вверх
Сегодня: 26.05.17
15.png

Валерий Малеев: Живу и зарабатываю фотографией… И СЧАСТЛИВ!

Еще недавно он был депутатом Государственной Думы России. Еще чуть раньше руководил Усть-Ордынским Бурятским округом -автономным тогда. А еще раньше... Впрочем, кому сегодня ка­кое дело - кем был, какие посты занимал Валерий Малеев. Ему и самому-то интересно это уже лишь как часть собственной биографии. Потому что сейчас он занимается...

- Валерий Геннадьевич, неужели - фотографией? Нет, я помню отлич­ную вашу выставку и того дикого кота...

- Манула!

- Да-да, манула, потрясающий снимок которого вы потом подарили мне. Но вот так всерьез...

- А почему нет, Андрей? Это же аксиома: значимость человека во всем мире определяется не по тому, кто ты, а по тому - какой ты. И для меня это было ясно всегда. И у многих сейчас глаза открываются: в глобаль­ном смысле начинается время интересных людей.

- То есть вы, определяя для себя «какой я», творческое начало рассма­триваете как одну из главных составляющих?

- Безусловно. Фотография занимает основную часть моей жизни, моих планов, чувств. Точнее, основную после той части, которую занимает семья...

- А у вас, извините, та же жена - Рита? Трое, как мне помнится, детей?

- Да-да. И в Москве это многим кажется чуть-чуть ненормальным - что­бы единственный брак, чтобы все дети от одной жены, чтобы семья была крепкой. Ну уж как есть!

Валерий Малеев- Но в бытность государственным чиновником вы все-таки не особен­но декларировали свою приверженность творческой деятельности. Многие страшно удивились, когда вы ту же фотовыставку провели...

- А не хватало же ни сил, ни времени. Да и техники подходящей не было, а в фотографии от технической оснащенности многое зависит. Понятно, что и мыльницей порой можно поймать сюжет, сделать уди­вительный кадр, но если заниматься системно, то без соответствующей техники - никуда. Сейчас возможностей стало больше, и возможностей не просто заниматься фотографией, а - работать с полной отдачей, с полным погружением.

- И каковы результаты? Чем можете похвастать?

- Вот недавно вышла моя книга «Дикая природа России». Это проект, на который до сих пор не замахивался никто - ни в Советском Союзе, ни в современной России. Да, снимают в отдельных регионах страны, в африканских странах, но такая страна как Россия - это серьезно!

- А это что? Энциклопедический какой-то фотосборник?

- На мой взгляд, это альбом личных впечатлений и фоторепортаж о пу­тешествии в мир диких животных нашей страны. Ни для кого не секрет, что родную природу мы уничтожаем, но лишь на кухнях обсуждаем, что «вот загадили всё вокруг». Пора, как мне кажется, обратить взор как раз на это «всё вокруг» - тогда, может, мы через какое-то время за­хотим изменить ситуацию к лучшему. И начнем ее менять.

- Пора, вы считаете?

- Да, конечно! Наелись уже заграницей многие наши сограждане. По­слушать даже олигархов - опальных и тех, кто пока «при дворе», - так они только и говорят, что о родных березках. Пора, пора...

- А вот мне кто-то говорил, что виделв книж­ном магазине какой-то научно-популярный сборник?Дикая природа России

- «Определитель птиц Иркутской области»? Есть такая книга. Её мы сделали с моим колле­гой, председателем Иркутского областного Со­юза охраны птиц Виктором Поповым.

- У нас так много желающих понять что-то о птицах?

- Вы будете смеяться, но покупают это издание, как мне рассказывали, и милиционеры, и по­жарные, и медсестры - то есть люди, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к экологии и собственно птицам.

- Налицо некий запрос общества на подобную информацию?

- Именно так! Люди устали от лжи, лицемерия, и единственная сегодня отдушина - наша при­рода, которую надо знать. Не на академиче­ском уровне конечно же, а на уровне современ­ного человека. И разошелся, чтоб вы знали, уже второй дополнительный тираж этого сборника.

- Неплохо! На этом, значит, и заработать можно?

- Да, конечно. Но понятно, что не на яхту, а так - на хлеб с маслом. И фотография сейчас состав­ляет основную часть моего заработка. Но этот заработок, как вы понимаете, дается не просто так, не с кондачка, не по щелчку пальцев.

- На подготовку новой книги сколько времени понадобилось?

- Над «Дикой природой России» я работал де­сять лет. И все это не ради денег, конечно.

- Ого! Люди вон в Африку на пару-тройку меся­цев съездят, приезжают - и на тебе: фотоаль­бом роскошный, цикл фильмов, то-сё...

- Африка же - как студия. Там определены спе­циальные места и созданы все условия для съе­мок или просто для того, чтобы посмотреть, - как в театре или на выставке: животные ходят и лежат вокруг тебя. А у нас? У нас снимать в естественных условиях очень трудно. У нас лю­бое животное, увидев тебя, стремглав мчится прочь - и пойди его догони!

