вверх
Сегодня: 21.08.19
11.png

Сказки Туколонского леса

Арест министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды стал одним из главных событий жизни региона последнего времени. В защиту своего подчиненного выступил губернатор Сергей Левченко, отказавшийся его увольнять. Природоохранная прокуратура тут же взялась оппонировать первому лицу региона. И стали выясняться интересные вещи, о которых раньше то ли забыли, то ли просто не хотели оповещать общественность. И вещи эти дополнили и без того чудесную картину происходящего.

 


Мертвый лес сожрал лесозаготовителей, которые делали санитарные рубки?


Это, конечно, с нашей стороны преувеличение, гиперболизация. И нужна она лишь для того, чтобы подчеркнуть, что без ответа на вопросы «Кто делал рубки?» и «В чей карман ушли деньги?» делу Шеверды – всему остальному – грош цена.


Но отвечать на них, судя по всему, никто не собирается. Во всяком случае, сейчас. Вот что по этому поводу говорит природоохранный прокурор Сергей Зенков в интервью газете «Восточно-Сибирская правда»:


«Журналист: Санитарные рубки – это преступление системное, ещё с советских времён на них было принято зарабатывать. Для меня очевидно, что организатор – это не министр, а кто-то ещё выше. Вот закончится дело Шеверды, вы продолжите работу в этом направлении, будете распутывать всю цепочку – вплоть до организаторов системы?


Сергей Зенков: Вы ставите глобальные вопросы, конечно. Скажу так: наша задача – навести порядок в лесной сфере. Задача будет исполняться вне зависимости от того, чем закончится дело министра. Хочу надеяться, мы заявили о себе таким образом, что «договариваться» с нами бесполезно. Относительно того, куда ведут следы, у нас официальной информации нет».


У прокурора, заметьте, – нет. Нет информации! У прокурора! Который уже записал в виновные человека. Странно, не правда ли?!


Потому что с учетом отсутствия информации о том, «куда ведут следы», слова бравого правоохранителя можно расшифровать следующими образом… Лесозаготовители, вообще говоря, сгинули, нет их, но успели они всё же оставить записку, написанную кровью, – с указанием точной суммы, вырученной от продажи леса. Так? Но мы же все понимаем, что так не бывает. И если известна точная сумма, значит, известно – кто её получил. Или не известна на самом деле?


А если не известна, то почему тогда в нескольких СМИ, славящихся своей откровенно антигубернаторской позицией, эта сумма фигурирует? Или это всё фейк, придумка? Что тогда в этом деле точно не придумка? Не фейк?


Отсутствие в подобных делах главных бенефициаров, явно связанных с командой губернатора, вдумчивому наблюдателю говорит как минимум о двух вещах:


а) что громкие заявления природоохранной прокуратуры о декриминализации всей лесной сферы, которая как бы должна начаться с посадки Шеверды, это всего лишь громкие заявления. Сотрясание эфира;
б) если Сергей Васильевич как-то замешан в этой истории, то исключительно в качестве стрелочника или козла отпущения. Если, конечно, санитарные рубки в Туколонском заказнике вообще, в принципе, были преступлением.


В отношении последнего сомнения серьёзные, поскольку по результатам внутренней проверки Рослесозащиты, проведенной в конце июня 2018 года с участием главного лесопатолога РФ Василия Тузова, обоснованность назначения сплошной санитарной рубки была всё-таки подтверждена. Рубить надо было. Потому, судя по всему, и рубили там лес.
 


Весь мир – телевидение, а люди в нём – «картинка»


Мы не знаем достоверно, что делают с Сергеем Шевердой в СИЗО или в кабинете у следователя. Вот, например, его заместитель Алексей Туги, арестованный ранее по делу о рубках в Туколонском заказнике, недавно пожаловался на то, что сотрудники ФСБ требовали от него признания вины, дачи ложных показаний и отказа от платных адвокатов, угрожая изнасилованием. Но даже если самому Сергею Шеверде подобных угроз не поступало, психологическое давление на него уже можно считать беспрецедентным.


Сама история с задержанием Сергея Шеверды, который пытался улететь из Москвы вместе с женой и дочерью не куда-нибудь за границу, а в… Сочи, не имея при этом заграничного паспорта, вопиет о человеческом цинизме! Потому что задержание в московском аэропорту сразу создает ощущение, что человек хотел бежать, не правда ли!? И такое ощущение создавали намеренно. Специально.


В пользу такой версии говорит тот факт, что незадолго до задержания министра информация о внеплановом его отпуске (связанном, как мы выяснили, с необходимостью провести курс оздоровительных процедур для дочери) подавалась в некоторых СМИ чуть ли не как попытка к бегству. Информационный ресурс babr24.net в статье с громким названием «Отпуск Шеверды – бегство с тонущего корабля?» писал: «В свете расследования, которое угрожает раскрыть все преступные махинации коррумпированного правительства, отпуск Шеверды похож на попытку «залечь на дно» и избежать участия в расследовании. Вернется ли он к своим обязанностям 14 июня — вопрос открытый».


