вверх
Сегодня: 16.12.18
7.png

Созидательный гендер, или Почему так мало женщин в региональной политике

Помните фразу одного монарха о том, что кухарка может управлять государством? Правда, теперь говорят, что шеф-повар — не женская профессия. Теперь вообще много говорят о гендере — это тренд. И логично было бы, чтобы Мизулина боролась не против стрингов, а с домашним насилием в семьях, как мне кажется. Женские права — хорошая тема для современности, в разумном, конечно, ее понимании. 

 

Есть у меня такая мечта: когда-нибудь мэром нашего города станет добрая и умная хозяйственная женщина, которая заботливой материнской рукой как-то приведет все это в порядок: вылечит дорожного клещика, помирит рассорившихся детей, обустроит уют. Это, конечно, очень романтическая иллюзия, но иногда мне кажется, что наш город стал слишком мужским и немного нежности ему не повредит. 

 

По моим личным оценкам, одни из обсуждаемых тем года в России — феминизм и харассмент. Женщины начали говорить о своих проблемах вслух, и это очень здорово. Правда, за скандалами о разоблачениях домогательств в высшем политическом эшелоне, как правило, ничего не следует. Украдкой похвала «настоящему мужику» на кухне – и ни одного стоящего законопроекта. Ни отставок, ни суда, ни следствия. Разве что санкции. 

 

Я никогда не была оголтелой феминисткой, пока не стала задумываться о том, сколько сложностей в работе возникает иногда по причине каких-то не самых правильных предрассудков и устоев. Это, конечно, не повод вступать в ряды борцов за права женского пола и идти выступать на сквер с одиночным пикетом, мы же взрослые люди. Но страшнее в этом всем только замалчивание проблемы. В работе — любой — все мы профессионалы, не имеющие пола. Но иногда очень хочется напомнить коллегам, что вообще-то я женщина, а значит априори физически немного слабее: не надо скидок, хватит уважения. 

 

Понимание вопроса и феминистической проблематики в стране только формируется — иногда через крайности, но, тем не менее, очень интересно наблюдать за переменами в парадигме отношения полов. Я с удивлением начала изучать неврозы и домашнее насилие, а тут звонит как раз создатель «Кулуаров» Андрей Фомин и предлагает что-то написать про женщин в региональной политике. До обстоятельного политического обозревателя мне как до Луны пешком, но, по гендерному признаку, вроде я могу, вероятно, что-то сказать по теме. 

 

Пока искала концепт, отправилась поужинать с одной подругой с опытом работы в правительственных структурах, спросила — как оно там и хочет ли она туда снова? Ответ — ни ногой. Поговорила с политическим обозревателем и получила бесполый ответ: работать в нашей политике я бы и врагу не пожелал, а тем более женщине. 

 

Изначально я тоже ответила бы на вопрос редактора о том, почему в региональной политике так мало женщин, в двух словах: это слишком нервно и нерентабельно. И вся система лишает женщину какой-то основы, хрупкости. И куда более продуктивно менять мир другими путями: развивая общественный проект, как многие и делают, или занимаясь созидательным бизнесом, который тоже как-то делает город и среду краше, — вот в этих сферах хороших женских примеров хоть отбавляй: кто-то сажает деревья и проектирует скверы, другие создают моду, третьи делают глянцевые СМИ и открывают цветочные и кофейные лавки. От Матери Терезы и принцессы Дианы женщины украшают и спасают мир, но куда проще делать это в партнерстве с системой, но вне ее. Почему так? 

 

Думаю, что специалисты по ведическому образу жизни и сияющим чакрам смогли бы объяснить отсутствие большого числа женщина в политике более элегантно. Вот, например, одна из школ женской женственности доказывает, что нужно носить только юбки, ибо брюки блокируют нормальную циркуляцию энергии. Короче, вся наша проблема в штанах — и нечего женщинам делать в серых кабинетах. 

 

В таком контексте это едва ли было бы хоть сколько-то взвешенным мнением, и потому я решила вспомнить свой личный опыт работы журналистом в сфере молодежной политики и заодно посоветовалась с женщинами с опытом. 

 

В итоге родилась — без претензии на глубину социологического исследования — классификация женщин по пути их прихода в политику и по тому, на сколько процентов они остались женщинами. 

 

1. Бизнес-леди 

 

Женщины, которые пришли в политику для того, чтобы лоббировать интересы своего бизнеса и защищать дело на законодательном или административном уровне. Мы ведь все знаем, что если ты играешь по-крупному, то зачастую единственный шанс договориться с системой — стать ее частью. Собственно, в этой ситуации женщина — бизнесмен и визионер, она принимает стратегические решения для будущего. Для нее статус депутата или министра — просто инструмент, такой же, как лизинг или трактор. 