- А снимать при этом есть что...

- Безусловно. У нас настолько разнятся клима­тические зоны, настолько разнообразен мир дикой природы, что куда там Африке!

- И вы были везде?

Валерий Малеев - Практически. От Северного полюса и до по­лупустынь, от Калининграда до Командорских островов, до Чукотки и Берингова пролива... И я объехал все субъекты Российской Федерации.

- А как же ваша прямая профессиональная деятель­ность на тот момент - в качестве губернатора, депу­тата Госдумы? Совмещали приятное с полезным?

- Да по-разному было. Чаще всего действительно пред­почитал фотографию торжественным мероприятиям, застольям и отдыху. Носился с фотоаппаратом, ползал на брюхе и снимал, снимал, снимал. И нисколько об этом не жалею. Родился продукт, который специалисты оценивают весьма высоко. Предисловие к книге, кста­ти, написал Николай Николаевич Дроздов!

- А вам прежде всего важно мнение специалистов?

- Нет, не скажу, что прежде всего. Но - важно. А еще важнее, что её можно отнести к разряду тех книг, ко­торые максимально полезны для общества, для людей. Московское издательство «Манн, Иванов и Фербер» как раз так и позиционирует свою продукцию, и я рад, что мою книгу они взялись напечатать, исходя из кри­териев именно максимальной её полезности. Значит, задача, которую я ставил перед собой, когда брался за создание сборника, - в основном выполнена. А удалась книжка или нет, должен решать уже сам читатель.

- А как вы относитесь к разговорам о том, что эко­логическая идея в России, идея сохранения нашей при­роды и биоразнообразия должна стать национальной идеей?

- Положительно отношусь, и более того - она давно уже должна быть ею! В бытность свою главой администра­ции Усть-Ордынского Бурятского автономного округа я находил возможность, помимо всего, участвовать еще и в создании Красной Книги округа и Красной Книги Ир­кутской области, и очень этим горжусь. А если говорить глобально, применительно к России в целом, то оче­видно, что попасть в десятку наиболее благополучных стран на планете - благополучных во всех смыслах - с тем, что мы сегодня делаем с собственной природой, невозможно.

- А что мы делаем?

- А ничего хорошего не делаем, в отличие от других: ни на макроуровне, ни на микро. Я побывал недавно в Казахстане, например, и увидел, что на полках книжных магазинов там лежит с десяток определителей птиц этой страны. Всяких, и на английском языке в том чис­ле. А у нас на всю страну один - кстати, созданный ино­странцами, - определитель птиц России. Ни определи­теля млекопитающих, ни многого другого. Мы не знаем мир, в котором живем, и чего тогда хотим реального добиться?

- Так не пора ли вам возвращаться в политику тогда?

- По большому счету, я и не уходил из нее. И, к сожале­нию, пока у нас у всех вместо жизни одна только поли­тика. В Древнем Риме ее сравнивали с уличной девкой - а в девках римляне знали толк! - и профессия политика, как и любая другая, должна доставлять удовольствие. А в последнее время от близости с нашей политикой никакого оргазма я не получал. Выборы превратились из борьбы в фарс, в бутафорию, а мне, как и любому другому мужчине, нравится, когда трудно, когда ты до­биваешься своей цели в честной борьбе, а не в придвор­ных интригах.

- Но, может, это объективный и где-то даже истори­ческий процесс - такое превращение?

- Может быть. Но имею смелость предположить, что че­рез десять лет наши серые безликие политики даже при таком мощном пиаре, как сейчас, никому не будут ин­тересны. Политика будет строиться совершенно по дру­гому принципу. Вольно или невольно, но мы всё равно получим то, что считается естественным и нормальным в так называемых цивилизованных странах мира. А там собственно политика и политики составляют лишь кро­хотную часть жизни общества. Я был недавно в Канаде, разговаривал с людьми, так вот они не знают, кто у них премьер-министр...

- Да вы что!

- Не знают, я вам говорю! И с удивлением спра­шивают меня, мол, - а зачем? Нам пока их труд­но понять, но это неизбежно.

- А у вас нет желания внести свой вклад в раз­витие общественного сознания у нас, граж­данской активности россиян и, допустим... написать мемуары и рассказать о подногот­ной, о скрытой стороне власти того уровня, которого достигли вы?

- Копаться в грязном белье желания нет. Но, безусловно, некоторые моменты заслужива­ют общественного внимания... И если что-то и родится, то это будет не документальное по­вествование, а - художественное, беллетристи­ка. И когда-нибудь, наверное, идея созреет. Я был в гуще многих событий, происходивших в политике на серьезном историческом этапе в жизни страны, и владею той информацией, о существовании которой большинство даже не подозревает. Только об объединении Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Иркутской области немало интересного можно рассказать! И каждой из политических персон, так или иначе задействованной в процессе объ­единения, может найтись в этом рассказе своё место. Ряд персон заслуживают того, чтобы о них написали. Вот просто заслуживают место в... современном фельетоне.

