вверх
Сегодня: 16.11.18
5.png

У «Иркутских кулуаров» день рожденья!

28 апреля у журнала «Иркутские кулуары» день рожденья. Ему исполнилось 30 лет. Ну, шучу, шучу! 30 лет ему исполнится через 20 лет. А пока ему лишь 10 лет, а цифру в три раза большую я привёл как нечто подсознательное, в качестве мечты. Ну или – в качестве элемента футуристической культуры. Заглядывать в будущее, прогнозировать – это ли не дело для серьёзных людей, не правда ли? А мы – те, кто создаёт такой журнал, – очень серьёзные ребята. Очень!

 

И доказательством можно считать хотя бы то, что организаторы научно-практической конференции «Регион в стране и мире – тенденции и динамика политического развития», прошедшей недавно в Иркутском госуниверситете, пригласили меня выступить и рассказать, как это, ёлки-моталки, общественно-политический журнал в провинции выжил? 

 

И не просто выжил, добавил бы я, а остался собой.

 

Я сделал такой доклад и, в частности, рассказал, что ситуацию с журналами в стране вообще плохой не назовёшь. В принципе. Как и с печатными изданиями в целом. Разговоры о том, что газеты и журналы на бумажных носителях доживают последние деньки, – это миф. Неправда, если судить по цифрам и отраслевым тенденциям.

 

Доля журналов и газет в общем объёме СМИ составляет 37% и 28% соответственно. Доля интернет-СМИ, чтоб вы понимали, – всего 11%. 

 

При этом за 12 месяцев с 2014 года – того года, когда в нашей стране официально стартовал экономический кризис, – по 2015-й число интернет-ресурсов, работающих как СМИ, увеличилось на 17%, а журналов на 12%. При том, что их и так было несравнимо больше, чем медиаресурсов в Интернете.

 

Другое дело, что общественно-политические журналы – в отличие от общественно-политических газет – сосредоточены в большинстве своём в федеральном центре, в Москве. И большинство это подавляющее, если не сказать – исключительное.

 

Я провел небольшой поиск в Интернете, ориентируясь в основном на те города, которые входят в число лидеров по общему количеству действующих СМИ, а также на те, которые являются, по моему разумению, некими признанными выразителями провинциальной политической жизни. Нет, мне уже доводилось слышать от профессоров МГУ, федеральных политологов и журналистов, что издания, подобного «Иркутским кулуарам», они в российской глубинке никогда не встречали. Но хотелось проверить…

 

Так вот полноценный общественно-политический журнал есть в Московской области. Он называется «Подмосковье», но считать его провинциальным – в 50 км от Кремля, согласитесь, можно очень и очень условно.

 

Есть ещё журнал, который называется «Уральский федеральный округ» в Екатеринбурге. Вкаком режиме и формате он выходит и выходит ли вообще, выяснить не удалось, потому что его сайт не работает и ссылок на публикации в Интернете нет.

 

И есть журнал «Югра», учредителем которого является правительство Ханты-Мансийского автономного округа, и говорить о его публицистичности, которая является основным неформальным критерием реальной общественной-политической характеристики журнала, тоже вряд ли стоит. 

 

Это всё. Ни общественно и даже политически активные некогда Самара, Нижний Новгород, Краснодар, Новосибирск, Красноярск информацию о наличии общественно-политических журналов на бумажных носителях по запросу в поисковиках не предоставляют. Более того, не предоставляют они информацию и во временном контексте – как вариант того, что такие журналы там когда-либо были. Скорее всего, и не было. И скорее всего «Иркутские кулуары» действительно являются сегодня уникальным явлением для российской медиасреды. Вспоминаю в этой связи репортаж на одном из федеральных телеканалов, в котором журналист впал в ироническое недоумение от названия нашего журнала, аккредитованного на последней предновогодней пресс-конференции президента страны. Дескать, в Иркутске – кулуары? Что это вообще такое? Но это такое. Это факт.

 

Подчеркну, что Иркутская область не входит в число регионов-лидеров по количеству СМИ. И я не преминул бы на этом фоне похвастаться какими-то особыми качествами нашей редакционной команды, придумавшей необычный журнал, если бы не одно обстоятельство… Если бы он был совершенно необычным. Но дело в том, что до нас уже существовал полноценный общественно-политический журнал – «Губерния», который выходил достаточно регулярно, и это было хорошее, достойное издание. Его наличие само по себе подтвердило, что печатный продукт такой направленности востребован. В Иркутске для этого есть общественная среда, этому помогает политическая ситуация.

