вверх
Сегодня: 10.12.19
6.png

Тотальная проверка или искоренение турбизнеса на Байкале?

О шумихе, связанной с проверкой турбаз на Байкале, сегодня не говорит только ленивый. Экологи и просто жители нашего региона ратуют за подобную активность со стороны властей: наконец-то у нас наведут порядок – и мировая жемчужина будет в полной безопасности! Предприниматели, они же владельцы турбаз вдоль Байкальского побережья, напуганы прокурорскими проверками и исками в суд от природоохранной прокуратуры: как работать в таких условиях и кому выгодно ставить черный жирный крест на всей прибайкальской туриндустрии? Так в чем же суть вопроса?



«За последние несколько лет турпоток в Иркутскую область и на озеро Байкал вырос», – отчитываются в Агентстве по туризму Иркутской области. Ежегодно это около 1,2–1,5 млн туристов. В прошедшем, 2018-ом, по словам Василия Мальцева, начальника отдела туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», территорию только Прибайкальского национального парка посетили почти 124 тысячи человек. Это в 10 раз больше, чем в 2012 году. В основном приезжали на остров Ольхон жители Дальнего Востока, москвичи, петербуржцы, новосибирцы и красноярцы. Если раньше более 50% гостей были иностранцами, в основном это китайцы, то сегодня их примерно на 10% меньше россиян.


В августе прошлого года мы наблюдали, как один за другим автобусы подвозят к переправе на Ольхон ярко одетых гостей из Поднебесной. Около 30 человек на пароме были китайцами, 2–3 пары англоязычных и человек десять русскоговорящих.


По прогнозам агентств по туризму, количество любителей попутешествовать именно в нашем регионе увеличится, особенно если будет вестись грамотный менеджмент привлечения туристов и появится достойная инфраструктура.


«Ура! – может подумать обыватель, – наконец-то свершилось! Наша область получит хорошую прибыль за счет туризма». Как бы не так. И дело вовсе не в финансовых вложениях. Правовой бардак, а кто-то его называет и правовым беспределом, как это парадоксально ни звучит, на нынешнем этапе мешает цивилизованно развивать туристическую отрасль на Байкале.



Палки в колеса



Все дело в том, что с 1999-го года существовал Закон об «Охране озера Байкал», по которому все и жили. Была установлена определенная ширина водоохранной зоны. Следует понимать, что это особая защитная полоса, на территории которой, согласно Водному кодексу Российской Федерации, вводятся определенные «ограничения хозяйственной и иной деятельности»: запрещено строить скотомогильники, размещать автозаправочные станции, склады горюче-смазочных материалов, сбрасывать сточные и дренажные воды и пр. Например, ширина водоохранной зоны вдоль ручьев, согласно Кодексу, – 50 метров, вдоль рек – 100–200 метров, а граница зоны вдоль озера Байкал была установлена в 500 метров. В том же Законе об «Охране озера Байкал» было определено и «Экологическое зонирование Байкальской природной территории». Это центральная экологическая зона (ЦЭЗ), буферная экологическая зона и экологическая зона атмосферного влияния до 200 километров на запад и северо-запад от озера. В 2001-ом году были утверждены запрещенные виды деятельности для ЦЭЗ, границы которой определены были через пять лет – в 2006-ом.


Чтобы с этим разобраться до конца, следует понимать, что, по закону о Байкале, ЦЭЗ включала в себя Байкал с островами и водоохранной зоной, парками и заповедниками. Однако при разработке границ ЦЭЗ ученые в 2006-ом году включили туда населенные пункты, сельхозземли и земли рекреации. Это повлекло наложение запретов на те территории, которые не обозначены в Законе «Об охране озера Байкал» и не подлежали запретам в части размещения на них очистных, полигонов отходов, автозаправок, СТО, предприятий связи и ЛЭП.


Полная неразбериха началась с 2015-го, когда законодательно границы водоохранной зоны утвердили по границам центральной экологической зоны, чтобы скрыть созданное нарушение закона о Байкале в части состава территорий, а это ни много ни мало – целых 80 км! В эти границы попали такие поселки, как Большое Голоустное, Листвянка, Большие Коты, Куреть, поселки Ольхона и множество других. Среди городов – Слюдянка, Байкальск. В итоге по всей ширине этой зоны запрещено теперь все, что было запрещено в границах водоохранной зоны.


По словам предпринимателей, в прошлом году прокуратура начала активные проверки именно в отношении юридических лиц – владельцев турбаз у Байкала, особенно тех, у кого земля находится в собственности. Владельцы турбаз считают подобное не случайным. По их мнению, это делается намеренно с той целью, чтобы после аннулирования сделок купли-продажи было проще закрыть и остальные турбазы, у которых земля находится в аренде.


(Кстати, предприниматели, которым предъявлены исковые заявления от прокуратуры, по понятным причинам в данной статье пожелали остаться инкогнито: зачем усугублять и без того шаткое положение? Владельцы турбаз, у которых по результатам прокурорских проверок все в порядке, тоже решили остаться неназванными.)


– Как нам жить и развивать свой бизнес дальше в такой обстановке? – недоумевают хозяева баз отдыха. – Например, наша турбаза находится в 500 м от Байкала, и раньше это не было нарушением. Мы более 20 лет облагораживали территорию, очищали ее от мусора, строили новые гостевые дома, утепляли их для зимнего отдыха, покупали автомобили для подвоза продуктов, строительных материалов, организовывали доставку туристов к месту размещения. Сейчас наш бизнес в прямом смысле висит на волоске. Есть очень большая вероятность того, что нам не только не продлят договор аренды, который у нас заключен на 50 лет, но и отберут землю, находящуюся в собственности. И такие прецеденты уже есть. Например, сделку купли-продажи ООО «Звезда Байкала» с местными властями признали недействительной, поскольку земля находится в водоохранной зоне Байкала.