Это ли не тот самый разыгранный спектакль, когда правоохранители действуют не на основе фактов о правонарушении, а на основе как бы общественного сигнала? Ими же и подготовленного? Если это так, то получается, что структуры и персонажи, заинтересованные в «свержении» губернатора Левченко, обладают недюжинными силовыми и медиаресурсами и способны заранее выстроить нужную для себя мизансцену.
Вообще-то такой подход к освещению задержания человека, вина которого, мягко говоря, не доказана, – удивителен. Хотя бы потому, что он нарушает права подследственного и тем самым реально воздействует на ход следствия. Жена Сергея Шеверды Ольга от отчаяния даже обратилась к Владимиру Путину с просьбой защитить её мужа от травли в СМИ. За что сама была подвергнута травле уже в Интернете анонимными рыцарями клавиатуры и мышки.

Кто вы, правдорубы?


Вопрос актуален. СМИ и отдельные журналисты, надевающие тогу правдорубов, часто бывают и поборниками истины, и её палачами. Как оно сейчас всё? Давайте разберёмся.


Очевидно, что в деле Шеверды что-то пошло не так. Да, уже начали мелькать реплики в Интернете и даже целые баннеры (что уже подозрительно, между прочим), что «Шеверда раскололся, всех сдал». Что, в общем, вот-вот. Вот уже. Вот ещё чуть-чуть – и… Но реального продолжения блокбастера про «лесную мафию под крышей областного минлеса» так и не последовало!


Не было ни обысков во дворцах «лесной мафии» с изъятием предметов роскоши и неправедно нажитых мешков с наличностью, ни массовых задержаний участников преступных схем. Ведь по закону жанра и элементарной логике той риторики, которую выбрали противники губернатора, именно ЭТО нам должны были показать, продемонстрировать. Не правда ли? Ну?


Известно, что делу против министра почти год. И? Когда ловят банду, как мы знаем, то берут всех сразу, чтобы никто не ушел от правосудия и не имел возможности, оставаясь на свободе, влиять на ход следствия. А тут нам говорят, что есть какая-то организованная группа, - но задерживают изначально только заместителя министра и держат многие месяцы. Зачем? Выбивают то, что хотят услышать?


У нас ведь могут. Недавно вон посадили несколько иркутских полицейских, которые занимались пытками. Да-да, пытками! И правозащитники вам подтвердят, что это для нашего интеллигентного и столичного города не диковинка. И если нужно будет для чего-то найти банду – умельцы нарисовать её на бумаге, как практика показывает, есть.


Другой вопрос, что нарисовать банду в случае Шеверды не так просто. За него вступился губернатор. Отказался увольнять. Написал письмо президенту. И это, создается ощущение, вызвало в стане противников Левченко некоторую оторопь. Они-то наверняка уже подготовили для Сергея Шеверды аргумент – «смотри, ты молчишь, а губернатор от тебя отказался». И информационный негодующий вал начал опять накатываться – уже на губернатора. Хотя позиция Сергея Георгиевича, как мне кажется, просто позиция порядочного человека, уверенного в своей правоте, абсолютно адекватная. Вина министра не доказана, и даже его причастность к рубкам в заказнике под вопросом. А в человеческих качествах своего подчиненного Левченко уверен, как я понимаю. В чём тогда вопрос?


Ладно бы, хотя бы были предъявлены косвенные свидетельства того, что Шеверда мог незаконно обогащаться и участвовать в криминальных схемах. Но кроме тщательно срежиссированной «попытки бегства», которой на самом деле не было, ничего другого нет. На чем основано праведное негодование? На личных представлениях о том, как должен вести себя министр на «хлебной» должности?


И что мы видим? Нам рассказывают, что включились некие защитные механизмы наверху, что дело Шеверды – «лакмусовая бумажка» каких-то скрытых процессов на федеральном уровне. Что какие-то силы пытаются развалить дело. Но позвольте, если правоохранители бросают в тюрьму лучшего министра лесного комплекса России (и доказательств тому масса) только на основании спорной экспертизы... Говорят о преступной группе, но никого, кроме чиновников, не задерживают. Не предъявляют никаких признаков незаконного обогащения министра или его криминального образа жизни. А вместо этого либо молчат, ссылаясь на тайну следствия, либо вообще говорят загадками. Может, они сами и разваливают дело? Или оно само разваливается под воздействием силы тяжести, потому что сделано тяп-ляп?



Выборы … Что ж вы делаете?


Если вывести за скобки чисто экономическую подоплеку давления на минлес Иркутской области, а именно то, что губернатор Сергей Левченко поставил своим подчиненным задачу вывода лесной сферы из теневой зоны, а те начали её последовательно реализовывать через пилотный для России проект по чипированию – маркировке древесины, через сокращение пунктов отгрузки, через введение электронного учета и так далее, то главным возможным мотивом давления на команду губернатора и его лично следует признать политические соображения.

