вверх
Сегодня: 18.02.20
8.png

Усолье-Сибирская аномалия

Уря, товарищи! Чернобыля в Усолье-Сибирском не будет. Но… это не точно.


Вчера председатель Законодательного Собрания Иркутской области Сергей Сокол без лишней скоромности заявил, что их «активная позиция предотвратила превращение Усольехимпрома в очередной Чернобыль», имея в виду, что в феврале 2019 года с территории Усольехимпрома вывезли 1082 баллона с ртутью.


Случай сам по себе уникальный, поскольку ни эксперты Роспотребнадзора, ни другие специалисты, обследовавшие ранее объект, не видели там никаких 1082 баллонов ртути, а это все-таки не иголка. Впрочем, лично я допускаю, что такая находка могла быть. Если у нас до сих пор на центральных улицах находят гранаты времен гражданской войны, что уж говорить о промплощадке площадью 24 квадратных километра! 


Удивляет другое. Еще в феврале этого года, когда депутаты ездили на злополучную промплощадку, Сергей Апанович, хорошо информированный координатор региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Иркутской области, обмолвился, что «с категории опасных снят и шламонакопитель — огромное озеро шлама, которое находится без водного зеркала и дает соответствующий фон».


И я тогда подумал, уж не тот ли это самый шламонакопитель, куда неизвестные слили 725 тонн ртути в ноябре 2017 года? Напомню, что до этого ВЕСЬ масштаб загрязнения строений и почвы Усольехимпрома оценивался компетентными специалистами в 600 тонн ртути.

 

И вот сейчас я даже не знаю... Если вывезено 1082 более-менее герметичных баллонов ртути, а 725 тонн металла оставили испаряться и «просачиваться в канализацию» плюсом к уже рассредоточенным по промплощадке шестистам тоннам, можно ли говорить о том, что экологическую катастрофу удалось предотвратить? Не будет ли это натяжкой?


Или не было никаких дополнительных 725 тонн ртути? Кому-то просто показалось? Учитывая, что столь представительная делегация выехала на место, да ещё и пренебрегая средствами индивидуальной защиты, – вполне возможно.


А если не было никаких 725 тонн ртути, то где гарантия, что были 1082 баллона с ртутью?


Может, нас просто кто-то водил/водит за нос и спекулирует на теме? Либо мы имеем дело с настоящей аномалией, где чудесным образом, пронзая пространственно-временной континуум, то появляются, то исчезают тонны опасного металла.


Но не всё потеряно. Цех 2101 никуда не исчезал, цистерны с четыреххлористым кремнием тоже, вроде, на месте. А главное, в истории с проектом демеркуризации одну из ключевых ролей играет родной Соколу Красноярск. Именно красноярцы, делавшие госэкспертизу, завернули  в 2017 году проект демеркуризации площадки Усольехимпрома из-за предполагаемого строительства саркофага. И это лично в меня вселяет оптимизм. Мне почему-то кажется, что если Сергей Михайлович хорошо попросит своих земляков, то они не будут чересчур придираться к новому проекту, предполагающему вывоз опасных веществ на полигоны. А, значит, нам не придется в который раз начинать все сначала. Это было бы настоящим прорывом.

 

Артём Световостоков

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Хорошо, что есть такой журнал, который нам помогает задуматься, обращает внимание на то, что в рутине мы стараемся не замечать, – да потому, что жить так проще, наверное... Иногда даже думаешь: вот что этим энтузиастам, этой Переломовой, Фомину и их журналистам больше всех надо, что ли? Ведь это такой труд, сколько времени, сил и нервов уходит на создание журнала. Остается сказать спасибо и пожелать развития и творческой бдительности к нелюбимому гламуру и пафосу.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер, директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK