вверх
Сегодня: 27.03.17
4.png

Виталий Сидорченко… Грани души!

 

 

«И вот, когда известный артист плакал над гробом... покойник «пукнул»…Артист тихо спросил – "Ты что сделал?" Покойник ответил… – "разлагаюсь, батенька, разлагаюсь!» Ну вот я вспомнил – и опять засмеялся. А эту байку рассказал мне удивительный человек. ЧЕЛОВЕЧИЩЕ! Залуженный артист России, актер Иркутского драматического театра имени Охлопкова – Виталий Петрович Сидорченко.

 

Так уж складывается жизнь, что сводит она тебя с людьми удивительными, достойными, чрезвычайно интересными. Он вошел в мою жизнь незаметно. Как шепоток ветра. Есть люди, как грозы, – влетают, шумят, суетятся… А Виталий Петрович не такой. Пока не почувствует время для своего выхода – не будет говорить громко. Слушает! Делает свои выводы. А начинает говорить – выверенная речь, все сложено в кучку, разложено по полочкам. И неизменная искринка в глазах. Такая молодая и озорная. Я живо представляю его двадцатилетним, ну просто рубаха-парень. Хулиган! Сорванец. Юбку не пропустит. А пишу я, между тем, о человеке, которому далеко за семьдесят! Ребята, нам бы всем такую жизненную энергию и оптимизм. Планов громоздье! Энергии – хватит на пятерых. А задор? Любой позавидует!

 

В далеком 1938 году появился в селе Порог, под Нижнеудинском, маленький человечек, огласив окрестности радостным криком. Человек родился! Через три года грянула война…Она была там, очень далеко, за синевшими хребтами гор. Только эхом отдавалась в душах людей, работавших на Победу. И голодной памятью детей, недоедавших, оставшихся без отцовской ласки и заботы. Остается это на всю жизнь. И позже в морщинках на лице можно увидеть и прочитать все об этом времени. Жизнь – она впечатывается в каждый завиток седых волос и глубину морщин. Какое детство было у детишек послевоенных лет? Кто-то скажет – голодное и грустное. Виталий Петрович говорит – голодное, но счастливое! Это поколение людей, не претендующее на роскошь, они научились выживать и не потерять человеческое. Сибирь-матушка всему научит. И рыбку половить, и корешки в лесу поискать, и шишки набить. На то и зовемся мы – сибиряки. Люди, никогда не сдающиеся, не упавшие на колени перед врагами и невзгодами. Откуда было знать тогда мальчишке Виталию, что он станет известным актером, что переживет сотни жизней своих героев, что станет узнаваем в столицах? Радио – одно на деревню.

 

Книг – раз, два и обчелся. Но читал он запоем. Вот страсть-то какая. Он уходил в мир фантазии, в иной мир, где представлял себя героем тех, книжных историй. А они становились для него явными, действительными и живыми. Он воспитывался на этом, он рос вместе с прочитанным материалом. Его учила жизнь. Его талант развивался с количеством прочитанных книг. Откуда у деревенского парня было влечение к книгам западных авторов, ну откуда? А он читал Мопассана, Флобера, Жуль Верна, Драйзера, Уэльса! Бедно жили, а его мама, о которой он говорит с большим трепетом и теплотой, покупала ему книжки. Мама дала ему жизнь, учила его, ставила на ноги… простая русская женщина – Прасковья Фёдоровна.

 

Мы жили в большой стране, именно она дала возможность учиться бедноте, быть уверенным в себе, не бояться будущего. В те года взрослели рано, с одиннадцати лет практически все дети на селе работали, знали технику, порядок на фермах, знали, как работать на току, гонять лошадей в ночное. Это было необходимо – молодой человек не должен быть инфантильным членом общества. И надо было учиться! И подросток Виталька, в свои четырнадцать лет, едет в незнакомый город Ангарск – поступать в техникум. Он будет технологом по производству жидкого топлива! Не артистом, журналистом или певцом – он будет рабочим! Это было очень важно. Иначе не мужик. Кто не работал руками и не служил в армии – не мужик! Это был закон жизни и простейшее восприятие ответственности перед людьми.

 

Мы сидим с Виталием Петровичем, и он рассказывает о том, как первый раз взял в руки баян… Я у него спрашиваю в шутку: «Так Вы еще и "лабух"?» И вдруг понимаю, что это более чем бестактно – спрашивать у заслуженного артиста России в таком тоне… А он мне говорит: «Слава, да, "лабух" я, и еще какой!» И начинает рассказывать очередные байки из его студенческой жизни. Оказывается, что ему так понравилось играть на танцах, что он научился играть сразу на нескольких инструментах, в том числе и на семиструнной гитаре! И, скажу я вам, не простое это дело – освоить в совершенстве эту гитару. «Ты знаешь, как я танцевал? Все девчонки хотели именно со мной провести вечер! Ты знаешь, как танцевать польку? (Показывает!) А как танцевать фокстрот? (Показывает!) А вальс-бостон… вот откуда у меня такая пластика в движениях!» Смеется и делает рукой «волну».

 

Не скрою, он удивляет меня все время. Вот придет к нам – вроде бы постарел, устал. А через минуту – огонь! Молод и неспокоен, как мустанг на воле. Неудержим в работе, в стремлении все узнать и всему научиться. У меня было ощущение, что я встретил своего двойника, который просто старше меня. Но настолько похожего на меня, что это кажется мне просто невероятным. Рос в деревне, работал на всех работах, учился сам, не стонал и не плакал, не сдавался и не предавал. В юные годы окончил курсы водителей. Потом армия. Все как у меня! Рассказывает очередную байку… «У артиста Черкасова спросили: "Как Вы считает, кто в настоящее время самый популярный артист в стране?" – "Ну, нас несколько…", – отвечает тот». Хохочем…Как это здорово – слушать его. Удивительный человек.

 

И желание играть в театре у него тоже возникло в армии. Стал писать миниатюры и проигрывать их перед солдатами. Да так профессионально, что только и слышал от сослуживцев: «Ах, Сидорченко, ну ты артист!» А в молодости как? Кто знает, куда тебя занесет, просто ноги в руки – и вперед. Он так и сделал, отслужил и поехал покорять столицу – Москву. Без всякой поддержки. Без необходимых знаний, без знакомств и денег решил покорить ВГИК. Не победить – так попробовать! И не жалеет об этом! Не поступил, но осталось ощущение полета, незабываемое чувство прикосновения к чему-то особенному. Он понял, что его дорога – это театр, роли, игра, свечи и музыка. Когда он рассказывает об этом, складывается ощущение, что в своих словах он проживает еще один этап своей молодости. Как это здорово – надолго оставаться в душе мальчишкой в прохудившимся сапоге.

 

Он никогда не задирал свой нос. Он просто делал дело. В Ангарске, работая на производстве, неожиданно для многих начал играть в Народной театральной студии при ДК «Нефтехимик». И это уже не было увлечением, это была его жизнь. Естественным для него стало и поступление в Иркутское театральное училище. Когда он учился в нем, я учился в школе, в поселке Серышево... и тоже играл в школьных спектаклях. О сцене, в отличие от Виталия Петровича, я и не думал. А он взял и поступил в Иркутский государственный университет имени А.А. Жданова на заочный факультет. Хотел стать журналистом…

 