В данной статье мы вовсе не встаем на защиту турбаз, которые «подходят» близко к берегу, загораживают доступ к озеру, строят базы на категориях земель под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), сливают канализационные стоки в озеро, самовольно захватывают землю, незаконно размещают на ней строения и в целом грубейшим образом нарушают и продолжают нарушать природоохранное законодательство. Проверки в отношении нарушителей нужны, с этим никто не спорит. Но есть же и турбазы, хозяева которых все делают правильно, по закону. Более того, как нам теперь известно, в зоне 80 км от озера находятся не только турбазы, но и жилые поселки. Получается, всех надо под корень? Местные жители уже не могут без соответствующих разрешений не только строить, но и реконструировать старый дом. Многодетным семьям не разрешают строить дома с использованием материнского капитала.
 


А воз и ныне там



Иркутские экологи считают, что все предприниматели твердо намерены бороться с границами водоохранной и экологической зоны, а не добиваться легальной организации турбизнеса в их границах.


– Ничего подобного, – говорят владельцы турбаз. – Здесь мы солидарны с экологами.


Многие владельцы турбаз считают необоснованными обвинения экологов в том, что именно благодаря их бизнесу вода в заливах загрязнена фекальными и бытовыми стоками, и не согласны с тем, что туристы в палатках приносят меньше вреда:


– На самом деле вред от «дикого» туризма огромен. Их никто не контролирует в плане уборки. В итоге – горы мусора, которые нам приходится постоянно убирать даже за пределами территории наших баз. Некоторые предприниматели почему-то считают, что на турбазах запрещены септики. Септики разрешены, и их необходимо строить, а вот строительство локальных очистных сооружений, когда жидкие отходы после определенной очистки будут уходить в грунт или сливаться в воду, – запрещены. Мы же теперь находимся в ЦЭЗ. Подобные очистные малому туристическому бизнесу необходимы как воздух, и мы очень надеемся, что закон все же повернется в нашу сторону.


Практически на всей территории Байкальского побережья отсутствует центральная канализация. Все турбазы обязали установить септики, иначе будет невозможно работать в этой отрасли. Септик – это первое, с чего начинается прокурорская проверка. Проверяется и наличие договоров на вывоз ТБО. Оба эти условия сегодня являются обязательными.
Еще одним ударом по турбизнесу станет и то, что с января 2019-го года договоры с местными перевозчиками, занимающимися вывозом твердых бытовых отходов (ТБО), считаются недействительными. Теперь их место займет региональный оператор ООО «РТ-НЭО». Когда к делу приступают региональные операторы, владельцев турбаз, впрочем, как и всех жителей нашей области, ожидает одно – повышение тарифов. Согласно новым утвержденным тарифам стоимость вывоза одного куба мусора теперь будет обходиться в 522,89 рубля. Большинство собственников уже успели получить «письма счастья», где четко написано: до 31.12.2018 им необходимо было заключить договоры с данной фирмой на вывоз ТБО.



Кто виноват, и что делать?



Удивительно, но в то время, когда в Иркутской области «кошмарят» туристический бизнес, в Бурятии относительно спокойно. Их, конечно, тоже проверяют, но гораздо меньше, чем здесь. При этом всем известно, что экологические проблемы на берегах Байкала со стороны Бурятии стоят еще более остро, нежели в нашем регионе. Представители различных общественных и благотворительных организаций, чья деятельность связана с охраной уникальной экологии озера и развитием турбизнеса на Байкале, считают, что вопрос с озером и его территорией должен решаться на государственном уровне комплексно. И дело вовсе не в том, чтобы «перевести стрелки» на Бурятию. Озеро – это единый организм, который нецелесообразно делить на органы и затем заниматься лечением каждого отдельно.


Пока вопросов больше, чем ответов. С какой целью затевалось подобное масштабное мероприятие? Для развития туристической инфраструктуры на Байкале? Для защиты озера? Для комфортного проживания местного населения, жизнь которого на данной территории теперь под большим вопросом? Для диких животных, которые смогут спокойно разгуливать на обезлюженной территории?


Среди владельцев турбаз, обывателей и даже людей во власти существует два мнения, ради чего затевалась подобная «зачистка».


Мнение первое. Вопрос лежит в противоречиях между Федеральным законом «Об охране озера Байкал» и пресловутым Постановлением Правительства РФ N643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории». Разрешить эти правовые коллизии можно только на правительственном уровне.


Мнение второе. Подобная акция выгодна кому-то на самых верхах. Местные власти сами стали заложниками ситуации, на которую повлиять не в силах, – постановление-то федерального уровня. По всей видимости, идет передел собственности и освобождение территории Ольхонского района – именно здесь наиболее активно проводятся прокурорские проверки – под некоего конкретного (-ых) заказчика (-ов).


Остается только надеяться, что экология Байкала будет сохранена, что предприниматели будут вести цивилизованный бизнес в рамках закона, а коренные жители – проживать в комфортных условиях с хорошо развитой инфраструктурой. Как будут развиваться события на самом деле – время покажет.

Александра Кирияк

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Интересный журнал, правда, редко попадается мне в руки. Я больше ваш сайт читаю. Там ведь тоже есть статьи из журнала. Что-то мне нравится, с чем-то я не совсем согласна, но в целом читать интересно.

 

Мария Корзун, специалист отдела маркетинга