 

Не мне вам рассказывать о нюансах и перипетиях региональной политической жизни, но за 8 месяцев 2008 года, когда появился наш журнал, мы вышли 9 раз: то есть чаще, чем раз в месяц. В этот год были выборы в Законодательное собрание региона, и наш журнал буквально рвали из рук в поисках информации, которая бы проливала свет на ключевые проблемы в экономической, социальной и других сферах жизни. 

 

Перефразируя высказывание американского драматурга Артура Миллера о газетах, можно сказать: «Хороший журнал — это когда общество говорит с самим собой». 

 

Нам в этом смысле повезло, потому что при всей напряженности общественной жизни в регионе политические и медиаэлиты выдавали крайне мало информации о происходящем. Большая часть информации была загламурена, заглажена, а материалы об острых проблемах воспринимались исключительно в рамках политической или некой межэлитной борьбы, они считались заказом на очернение.

 

А общество хотело поговорить. И послушать. Помню, с каким восторгом люди читали материалы на модных тогда интернет-ресурсах «Алдана» (она же «Чайхана») и «Бабр». Но читать-то читали, а верили далеко не всегда, потому что это было виртуальное пространство, к которому ещё не привыкли в достаточной степени. Мы выходили в бумаге. А что написано пером, то, как известно, не вырубишь топором. То – правда.

 

И в Сером доме было немало случаев, когда рядовые сотрудники отпечатывали на ксероксе некоторые из материалов, опубликованные в нашем журнале, чтобы показать начальству, дома или где-то ещё. Они такого не читали нигде. Даже в Интернете. Огромный ажиотаж вызвал, например, материал с версиями нашего аналитика о том, почему силовые структуры взялись за предпринимателя Татьяну Казакову, начали её преследовать. Я разговаривал потом с представителем ФСБ, и тот признался, что одна из версий, которую выдвинули мы, была верной. Ничего личного.

 

А мы изначально и взяли курс на то, чтобы ничего личного в редакционной политике не было. При том что журнал по сути – подборка личных, крайне субъективных и особых взглядов разных авторов на те или иные жизненные ситуации, мы не хотели давать читателям ни малейшего повода думать, что можем действовать против кого-то или чего-то не по собственной воле, а по наущению, за деньги. Поэтому срабатывал эффект доверия к журналу – несмотря на известное утверждение Марк Твена. Помните, он писал? 

 

«Мы часто с сожалением вспоминаем о том случае, когда Наполеон стрелял в редактора журнала, но промахнулся и убил совершенно другого человека. Намерения-то у него были благими…»

 

Разумеется, мы по-прежнему очень дорожим доверием читателей к нам, считаем его ключевым. Всех гостей номера, а также тех, кого критиковали, мы постоянно опрашивали, чувствуют ли они, что мы были необъективны, что сознательно старались их обидеть. Кто-то обижался, безусловно, но абсолютно все признавали, что наш подход к теме был честным. Мне кажется, это важно понимать! 

 

Выпуск журнала всегда связан с достаточным количеством денег. И мы находили эти деньги, по моему убеждению, прежде всего потому, что нам как раз верили, доверяли. В какие-то моменты, когда я готов уже был объявить о закрытии журнала, обязательно находился кто-то из бизнесменов, кто вытаскивал 50, 100 или даже 200 тысяч и говорил:

 

– Я хочу, чтобы вы просто выходили и рассказывали обо всём так, как считаете нужным.

 

А один бизнесмен, ставший впоследствии первым заместителем губернатора области, как-то высказался афористично, выдавая комплимент журналу:

 

– Я не хочу знать Правду, я хочу с вашей помощью знать, как было на самом деле.

 

Надо отдать должное и властям региона и города. Они тоже на каком-то этапе поняли, что такой журнал нужен, что ему нужно помогать, не загоняя его/нас в прокрустово ложе своих политических хотелок. И помогают!