«А мне зачем жизнь в пыльной суете и однообразии? Мне нужна сцена, люди, поклонники (смеется)... и поклонницы. Я живой человек! И хочу я оставаться таковым. Я хочу быть озорным, чтобы меня таким и помнили». Виталий совмещает учебу и почти одновременно оканчивает два учебных учреждения: 1966 год – Иркутское театральное училище, 1967 год – Иркутский государственный университет. Публикуется в знаменитой «Молодежке». Как назвать его – журналист или актер? Музыкант...? И то и другое он делает элегантно и красиво. Талант во всем. С момента окончания ИТУ он работает вначале в труппе Театра юного зрителя, а позже Иркутского драматического театр им. Охлопкова. Были роли из классического репертуара, были роли и из репертуара сибирских писателей – Александра Вампилова и Валентина Распутина. Он счастливый человек. Столько ролей, столько пережитых судеб. Не гнушаясь ролями, он делал и делает свое театральное дело. Невозможно представить все спектакли, в которых он действительно сверкал, – «Доходное место», «Давным-давно», «Прощание с Матерой», «Лес», «Дядя Ваня», «На дне», «Свои люди – сочтемся!», «Ревизор», «Прошлым летом в Чулимске», «Старший брат», «Деревья умирают стоя».

 

Не мне писать о его ролях, есть люди, разбирающиеся в театральных тайнах лучше меня. Но как-то я рассказал ему истории из жизни берлинского театра Фридрихштадтпаласт... вот мол, там принято так: не курить и не свистеть на сцене, не плевать через левое плечо, споткнулся – вернись назад и повтори свой путь снова, скрипнула дверь в гримерной при выходе – к удаче. Ну и так далее. Он меня спрашивает, откуда я это все знаю – ведь я не актер. И рассказал я ему, как делал для этого театра декорации, работал на сцене, делал эскизы костюмов и эскизы грима... Что тут началось! Виталий радостно заорал — «Я читаю лекции по гриму! Уже сколько лет, в нашем училище!» Оказалось, работая над ролями, он не оставил без внимания и эту, очень важную, работу – маски и грим. И владеет он этим в совершенстве. Спросите любого актера – насколько хорошо он запомнил, как работает его гример, порядок наложения тонов, подбор кистей, наложение акцентов в маске, технические возможности, смывки, масла и прочее? Вот вам и еще одна грань таланта Виталия Сидорченко – любопытство, неравнодушие, поиски новизны.

 

Что нужно человеку для счастья? Чтобы его, как известно, понимали! Это очень верно сказано. Виталий Петрович не докучает своим друзьям, не надоедает им своими рассказами. Он просто любит тех людей, которые искренне верят в него. И они отвечают ему взаимностью. Он никогда не обидит впустую человека, но при нужде за словом в карман не полезет. Так словом «по стене размажет» – любо-дорого посмотреть! И есть вещи, которые для него святы, – Родина, Россия, Сибирь, народ. Неравнодушный к происходящему в стране человек, которому вроде бы надо мирно сидеть на лавочке, – а он выдвигался в депутаты Законодательного Собрания Иркутской области второго созыва от партии «Патриоты России».

 

В стране много «мелкого» люда, пыхтящего на кухне: как стало плохо жить, много проходимцев, ворующих денежки из казны, много политиканов-клерков. И кто из них в свои 75 лет пытается что-то изменить? А Виталий Петрович может, да и еще и хочет! Фору даст любому. А мы – старость не в радость... В 1998 г. ему было справедливо присвоено звание «Заслуженный артист Российской Федерации». Замечу – справедливо! Не за знакомство с великими мира сего, не за интриги и предательства, а за труд. Честный и такой понятный нам, любителям искусства. Ну, вот кому это надо было – создавать в театре... Музей театра? Ведь как-то шло и без него. Так нет, появился неспокойный человек и с азартом взялся за дело. Появился Музей театра! Не на пустом месте. Виталий Петрович долгое время собирал все, что связано с иркутским театром, с его актерами, с сотрудниками, со спектаклями и историей. Лет пятнадцать он собирал материалы. И неожиданно для себя сделал одно историческое открытие – известный день основания иркутского театра не совпадал с датой, указанной в найденном материале.

 

Была, оказывается, петербургская газета «Северная пчела», и в ней черным по белому напечатано: в Иркутске открылся профессиональный театр. Дата – 15 ноября 1850 года! И вовсе не 1851 год, как это было принято отмечать. И самое интересное: Виталий Петрович нашел еще ряд документов, которые подтверждали его открытие. А где были знаменитые иркутские историки, а, господа? И директором своего театра он стал, когда понял, что детей в чужие руки не отдают! А театр и его музей – это его дети. Он настолько многогранен, что, как кристалл, сияет каждой гранью своего таланта и каждый раз новой, неповторимой краской. Светом и теплом. Светлый человек.

