вверх
Сегодня: 23.10.17
1.png

Вадим & Катя в костюмах из Минска

 

Вначале я хотела записать интервью с Катей. Меня удивила её судьба: примерная девушка, преподаватель японского, завкафедрой восточных языков в инязе вдруг оставляет все свои преподавательские экзерсисы и засовывает руки в песок.

 

– Коллеги меня не поняли. Как это – такие перспективы, статус… Многие только мечтают о подобной карьере! А я довольна, что ушла! Правда, сейчас дочка, когда её спрашивают, а кем работает мама, отвечает: «Песочным шоу». Будто я сама и есть это шоу!

 

Дети говорят правду! Катя Костюминская – это шоу, которое меня заворожило. Почти прозрачная хрупкая девушка, а в руках тяжеленный чемодан с песком. Чемодан раскрывается и превращается в стол. Да не простой, а с подсветкой! На стол высыпается песок и… Катя начинает кудесничать: из-под её пальцев появляется земной шар. На нём вырастает дерево. Идёт человек… И при этом вот настолько у неё необычная фамилия, что думаешь: какой-то в этом есть секрет! Какая-то семейная тайна! Какая-то неведомая пока связь чего-то с чем-то.

 

– Об этом надо с мужем говорить, – переводит стрелки Катя, – его фамилия.

 

Ну, с мужем – так с мужем! Впрочем, встреча с Вадиком ясности в вопрос не добавляет.

 

– От своего отца я помню две шутки. Папа говорил, что он работал кочегаром на самолёте. И я лет до 18 верил, что есть такая профессия – кочегар на самолёте, ну, тот, кто уголь подкидывает в топку!

 

– Ха-ха-ха! Ну, юморист: на самолёте! Кочегар!

 

– Да. И вторая шутка, что фамилия у него такая из-за костюма, в котором его в детдом отдали. Будто там была этикетка с надписью «Минск». То есть был он в костюме из Минска. И больше нам про фамилию ничего толком-то неизвестно.

 

Катя: Но мы ищем, ищем. И с кем мы списались – все оказались родственниками, а их немного – по пальцам пересчитать именно Костюминских, но зато очень много Гостюминских! Может, дело в произношении, или буквы перепутались?

 

Вадим: Отец родился в 1938 году, в 42-м они с братом попадают в детдом на Западной Украине, где немцы только прошли. Поэтому историю фамилии никто не знает. После войны было ремесленное училище, армия. Армейский друг перетащил отца в Улан-Удэ. Папа отучился на электромонтёра, попал на авиационный завод, там познакомился с мамой. Потом их судьба в Байкальск забросила, где они работали с основания БЦБК, и там уже родился я.

 

К: Когда военные архивы открыли, в списке погибших мы нашли дедушку, у него было очень необычное имя – Нарцисс, представляете? Мы думаем, что это отец отца, он 1924 года рождения. Ещё нашли сестру отца Янину. Фото ей отправляли – они очень похожие люди, яркие, с такими карими глазами.

 

В: Если бы скайп и фейсбук появились раньше, мы бы то поколение успели захватить, порасспросили бы их. А сейчас они уже ушли, и никаких воспоминаний нет, есть только отрывочные данные. Мы смотрим: два незнакомых друг другу человека – а они практически одно лицо. Много предположительно родственников в Польше, на Украине. Мы добрались только до брата отца – моего родного дяди. Он живёт в Крыму.

 

К: А мама Вадика папу называла «цыган». Он был очень красивый! Хоть и из детдома, но такой интеллигентный был, всегда носил береты, как художник. Мечтал работать краснодеревщиком. Мы думаем, он не смог реализоваться.

 

 

И, возможно, поэтому тема реализации в семье Костюминских – одна из основных. Генератор, директор и самый-самый главный организатор всей семейной движухи – Вадим. Именно он предложил Кате идею песочного шоу. И много-много других идей, которые вначале осваивает сам.

 

– А что больше всего тебе нравится делать, Вадим? Деньги зарабатывать? – Вадим занимается наружной рекламой, у него своя фирма.

 

– Да, деньги зарабатывать нравится. И ещё я люблю лепить из глины, из разных мастик. А вообще, у меня есть хобби: я собираю рукоделия.

 

– Как это?

 

– Все мастер-классы, какие возможно, прохожу, потом вывешиваю на стенку себе результат (Валяние красивое было, – комментирует Катя.). Вот моя коллекция пополнилась новым рукоделием – и забываю. Сегодня у меня их 35.

 

– И в чём прикол?

 

– Моя задача освоить всё, что существует!

 

 

Летом Костюминские отдыхали в Турции. Семья всю неделю не видела папу и мужа: он рисовал по воде. Нет, не вилами, а специальными кистями и красками. Эбру называется. А ещё Вадим любит, к примеру, скомандовать дома: всё, ничего не готовим, сейчас мы будем есть лапшу! Ну и все ждут лапшу – Катя, их дочки-погодки Ева и Эрика – ничего не готовят. А Вадик, прошедший перед этим в Камбодже у местного повара недельные «курсы» растягивания лапши из собственноручно приготовленного теста, тянет лапшу. Иногда не получается! Но чаще всё ж – успех!