 

И то, как показывает наш региональный опыт, высокий политический статус в итоге не страхует тебя на сто процентов от сумы и тюрьмы. Второй вопрос — можно ли считать акул бизнеса стопроцентными женщинами? Это сильные волевые люди, которые могут способно выглядеть, но по сути поступков они куда более мужественные, чем часть местных чиновников противоположного пола. Для большого бизнеса вообще нужна большая смелость, особенно в наше время. 

 

2. Потомственные политики

 

В нашем регионе пример редкий, но в центральной части страны встречается немного чаще: дети крупных политиков продолжают линию родителей. В монархической России примеры были куда более приятными, но и сейчас пара-тройка таких золотых детей пытаются встать к рулю. Их к этому готовят. 

 

Они симпатичны тем, что получили хорошее тематическое образование и воспитание и вроде как понимают, что они делают. И да, они похожи на женщин, чем лично мне и приятны, это не мужчина в юбке. Они декларируют опять же равенство и братство, вполне взвешенные программы без акцента на феминизм. Но в Иркутской области я таковых вспомнить не смогла, так что вроде как это и не предмет нашего обсуждения. 

 

3. Выдвинутые общественностью

 

Женщин, которые занимаются общественной или социально важной работой, приводят в политику их избиратели. Хороший и честный путь, но очень ответственный. И в этом случае, как мы увидели недавно, даже сильная народная поддержка не может стать гарантом правоты или «защитой от дураков». Опять же это отнимает столько времени, что неясно, как при этом успевать следить за модой и домашним хозяйством, – удержаться бы на плаву.  

 

К слову: да, общественная работа и спасение мира женщинам удаются гораздо лучше, чем мужчинам. Стоит посмотреть, сколько женщин руководят благотворительными, социальными и экологическими фондами, — виртуозно, последовательно, в некоторых случаях достойно восхищения. И как элегантно им удается решить некоторые проблемы. Но вообще, лично я бы сказала, что жизнь для других тоже сказывается на женщине как душе семьи и создает амазонку, которую закаляют бои с домами разной степени серости. 

 

4. Досиделись 

 

Пожалуй, самая грустная категория женщин в политике. Исторически они прижились в административных кабинетах чуть ли не со времен комсомола и позиции свои не сдают. Они прошли долгий путь от секретарей и дальше, примерно и чинно делали свою работу, сильно не высовывались (первое правило уверенного карьериста в СССР) – и в итоге пришли на какую-то среднего рода руководящую и политически весомую должность. За нее они будут держаться насмерть, потому что в этом случае важна белая зарплата, премии и стабильность. Это не пассионарии, но функционеры. И чаще всего они немного похожи на героиню «Служебного романа» — строгие, без макияжа, высокого стиля и лишнего кокетства. Без звезд с неба и сильных заявлений они спокойно работают в своем кресле. 

 

5. Амбициозные любовницы 

 

Очень красивая категория женщин в политике при наличии хорошей поддержки за плечами. Активные, яркие и гораздо более свободные, чем большинство остальных. Кто-то из них доходит до самого высокого уровня власти в стране – и этим сложно не восхищаться, можно только позавидовать. Хороший пример построения карьеры в политике за счет прокачанной женской чакры, хитрости и в чем-то мудрости. Очень женский пример, и если за ним стоит идея, то, может, он не так уж и плох. В такой ситуации я бы желала здоровья покровителям этих женщин, потому как продолжительность карьеры зависит во многом от них. С другой стороны, хорошее образование и талант могут помочь остаться на своем месте в любой непонятной ситуации — и приходит вес, стаж, солидность. 

 

Разумеется, вся эта классификация не отвечает на главный вопрос, почему женщин так мало в политбомонде [политикуме]:  в общем и целом по стране и по региону мы видим достаточное количество женщин на топовых должностях в больших компаниях, общественниц и социальных активисток. Но не в политике. Они в нее приходят, но не задерживаются. Как говорит одна моя знакомая, спасать Родину — крайне невыгодно. Сверхурочная работа, дефицит времени на семью и личную жизнь и не самая высокая зарплата — так себе вакансия. 

 

Что касается молодежи, тут и рассчитывать не стоит: поколение «игрек» понимает, что нужно приложить слишком много усилий, чтобы как-то пробиться в ряды власти? и лучшие годы жизни лучше потратить на что-то другое, более прибыльное. А если говорить о женской мотивации идти в политику искать мужа, тут есть множество более простых вариантов: можно просто отправиться красивой в «Бродвей» и посмотреть там всех кандидатов – без претензии на какое-либо карьерное соперничество. 

 

Все было бы, наверное, немного лучше, если бы получалось работать в системной команде мечты — что-то строить сообща. Но тут слишком высок уровень непредсказуемости и частой смены других персонажей на руководящих должностях. Разговор о том, как мужчины попадают на свои высокие должности, заслуживает отдельного исследования, как мне кажется. Но совершенно точно в большинстве ситуаций в региональной политике они утрачивают свое благородство и прочие мушкетерские и галантные качества. 

 

Конкуренция и борьба за место «под солнцем» любой ценой и без строгого морального критерия лишает всю работу в политике последней черты романтического шарма без половой принадлежности. Принцессам тут не место. Есть только путь «баба-лошадь», но вряд ли он понравится современному здравомыслящему человеку. 

 

Вот тут я бы вернулась к любопытной мне теме феминизма и снова задала вопрос, на который никто не может мне ответить в Фейсбуке: с какого момента у нас стало нормальным явлением публично оскорблять и унижать женщин. И почему особенно тонкие формулировки гадостей в адрес публичных женщин стали элементом бравады, поддакивания и прочей симпатии. Все это похоже скорее на социальную болезнь. Но и нормальная женщина, глядя на все это, лучше пойдет и купит себе новые туфли и посмотрит кино с детьми, чем будет мечтать о карьере какого-нибудь министра или мэра. А вы спрашиваете, чего так мало женщин в политике? Да не у всякой есть столько смелости и упрямства, хитрости, чтобы жить во всем этом. 

 

Есть еще неделикатный вопрос к мужским качествам в региональной политике: честных и ответственных не так и много. А вот всего того, что обычно приписывают женщинам, вполне достаточно: трусость, интриганство, мелочность, злопамятность и мстительность, нарциссизм, подхалимство и так далее. Помножим все это на чисто локальную особенность — неумение выстраивать долгосрочные партнерские отношения и уважать своего оппонента. Мне кажется, пусть это будет лучше чисто мужским миром с его играми и развлечениями, а мы тут лучше тихонько цветочки посадим и о детях позаботимся. 

 

«Саша, так ты предлагаешь сложить лапки и сдаться?» — спросите вы. Нет, я предлагаю научиться не бояться: говорить вслух, сочинять петиции, называть идиотов идиотами, не соглашаться на полумеры, ходить на митинги и продолжать делать то, что вы считаете правильным и важным. И, конечно, если того требуют душа и обстоятельства, строить политическую карьеру по всем канонам XXI века. Только – на совесть и с пониманием конечной цели, а не как бывает. На волне какого-то внутреннего чувства политического бессилия и общей безысходности никому не повредят новые идеалы и новые лица. 

 

Путей-то вон сколько, оказывается. И если начать что-то делать, как-то шевелиться и, по крайней мере, говорить об этом, тогда, наверное, система начнет меняться, уж точно ей это не повредит. А там и законы добрые кто-нибудь придумает, и женщина мэром станет – мне хочется верить, что это все возможно. 

 

Александра Поблинкова

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НИКОГДА НЕ НРАВИЛСЯ И НЕ НРАВИТСЯ АНДРЕЙ ФОМИН. НО ЕСЛИ БЕЗ ШУТОК, ХОТЯ БЕЗ ШУТОК НЕ ОБХОДИТСЯ ВСЕ РАВНО: ЕСТЬ КАКИЕ-ТО КОММЕНТАРИИ, ЕСТЬ КАКОЙ-ТО СТЕБ. И ЭТО НИСКОЛЬКО НЕ МЕШАЕТ ПРОНИКАТЬ ВГЛУБЬ "КУЛУАРНЫХ" ПРОЦЕССОВ, ПРОИСХОДЯЩИХ ВОКРУГ ТОГО ИЛИ ИНОГО СОБЫТИЯ, - И, ПОЖАЛУЙ, ЭТО САМАЯ ВАЖНАЯ , ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ В "ИРКУТСКИХ КУЛУАРАХ", КАЖДЫЙ ВЫПУСК КОТОРОГО Я С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ И ЧИТАЮ ОТ КОРКИ ДО КОРКИ.
 

Леонид Альков, заместитель начальника управления пресс-службы и информации губернатора Иркутской области и правительства Иркутской области