вверх
Сегодня: 23.07.17
6.png

Выборы в Братске как предчувствие…

 

 

В конце концов, даже поезд, который идет в Иркутск, сначала проезжает почти пятую часть пути до Красноярска, но в Тайшете «переворачивает» нумерацию вагонов и неохотно продолжает путь к областному центру, некоторое время двигаясь в обратном направлении. Неохотно потому, что «родной» областной центр почти по всем статьям столице края проигрывает. Пожалуй, более плотным связям Братска и Красноярска (а они медленно, но неуклонно растут) мешает только плохая дорога. Желающих проехать между городами на недавно открытом автобусном маршруте не очень много – говорят, что сильно трясет. Километров 50 от всей протяженности пути занимает грунтовое покрытие. Собственно, среди братчан фанатов Иркутска я встречал за 14 лет примерно раз пять, а живущих мыслями в Красноярске гораздо больше. Мой приятель, намеревавшийся перебраться в Иркутск, сделал выбор просто – ввел на одном из купи-продай-предложи сайтов поиск вакансий по своему профилю. Иркутск ответил ему парой сотен предложений, Красноярск – парой тысяч. Кстати, Братск отметился только двумя вакансиями, но там мой приятель уже работал.

 

К слову, в начале истории Братск в качестве острога основан был раньше Иркутска (кстати, в один год с Нью-Йорком – подумайте, какая разница в судьбах!), и если бы не «проклятие» расстоянием и отсутствием дорог – жили бы мы все в совсем другой стране (поскольку это проклятие – везде).

 

В 60–70-х годах самодостаточность Братска хотели закрепить законно – вынашивались планы создания Братской области, вроде как даже обсуждение этой возможности уже дошло из городских кабинетов в московские. Но трагическая гибель Ивана Наймушина в 1973 году (см. Википедию), главного инициатора братского сепаратизма в рамках СССР, сняла этот вопрос. Но, во всяком случае, каждый братчанин, бывая в Иркутске и глядя на толпы людей в центре, хоть раз задавался вопросом: «На каком заводе работают все эти люди? Что производят руками, кроме как перепродают перепроданное, и где на ЭТО рукотворство можно посмотреть?». Индустриальный север, наверное, никогда не сможет соизмерить себя с постиндустриальным югом.

 

Когда приезжие с удивлением находят в Братске нечто такое, чего уже лет пять как не сыщешь в их городе, я поясняю, что Братск, в сущности, остров.

 

На самом деле, замените 240 километров, покрытых тайгой, то есть радиус ближайшего расстояния от Братска до более-менее крупного населенного пункта, на поверхность воды – и всё сразу станет понятно. Да, есть «паромы»–поезда, да, курсируют по таежному морю «корабли»–автобусы и «лодки»–автомобили…

 

Но остров – это прежде всего внутренняя самодостаточность территории и жителей. И этой самодостаточности у Братска в избытке. Поэтому здесь нет спроса на региональную прессу и телевидение, они просто никому не интересны. Отчасти от того, что Братск в ней или не упоминается вовсе, или присутствует среди прочих городов, что равнозначно отсутствию. Мы, братчане, не можем быть «одними из» – мы уникальны. Тиражи областной прессы в Братске редко переваливают за сотню–две экземпляров. Но это, скорее, рекламодателям на заметку. Иркутские издатели, как бы они ни надували щёки, надо полагать, в курсе своих возможностей.

 

Оговорюсь, я вообще имею в виду некий среднеарифметический менталитет братчанина. Разумеется, есть и те, кто живет на два города, и уникумы, которые спать не лягут, пока не посмотрят выпуск новостей по ИГТРК. Но на то и высокие края, чтобы держать широкую и беспокойную середину, которая очень часто воспринимает мир только в черно-белых красках. Это, кстати, тоже особенность островного мышления. Местный горожанин легок на подъем куда-нибудь жалобу написать или встать пикетом – были случаи, когда местный активист КПРФ до Москвы с плакатом добегал, и были случаи, когда про протекающий кран президент страны потенциально мог узнать быстрее аварийной службы. Не потому, что до аварийки не дозвониться. Это у некоторых братчан такая принципиальная и странная очередность подачи жалоб.

 

Поэтому бывший мэр Братска, а ныне замгубернатора, Сергей Серебренников воспринимается этой максималистской «серединой» не просто как человек, когда-то безуспешно попытавшийся попробовать себя в качестве «главного иркутянина», а ни больше и не меньше как «предатель» Братска. Хотя никто из братчан не объяснит сразу, почему это именно «предательство», а не счастливое избавление.

 

Город в лучшем случае «не замечает», что входит в состав Иркутской области. В худшем варианте Братск обижен на столицу региона. Хотя, конечно, слово «обижен» не совсем подходит для употребления в городе, где даже воспитательницы ясельной группы говорят малышам слово «присаживайтесь».

 

На самом деле, город с тремя индустриальными гигантами, населением в почти четверть миллиона человек и отвратительной экологией достоин всё же большего, чем ожидания региональных денег на ремонт асфальта хотя бы двух недлинных улиц. Братчане, которые понимают разницу между заработанным и полученным и догадываются, куда уходят деньги, кивают на богатого соседа: «Если бы Братск имел налоги хотя бы с РУСАЛа, как Красноярск, где завод-то куда как похилее будет, быть нам вторым Гонконгом, не иначе».

 

Неудивительно, что политическая жизнь Братска тоже вполне самодостаточна. И никакого идейного влияния по стереотипу «мы одна область, у нас одна судьба» на умы братчан Иркутск оказать не в состоянии. Влияние может быть только административным. Соответственно, только нажимным, рекомендательный у нас игнорируется. Но давить на самодостаточный объект сложно: пережмешь – получишь совершенно противоположный эффект, недожмешь – «закон – тайга, прокурор – медведь». То есть «самостийность» Братска (не финансовая, разумеется, а моральная) в момент или пережатия, или недожатия резко возрастает и начинается независимое брожение, продукт которого бесполезен и возгонке не подлежит. Что, собственно, уже было в истории полугодовой давности.

 

Нынешний губернатор за свой недлинный срок правления побывал в городе столько же раз, сколько до него трое его предшественников, и это несомненный плюс. Но Сергей Ерощенко, похоже, не догадывается, что братчане хотят слышать про Братск побольше – хотя бы потому, что речь произносится в Братске. О том, что хорошего удалось сделать в Бодайбо или Ангарске, – это ни о чем, это для братчан вообще на Марсе.

 

Прямые выборы мэра и городской Думы в Братске – серьезный шанс на то, что мэром опять выберут кого-то не из партии власти, а Дума окажется чрезмерно разношерстной.

 

Напомню, Братск выбирает городскую Думу и по одномандатным округам, и по партийным спискам. Это у нас эксперимент такой.

 

Нет сомнений, что «Единая Россия» перед выборами всё зачистит и всё согласует. Может быть, даже удастся договориться с вечно несгибаемыми коммунистами. Во всяком случае, отлучить их от выборов в городскую Думу по формальным признакам, как в 2009 году, когда на одном из округов остался вообще безальтернативный кандидат от ЕР (привет КНДР и товарищу Ким Чен Ыну лично!), будет уже перебором. Впрочем, делать какие-либо прогнозы по процентам той или иной партии – занятие пустое, в конце концов, чудеса никто не отменял. В начале двухтысячных в истории Братска был случай, когда кандидат в мэры Владимир Голубев почти по Евангелию публично дважды до рассвета отрекся от тиража подметных газет и один раз уверовав таки в то, что они его, – буквально за несколько часов уронил свой рейтинг до нуля. И такое могло случиться только в Братске.

 

Но если без случайностей, то «соборность» ещё никто не отменял – «Единая Россия» возьмет на думских выборах в Братске ожидаемое большинство просто благодаря привычке электората и правильной агитации в трудовых коллективах. Ну… вы поняли.

 

 

Очередную (уже третью) попытку стать мэром Братска предпримет Сергей Серебренников. Однако просто стать мэром дважды и даже трижды – пока электорат не опомнился и не отвык. Но стать мэром после значительного перерыва, когда прошлая работа была уже оценена и кое-что переоценено заново, – очень сложно (если исключить правильную агитацию).

 

А потом надо помнить, что в Братске мэру вообще сложно жить: чуть хрустнула веточка под ногой в ночи – тысячи глаз засветились из-за ближайшего кустарника, и – айда в зиндан, родной. Между тем реабилитировать себя и сделать чего-нибудь полезное для города – деньги нужны, а бремя мэрства как «искусство тратить» знакомо только одному градоначальнику страны – Сергею Собянину. Остальные мэры с трудом и лишь изредка овладевают искусством заработать.