 

Перекидывая мостик к теме предвыборных кампаний, хочу заметить, что многие технологи и кандидаты на выборные должности сегодня совершенно не учитывают, что запрос на доверие в Иркутске очень велик. Люди хотят доверять, хотят ощущать ментальное, моральное единство с теми, кто к ним обращается за политической помощью, а не чувствовать себя пешками в некой игре. Быть может, поэтому, не исключено, явка на выборах в Иркутской области – притча во языцех для всей страны. Избиратели хотят, чтобы с ними разговаривали как с людьми, а не как с марионетками, о которых вспоминают лишь накануне политического спектакля. 

 

В какой-то момент мы понимали, что СМИ в Иркутске жёстко стратифицированы: одни ориентированы и влияют (или думают, что влияют) на некое чиновничество, включая обитателей административных зданий городского и регионального уровней, другие – на так называемых простых людей. Глянцевые журналы, которых одно время развелось более двух десятков, – кормили разум и душу среднего и мелкого бизнесмена, который в Иркутске искал возможности для самовыражения в публичной среде, но имел только возможность показать своё благополучие.

 

Один из банкиров мне жаловался в то время – с иронией, конечно:

 

– Вот есть журнал «Красивые люди», но он – о красоте. А я не красивый человек. Есть журнал «Богатей», но хвастаться богатством я не хочу. Мне это не надо. Есть масса журналов про удовольствие, еду и деньги, но поговорить-то мне о том, что волнует меня, – негде! 

 

И это правда. Негде поговорить было и представителям интеллигенции, вузовского сообщества, которые, как известно, поговорить-то любят. Поговорить с расчётом, что представители других страт услышат, поймут. В этом смысле журнал «Иркутские кулуары» выполнял функцию общественной переговорной площадки – в силу своих скромных сил и возможностей, конечно. 

 

Мы были единственными, кто публиковал мнение либеральной общественности, например делал интервью с Владимиром Миловым, Александром Кыневым и другими. Больше в Иркутске они нигде в СМИ показаться не могли. А у нас существовали и существуют рубрики «Стенка на стенку», «Есть мнение» и так далее, где некая альтернативная точка зрения не просто возможна, но и приветствуется. Мы долгое время позиционировали себя в рекламе как журнал альтернативных мнений. Другое дело, что озвучить публично своё особое мнение в Иркутске до сих пор готовы единицы, – это да. Иркутск очень альтернативен и общественно активен в основном на кухнях и в Фейсбуке

 

Когда мы начинали, большинство из тех, с кем я советовался по поводу журнала, давали нам жизни год–два. Дескать не найдём денег, иркутские бизнес- и политическое сообщества скуповаты на всё, что не касается его восхваления или очернения конкурентов. Мы продержались. Не уверен, что продержимся ещё достаточно долго: с деньгами действительно стало хуже, гораздо хуже. То ли сказывается экономический кризис, то ли иркутяне перестали хотеть поговорить, но… Кто знает? Иркутск не раз преподносил сюрпризы в общественной сфере. Иркутск в этом отношении – город контрастов.

 

И спасибо всем, кто создавал журнал все эти годы. Не буду перечислять журналистов и просто умных людей, пишущих для нас, дизайнеров, фотографов, художников, корректоров – забуду ведь кого-нибудь, а это неправильно. Спасибо всем! Спасибо политикам, чиновникам и общественным активистам, которые принимали участие в качестве гостей журнала! Спасибо коммерческим партнерам, спонсорам и рекламодателям – даже не знаю, как вас отблагодарить ещё! Спасибо коллективу «Восточно-Сибирской типографии», который с нами вместе делал и делает каждый номер! 

 

Но главное спасибо – нашим читателям! 

 

Господи, ну вот куда бы мы без вас?

 

Андрей Фоимн

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Я СЛЕЖУ ЗА ВЫХОДОМ ЖУРНАЛА «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» НЕ ПОТОМУ, ЧТО Я ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН СО ВСЕМ, ЧТО ВЫ ПИШЕТЕ И ЧТО ГОВОРЯТ ВАШИ ГОСТИ. СКОРЕЙ, НАОБОРОТ. ИНЫЕ МНЕНИЯ, ОТЛИЧНЫЕ ОТ ОБЩЕПРИНЯТЫХ, РАЗЛИЧНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЖИВОТРЕПЕЩУЩИЕ ТЕМЫ – ВОТ ТО, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЦЕННО. ЖУРНАЛ ЭТИМ И ИНТЕРЕСЕН. РЕАЛЬНО ИНТЕРЕСЕН.

 

Тимур Сагдеев, депутат Законодательного Собрания Иркутской области