 

В: Мы, кроме песочного, ещё одно шоу проводим – световое. Снова первыми в Иркутске вводим новый тренд.

 

К: Японцы меня просили для передачи, которую они с моим участием снимали, песком рисовать, и я рисовала, но в фильме этого не увидела.

 

Такие у них сплетения, у Костюминских, что надо объяснить. Катя со своим знанием японского когда-то уже училась в Японии – полгода повышала квалификацию. Вадим туда приезжал к ней, они вместе в Токио отмечали Новый Год. Тогда у них детишек ещё не было. После этого много всего произошло, многое случилось, и Катя снова стала мечтать о Стране Восходящего Солнца, посылать, так сказать, запросы Вселенной. Вселенная отозвалась: в нынешнем марте Екатерина Костюминская стала героиней японского шоу. Вторым героем оказался известный в Японии шутник, типа резидент японского Камеди-клаб. Мысль заключалась в следующем: человек из России и человек из Японии в одно и то же время выходят каждый из своего дома и едут домой друг к другу, в другую страну. А потом – обратно. И – кто быстрее. Идея, конечно, дурацкая. Но, говорят, в Японии шоу пользовалось успехом.

 

К: У нас отобрали все деньги, мобильники – даже общаться было сложно, выдали по тысяче долларов ему и мне, и мы в 9 утра отчалили из дома – каждый из своего. Думала, уезжаю на неделю, оказалось – на 11 дней. И как с утра мне микрофон цепляли, так до самого вечера. А мальчик тот, актёр, не знал русского. И хоть на него возлагались все надежды, он взял и растерялся! А я там, наоборот, собралась, они не думали, что я окажусь такой упёртой. Причём сценарий был выстроен так, чтобы мне сложно было оказаться победительницей. И всё же я победила! На 15 минут раньше приехала. Есть диск с этим фильмом, он в Японии шёл, 4 серии, делал его центральный канал Токио ТВ.

 

В: А у меня тут в итоге, во Втором Иркутске, ночевала вся японская съёмочная группа, а я их пирожками угощал. Для детей Катя оставила на каждый день пакетики с одеждой. В общем, я справился и Россию достойно представил, считаю.

 

К: Фильм назывался «Долгая дорога назад». Ну и, по сути, получилось, что это была и моя долгая дорога к себе самой. Чего всё же хочется в жизни? Себя не предавать. Мне так и сказали: Катя, ничего не бойся, не ночуй в ночлежках, держи планку, не опускайся! Будь смелой, не бойся – с этой мыслью я и поехала. Это понравилось, там ко мне очень хорошо отнеслись.

 

– Катя, а что тебе нравится в муже? Фамилия, наверное?

 

К: Да, фамилия! И чувство юмора. Его напор. До сих пор он меня спрашивает: что ты во мне нашла? А я его спрашиваю: а ты что – во мне?

 

– И что он отвечает?

 

В: Во-первых, Катя для меня была, есть и будет красивой женщиной. Я ею любуюсь – в ней есть такая женская красота – природная, истинная, которую ни за что не купишь, никакой косметикой не наведёшь. Потом, для меня японский – небесный язык. Я понимаю, что если человек изучил такой сложный язык, то он сможет говорить и на моём языке. Так оно и получилось! А ещё она подарила мне электрогитару – мечту всей моей жизни!

 

К: Вадик – самоучка, он всё может подобрать, всё сыграть. И теперь мы все вместе иногда поём под гитару!

 

В: А сейчас мы поняли, что вообще одинаковы, что мы вместе, чтоб пройти какие-то одинаковые вещи.

 

К: Да, как бы ни думали, какие мы разные, – и даже расстаться по этому поводу хотели, но в итоге оказались настолько одинаковыми, что исправляем в себе одно и то же – что я в себе, что Вадик в себе.

 

В: У нас есть цель: мы решили, что будем меняться друг рядом с другом и друг ради друга.

 

К: И будем менять те родовые программы, которые тащим поколение за поколением.

 

В: И чтобы дети были другие – не такие, как мы.

 

– А портных у вас не было в родне? Тех, кто мог бы шить костюмы?

 

В: Да вроде нет! Хотя…

 

Но всё же познакомились они в любительском театре, где он – заводной, задорный, заметный – играл главные роли. Она – в младшем составе, в массовке, скромная, светлая, выразительная. Там без костюмов уж точно не обошлось! У них и свадьба была театральная. Костюмированная. Правда, история упорно умалчивает, из Минска были те костюмы или нет…

 

Светлана Фомина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ЛЮБОПЫТНЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ. ГОСТИ ИНТЕРЕСНЫЕ, СУЖДЕНИЯ, УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ, С КОТОРЫМИ Я, КОНЕЧНО, РЕДКО СОГЛАШАЮСЬ, НО ДЕЛО ДАЖЕ НЕ В ЭТОМ... ОНИ ДАЮТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОДИСКУТИРОВАТЬ! А ТАК, ЧТОБЫ ОТКРОВЕННО ЧТО-ТО НЕ НРАВИЛОСЬ, - НЕТУ ТАКОГО."

Вячеслав Дормидонов, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты Иркутской области

Архив новостей

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Мысли напрокат

14344734_1102486263122066_1533998651895541425_n.jpg