- Уж не подумываете ли вы раздать всем се­страм по серьгам, а, Валерий Геннадьевич?

- Ни в коем случае. Если и буду писать, то объ­ективно. Вернее, пытаясь быть объективным. Объективность, конечно, категория относи­тельная.

- Но пока вы, похоже, не собираетесь спешить с изданием такого рода произведений?

- А куда и зачем? Жизнь - штука неспешная... И что написано пером, того, как известно, не вы­рубишь топором!

- Возвращаясь к объединению... Я слышал, что далеко не все из жителей Усть-Орды довольны результатами объединения?

- Может быть. Но думаю, что это вопрос не к нам, не к тем, кто объединял, а к тем, кто не сумел или не захотел использовать объединен­ное пространство в полной мере, эффективно, на благо людей.

- А вы себя не видите в ситуации, когда могли бы вернуться в регион? Поделиться управлен­ческим опытом, поучаствовать в политиче­ской работе, в том числе - связанной с улучше­нием жизни в Усть-Орде?

- Никогда не говори «никогда»! Так, кажется, советовал известный киногерой? Ну как можно что-то загадывать в нашем сегодняшнем мире? Если Родина позовёт, что называется... Но го­воря опять же языком кинематографа - «не сей­час, не сегодня»...

- А пока чем занята ваша голова?

- Созданием новых книг. Одна из них - о при­роде Байкала. На мой взгляд, до сих пор нет серьезного, интересного для многих фотоаль­бома о Священном Озере.

- Ну как – нет? Кто-то же что-то регулярно ваяет, выпускает, презентует...

- Это здорово, конечно. Но каждый восприни­мает Байкал по-своему. Я его могу после того, как объехал почти весь мир, сравнить по степе­ни воздействия на наше сознание только с Кос­мосом. И уверен, что Байкал в большой опас­ности! Если сегодня ничего не предпринять, то через 10-15 лет «дикий» Байкал мы сможем уви­деть только на фотографиях. Уже сегодня для того, чтобы увидеть изюбря или медведя, надо забираться в такую глушь... Поэтому я работаю сегодня над этой темой, в том числе и как био­лог. Показать уникальное, неповторимое био­разнообразие Байкала как единого природного комплекса - таким, каким и сегодня его видят немногие, - трудная, но необходимая задача.

- Ну тогда успехов вам!

- Спасибо! Надеюсь, всё состоится, как задума­но... А параллельно я работаю сейчас над кни­гой «Дикие кошки России».

- О как здорово! Возвращение к первой любви?

- Если быть точным, таких объектов любви, лю­бимых тем у меня несколько. Кроме кошек, это еще змеи и... девушки. Шучу!

- Ха-ха-ха! Девушки у многих художников - лю­бимая тема!

- Да... Но если без смеха, то я действительно немало сил и времени посвятил изучению диких кошек. Недав­но во Владивостоке состоялась выставка, посвященная исчезающему подвиду леопарда - дальневосточному. Их 45 особей осталось всего. Там есть и мои работы. В том числе и единственный в мире снимок, на котором в кадре сразу четыре зверя. Чтобы сделать этот снимок, я просидел месяц в палатке в тайге.

- Да вы, однако, не чужды тщеславия!

- Да помилуй бог! Какое тщеславие? Это точно не ко мне! Просто я, наверное, принадлежу к числу людей увлеченных: если интересно - то могу многим пожерт­вовать.

- И сегодня вам интересна фотография, поэтому вы пожертвовали политикой?

- Я ничем не жертвую. Более того - считаю, что все мои книжки и те проекты, над которыми я сейчас работаю, и есть сегодня моя политика! В 32 года я уже был членом Совета Федерации. Был губернатором и депутатом Го­сударственной Думы. А теперь пора реализовать себя иначе - в творчестве. Чем и занимаюсь!

 

Журнал "The ONE", сентябрь 2012


Автор:Андрей Старовер, фото Александра Новикова и из личного архива



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ВАШ ЖУРНАЛ – ИНТЕРЕСНЫЙ СОБЕСЕДНИК. Я ЧИТАЮ И ЛОВЛЮ СЕБЯ НА МЫСЛИ, ЧТО МНОГИЕ ТЕМЫ МЕНЯ ВОЛНУЮТ. И ДАЖЕ ЕСЛИ Я С КАКИМ-ТО МАТЕРИАЛОМ НЕ СОГЛАСНА, БУДУ ОБИЖАТЬСЯ, НЕГОДОВАТЬ – НО ЭТО ПОТОМ, А ПРОЧИТАТЬ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПРОЧИТАЮ."


Ирина Ежова, главный врач Иркутского городского перинатального центра

Архив новостей

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Мысли напрокат

10898040_840351376007524_8682891251796338323_n.jpg