Дело в том, что странным образом активизация правоохранительных органов в расследовании дела о рубках в Туколони всякий раз происходит под выборы. Так первое уголовное дело, по которому был задержан заместитель министра лесного комплекса Алексей Туги, было возбуждено летом 2018 года, во время избирательной кампании по выборам депутатов Законодательного Собрания. В нынешнем году в регионе тоже проходят несколько крупных муниципальных кампаний, и фактически уже стартовала кампания по выборам губернатора в 2020 году. И снова громкое задержание! Очень для кого-то кстати, да?! Очень в строчку.
Всё это напоминает попытки ослабить позиции действующего губернатора и КПРФ как в глазах избирателей, так и Администрации Президента. Судя по результатам выборов в Заксобр, в отношении избирателей эта схема не очень-то работает. Однако не исключено, что в отсутствии реальных поводов для критики губернатора, действительно сложная лесная сфера, где проблемы копились десятилетиями, становится лучшим из возможных вариантов.


Лесопатолог встретил в лесу другого лесопатолога


Абсурд зашкаливает. Больше всего в деле Сергея Шеверды поражает то, что оно выстроено на мнении неких экспертов о качестве древесины, которая, по всей видимости, давно уехала в Китай. По сути, в деле отсутствует главное вещественное доказательство – спиленный лес: либо изъеденный вредителем, либо абсолютно здоровый. Что в этой ситуации доказывают заключения лесопатологов об оставшемся лесе, действительно не очень понятно.
Тем более что мнения экспертов по поводу здоровья оставшегося леса разделились! Напомним, что речь идет не о рядовых людях, а об «одном из лучших лесопатологов страны», как отрекомендовал его природоохранный прокурор Сергей Зенков, и главном лесопатологе РФ Василии Тузове. Если даже суперэксперты не могут прийти к единому мнению, здоров лес или болен, – чего требовать от министра или его заместителя, ориентирующихся в таких ситуациях на определенные процедуры и технологию принятия решений?


По-хорошему, до формулирования единой позиции по этому вопросу и Шеверду, и Туги надо отпускать из-за отсутствия состава преступления. Можно назначить ещё одну независимую экспертизу. А чтобы она действительно была независимой, организовать её обсуждение хотя бы на уровне экспертного сообщества с обязательным опубликованием всех материалов, чтобы это не превратилось в научный междусобойчик.
Или, скажете, самый эффективный министр лесного комплекса Российской Федерации, сумевший за один год(!) уменьшить объем незаконных рубок на 48 процентов (с 1103,8 тыс. куб. м до 569, 7 тыс. куб. м), не достоин максимально честного и публичного разбирательства? Кстати, раз уж заговорили о незаконных рубках. У наших соседей в Красноярском крае они тоже сокращаются, но за прошлый год всего на 3,3 процента. Как говорится – почувствуйте разницу.


Лесная мафия и «теории заговоров». Послесловие


Как-то сама собой в интернет-сообществе возникла в истории с министром лесного комплекса тема теорий заговоров, мол, что только не придумает губернатор, чтобы выгородить своего подчиненного. Вон, дескать, про какую-то лесную мафию запел!


А между тем без ответа на вопрос, есть у нас лесная мафия или нет, по-настоящему понять ситуацию, в которую попал Сергей Шеверда – и Сергей Левченко, разумеется, тоже – невозможно.


Так вот люди, которые, оттопыривая пальчик, рассуждают сегодня о том, много или мало сделал Шеверда на посту министра лесного комплекса, наверняка знали (да уже подзабыли), что ещё несколько лет назад Иркутская область не имела от лесной сферы практически ничего: лишь 229 млн рублей за использование лесов получил бюджет Иркутской области в 2015 году, тогда как в нынешнем, для сравнения, в региональную казну «упало» 1,7 млрд. Налоговая отдача от предприятий ЛПК в прошлом году составила 10,3 млрд рублей, а в 2015 она была в 3,4 раза меньше. Тоже показательно, да?!


Но самое удивительное, что мы к тому же умудрялись раньше терять по нескольку миллиардов рублей ежегодно на возврате НДС. Ну, вот так как-то получалось, что объемы леса, которые поступали на таможню, превышали те объемы, которые лесники официально добывали и с которых платили налоги. Да так здорово превышали, что 18 процентов НДС, которые мы должны были отдать обратно лесникам, существенно – на несколько миллиардов рублей – превышали сумму всех налогов, которые до этого уплатили нам лесозаготовители.


И никого это не удивляло. Лишь только высокопоставленные чиновники обладминистрации, когда говорили об этом факте, смущенно отводили взгляд.


Как объяснить с одной стороны незрячесть и беспомощность правоохранительных органов в борьбе с незаконными рубками, а с другой – щедрость и лояльность властей? Ответ очевиден.
Люди, которые утверждают, что никакой лесной мафии в области не было и нет, а губернатор всё придумывает, либо профаны, которые ничего не знают, либо… Сами часть этой мафии!

Артём Световостоков

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Слушайте, то, что вы несете, это полная ахинея! Так нельзя! Создается ощущение, что вы против всего, что составляет естественный порядок вещей. Вам доставляет удовольствие издеваться над людьми. Вы анархисты и даже террористы!

 

Ольга Сырцова, госслужащая