 

Однажды, собрав огромный материал, просидев в архивах без малого девять лет, он берется за колоссальный труд – за историю театра Российского. Как же он мог не писать – актер по сердцу и призванию, журналист, член Союза журналистов России. Кто никогда не садился за пишущую машинку или не брал в руки перо – этого не поймет! Адский, порой неблагодарный труд. Многие бросают, и пишут многие, и все же снова бросают. А Петрович не сдается – и на свет в 2003 году появляется его книга «Иркутская антреприза»! Труд многих лет, раздумий, поисков, сопоставлений... Почитайте, это доставит вам незабываемое опущение, вы реально прикоснетесь к тайнам театра XVIII века. Его труд был отмечен Губернаторской премией.

 

«Ты, знаешь, Слава, а я пишу вторую книгу! Хочешь, расскажу?» И он с очаровательной улыбкой рассказывает очередную найденную им изюминку будущей книги. И книга снова о театре, уже о советском театре, о его становлении и жизни. Подчас тяжелой и опасной. Театр жизни. В котором он играл и играет не последнюю роль. «Я снимался вместе с Михаилом Ульяновым, простенькая роль, телеграфиста. Фильм "Февральский ветер", революция, борьба. Пафос! Ульянов играет урядника. В магазин в форме заглядывал – так ему честь отдавали! Но я понял: кино – временное для меня, а вот театр – вечное. В него верить надо. И в людей, там служащих... Я и с Евтушенко познакомился через театр, он наш земляк, нижнеудинский. Это говорят так – Зима его родина. Нет, в Нижнеудинске он родился. Одну рыбу из Уды таскали. Сильный человек!»

 

Виталий Петрович Сидорченко, наш сибирский характер. Умный, элегантный, заботливый. Я говорю, что он очень похож на одного моего знакомого из Германии... Виталий улыбается: «А знаешь, как меня зовут в театре? Ты не поверишь – Виля! А Виля – это Вильгельм по-немецки!» Кто бы знал…

 

Мы стояли как-то на автобусной остановке, был поздний вечер, моросил дождик. Было очень неуютно. Редкий транспорт, не останавливаясь, проскакивал мимо. Виталий достал зонтик, раскрыл его и сказал: «Ничего, прорвемся! Так просто нас не возьмешь». И заботливо, около часа, закрывал меня от ветра. Два не совсем еще старых человека несли какую-то чушь, но она была такой важной для нас в этот момент. О театре и о политике. О некоторых депутатах с деньгами и их уловках. О государстве и искусстве.

 

Виталий Петрович на редкость понимающий аналитик. Я сказал бы – политик от искусства! Вдумчивый, проверяющий себя на слове, уверено стоящий на том, что сам пережил. Он ни разу не сказал о своих наградах, которых у него, к слову, немало. Какой это редкий дар – быть незаменимым. Вот и начался новый театральный сезон, он снова в работе, встречи стали редкостью. Но он нет-нет да и позвонит. Что и как, какие планы? Что еще будем делать? С ним можно смело идти в разведку! Не струсит, не подведет!

 

Вячеслав Шляхов

Иркутские кулуары

Комментарии  

#1 Ольга 02.11.2013 10:24
Как здорово, так тепло о человеке...Спас ибо!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Для меня «Иркутские кулуары» не такие уж иркутские. Некоторые статьи журнала посвящены вопросам, которые подчас трудно отнести к городской или, скажем, областной тематике. Однако это позволяет расширять сознание. И, если в других изданиях я какие-то статьи могу просто пролистнуть, в вашем журнале я читаю всё от конца до начала. 

Елизавета Осипова, кандидат технических наук, преподаватель.

Архив новостей

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Мысли напрокат

1476631342_demotivatory-prikoly-10_podstolom.su.jpg