТОЛ поздравлял Ангарскую геологическую экспедицию ФГУНПГП «Иркутскгеофизика», которая совместно с санитарной лабораторией Усольехимпрома и ООО «Гипрохлор» проводили львиную долю всех изысканий. И было с чем. Столь масштабные работы по выявлению объемов ртутного загрязнения были проведены впервые в России.


Как оказалось, ситуация с ртутным загрязнением терпимая. Масштабной экологической катастрофы пока что не произошло. Цех был построен на глиняной подушке, которая не дает ртути проникать в грунтовые воды.


Превышение концентрации ртути в грунтовых водах обнаружено на локальных участках. По приблизительной оценке, в реку Белую с потоком грунтовых вод попадает 1,3 миллиграмма ртути в сутки, а в Братское водохранилище – 12,2 миллиграмма, то есть это составляет соответственно 0,47 грамма в год в Белую и 4,5 грамма в год в Братское водохранилище. И это конечно же ничтожно мало. Учитывая, что всего в почве и строениях цеха сконцентрировано порядка 600 тонн ртути.


Сегодня считается, что главная опасность цеха в другом. В жаркую погоду ртуть начинает активно испаряться. Летом её концентрация в воздухе порой превышает 100 ПДК. И это, действительно, может быть опасно. Особенно если заброшенное здание внезапно рухнет.


А были ли деньги?


В 2010 году газета «Усольские новости» писала:


«Первые два этапа по ликвидации очага ртутного загрязнения включают в себя разработку документации, определяющей порядок и безопасность проведения работ. Всего же таких этапов будет пять. На третьем этапе предусмотрено устройство первой очереди полигона для захоронения ртутьсодержащих отходов и демонтаж 50 процентов аварийного корпуса бывшего цеха ртутного электролиза со складированием их на полигоне, устройство сооружения «стена в грунте» по периметру очага ртутного загрязнения. Четвертый этап – это устройство второй очереди полигона, 100-процентный демонтаж аварийного корпуса, рекультивация и закрытие полигона защитным экраном. И, наконец, пятый этап заканчивается сдачей полигона, организацией сети мониторинга за ситуацией по наличию ртути в воздухе, грунте, подземных водах, а также на прилегающей территории и динамика наличия ртути в Братском водохранилище…»


Однако грандиозным планам не суждено было скоро сбыться по банальной причине – отсутствию денег.


По оценке специалистов, примерная стоимость всего проекта 2,5 миллиарда рублей.


1,7 миллиарда рублей удалось предусмотреть в ФЦП «Байкал», рассчитанной на 2012–2020 годы, но это мало помогло.


В 2012 году НИТОЛ приказал долго жить, и продвигать тему на федеральном уровне стало, по сути, некому.


В 2014 году проект успешно прошел экологическую экспертизу. На этом все и закончилось.


Сначала финансирование демеркуризации перенесли с 2015 на 2016 год из-за кризиса. Потом активисты Общероссийского народного фронта заявили, что Федеральная целевая программа охраны озера Байкала «была провалена, а миллиарды бюджетных средств ушли непонятно на что». Эти же активисты и правдоискатели не преминули заметить, что в программу заложено много мероприятий, не нацеленных на решение экологических проблем озера Байкал, в том числе демеркуризацию цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском. Фронтовики пожаловались президенту, после чего началась масштабная проверка программы прокуратурой.


В какой-то момент показалось, что от дорогостоящей программы охраны озера Байкал (57,2 миллиарда рублей) просто решили избавиться под благовидным предлогом.


Чем закончились инициированные с таким шумом прокурорские проверки, не очень ясно. Но в сентябре 2017 года на Байкальском водном форуме заместитель директора департамента экономики и финансов правительства РФ Антон Григоров заявил, что финансирование программы может быть увеличено с 58 млрд до 80–90 млрд рублей, а процент софинансирования по ней для Иркутской области снижен с 30% до 24%.
Но на пути демеркуризации встала новая трудность – госэкспертиза.

Красноярск преткновения


Весной 2017 года стало понятно, что и в этом году демеркуризация не начнется. Проект ушел на госэкспертизу в Красноярск, и в лучшем случае к работам приступят в 2018-м, об этом заявил заместитель главы города Николай Антонов.
А в ноябре 2017 года выяснилось, что красноярцы раскритиковали проект и потребовали его переработки. Основные претензии к идее строительства саркофага.


«На этом месте нельзя построить саркофаг из-за неподходящего грунта, а после установки купола его пришлось бы мониторить в течение нескольких десятков лет. Это просто трата областного бюджета. Поэтому было решено, что обезвреживание пройдет на территории самой промплощадки, но отходы будут вывезены на полигон уже с другим классом опасности», – доложил министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков депутатам Законодательного собрания и попросил заложить 30 миллионов рублей в 2018 году на разработку нового проекта демеркуризации.


Как пояснил Андрей Крючков, работа над проектом демеркуризации слишком затянулась, за это время какие-то технологии устарели, и вообще – он не берется обсуждать, о чем думали авторы разработки. Министр также уверил депутатов, что на подготовку техзадания и самого проекта потребуется совсем немного времени и уже в следующем году он сможет пройти экспертизу.


Finita la commedia. Или все только начинается!


Итак, труд специалистов с 2009 года, деньги налогоплательщиков, немалые административные усилия – все было зря.


Работу по разработке проекта демеркуризации цеха 2101 надо начинать если не заново, то с очень ранней стадии. Таким образом, решение вопроса в очередной раз затягивается на неопределенный срок.


Учитывая темпы, которыми решается вопрос демеркуризации бывшего цеха ртутного электролиза Усольехимпрома, появление еще 725 тонн ртути (впрочем, пока не подтвержденное с научной достоверностью) делает проблему ртутного загрязнения Усолья-Сибирского практически неразрешимой в среднесрочной перспективе.


Вопрос из сугубо экологического стремительно становится политическим. А, значит, скоро мы можем стать свидетелями ритуальных плясок вокруг Усолья-Сибирского и, не исключено, попыток изобретения политического «философского камня» на основе многострадальной усольской ртути.


Подождем – увидим.

 

Тимофей Ленский, фото Андрея Лесина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Нет, мне все у вас нравится, но хотелось бы побольше определенности в выражении политической позиции журнала… Вы все-таки за нынешнюю власть или против? А то читаешь «Иркутские кулуары» и часто не можешь понять, вы ругаете или хвалите…

 

Александр Ахмедов, студент

Архив новостей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мысли напрокат

1472995865_demotivatory-prikoly-9_podstolom.su.jpg