 

Но самое-то главное не в том, кто победит на выборах, а для чего победителю будет нужна победа. Речь даже не о том, что формальные и фактические цели кандидатов отличаются – это банально и резонно. Но стоит сказать честно: партийность муниципальных выборов в островном Братске, да и вообще в любом городе подобного размера, заставляет подумать об абсурдности существования партий как таковых. Допускаю, что в Иркутске этот абсурд размыт масштабом города и отчасти кухонной гордыней – мы столица Восточной Сибири, мы влияем на целый регион. Но в Братске различия между главной «Единой Россией», второй «Единой Россией» и следующими «Едиными Россиями» не видна. Понятно, что в качестве цели кандидатов речь идет не об идеологии и даже не о разных подходах к управлению городом (причем здесь партии вообще!), а о сглаживании политических рисков разными мелкими бизнес-группами и ФПГ путем хождения во власть. Самостоятельных кандидатов не бывает – это банально.

 

По версии осужденного за взятку бывшего мэра Братска Александра Серова, даже вечно несгибаемые коммунисты используют свой партийный ресурс в бизнесе, чтоб, как минимум, не сильно потратиться на выборах, как максимум – что-то поиметь после них.

 

Проблема и в том, что «партийной вертикали» правящей партии на нашем «острове» практически не наблюдается. То есть «Единая Россия» в Братске – это не та партия, что в Кремле. Нечаянно задумавшийся обыватель не увидит между ними никакой связи, кроме общего семантического облака.

 

Такой совершенно виртуальный партийный и политический процесс в островном городе просто смешон. При большом желании можно было как-то усерьёзнить его тем, что якобы из таких малых партийных ячеек и побед на уровне муниципалитетов складывается политическая карта страны, но на самом деле местность этой карте не соответствует. Я знаю депутата от «Единой России» из самораспущенной полгода назад братской Думы, который своим пониманием экономической ситуации любого либерала перелибералит. И я знаю депутата от той же партии, взгляды которого на мир радикальней, чем у молодежного активиста КПРФ. Просто их реальные мотивации (вполне благородные) находятся вне собственных убеждений. И наверняка, если бы была возможность иметь двойную, а то и тройную партийность (как гражданство), многие этим бы воспользовались.

 

Обыватель пока не совсем осознал, но сами партийцы легко и быстро понимают и принимают «игру в партию». Например, одному из не последних людей местного отделения ЕР в период агитации на выборах в Заксобрание области ничто не помешало попутно работать на другую партию, которая в Братске на тот момент финансово себя обеспечила чуть лучше. В самом деле, если в процессе игры есть шанс заработать, то почему бы и нет? Если пацаны во дворе играют в войнуху, и одни за Красную Армию, а другие за фашистов, не будут же они на следующий день испытывать угрызения совести, если разделят между собой апельсин, невзирая на игрушечную вражду?

 

Я все это к тому пишу, что в небольших и «островных» городах абсурд (любого рода) сконцентрирован и виден отчетливей.

 

Есть смысл к нему присмотреться и сделать выводы.

 

Фото автора

 

 

Кирилл Бакуркин

Комментарии  

#3 Макс 21.07.2014 11:53
Дааа уж, говаривал Киса Воробьянинов. Даааа уж, гражданин товарищ Бакуркин, вы конечно ВЕЛИКИЙ аналитик. А ушки-то торчат батенька. Кирилл, надо помнить за все всегда приходится отвечать рано или поздно.Конечно понятно, что с Гаськовым вы работаете не за то, чтобы "голодать за еду". Просто если вы пишете о высоких материях, если вы "растекаетесь мыслями по древу", если и каких то моральных принципах говорите, то нельзя мне кажется быть самому в абсолюте антиморален.
Цитировать
#2 Степан 19.07.2014 13:54
У "островного" журналиста Бакуркина абсурд любого рода сконцентрирован и виден отчетливей. Есть смысл к абсурду Бакурикна, и к самому Бакурикну, присмотреться сделать выводы
Цитировать
#1 Семен 19.07.2014 11:12
Автор молодец! Замечательный текст!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, директор Ботанического сада ИГУ, председатель Общественной палаты г. Иркутска

Архив новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Мысли напрокат

14344734_1102486263122066_1533998651895541425_n.jpg