вверх
Сегодня: 24.07.17
16.png

Cмычка предпринимателей и правоохранителей: разрубить нельзя оставить

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как сказал герой известного фильма, «Вор должен сидеть в тюрьме!». И за эту резкую и безапелляционную фразу актера, сыгравшего роль следователя, неоднократно упрекали сами же следователи – те, что постарше и поопытней. Мол, реальная жизнь намного сложней. Сегодня, если послушать выступления многих и многих силовиков, то можно вполне прийти к выводу, что все предприниматели – мошенники и, стало быть, тоже должны сидеть. С таким подходом категорически не согласны участники круглого стола, посвященного проблемам отношений предпринимателей с законом, который состоялся в Иркутске в этот четверг. 

 

Он назывался: «Должны ли предприниматели сидеть в тюрьме за экономические преступления?». И это название, пожалуй, могло ввести в ступор не одного следователя. И правда, если есть преступление, то что делать дальше, подскажет УК и УПК. Но в том-то и дело, что в предпринимательской сфере, с кучей естественных экономических рисков, причиной «экономических преступлений» зачастую становится не злой умысел, а стечение обстоятельств. 

 

Видимо, принимая во внимание этот момент, будучи еще президентом России, Дмитрий Медведев призывал не «кошмарить» бизнес. Было это в 2008 году. Однако в 2015-м уже Президент Путин в своем Послании к Федеральному Собранию констатировал, что подвижек предприниматели не видят. Хотя официальная статистика вроде бы на тот момент свидетельствовала о том, что призыв президента силовиками был услышан. За пять лет количество осужденных предпринимателей у нас в стране уменьшилось в 4 раза. С 8 тыс. в 2010-ом до 2 тыс. в 2015-ом году. К реальному сроку заключения приговорен каждый четвертый. Ох уж эта упрямая статистика!

 

Адвокаты, защищающие бизнесменов, подвергшихся уголовному преследованию, косвенно подтверждают слова президента, рассуждая о лукавости официальных цифр. 

 

– У нас в четыре раза уменьшилось количество направленных уголовных дел в суд, – рассуждает адвокат Максим Орешкин. – Это говорит только о том, что в четыре раза больше стали прекращать уголовные дела на стадии предварительного расследования. А почему прекращают уголовные дела? По экономическим делам очень большое количество прекращенных дел связано с тем, что предприниматели примирились. Другими словами, заказчик уголовного дела и лицо, которое попало под преследование, достигли или вынуждены были достигнуть определенного компромисса. В связи с чем правоохранительные органы сделали все, для того чтобы использовать законные возможности. И прекратить уголовное дело. Тем не менее, результат достигнут. Выгода от уголовного преследования заказчиком получена.

 

Более объективным показателем могла бы быть информация о количестве так называемых доследственных проверок в отношении предпринимателей, но такой информации нет. А если даже и появится, её практически невозможно будет проверить. 

 

– У нас полное отсутствие контроля за оперативными службами именно в части доследственной проверки, – делится наболевшим адвокат Андрей Шадрин. – Большинство дел, которые у нас возникают по тем же налогам, они же не из заявления возникают. Ведь заявления нужно регистрировать! Они возникают из оперативно-розыскной деятельности. И мы не знаем, почему определенные фирмы не трогают, другие же фирмы подвергаются очень тщательной доследственной проверке, и, если что-то удается найти, возбуждается уголовное дело. В этом отношении органы предоставлены сами себе. 

 

Генеральный директор швейной фабрики «Вид» Ирина Чикуленко столкнулась с этим на практике. Следователи к ней на предприятие пришли 13 января, якобы из-за жалобы работников на невыплату заработной платы в 2016 году: 

 

– Мы им предлагали неоднократно – и главный бухгалтер, и финансовый директор, и я: вы скажите фамилии – и мы тут же вам предоставим всю информацию. Наше мнение не интересовало никого, – рассказывает предприниматель. – Все документы были собраны, системные блоки были собраны. Все это продолжалось более четырех часов. Я авторитетно заявляю, что невыплаты заработной платы в указанный период не было ни на один рубль, задержки не было ни на один день ни в части выплаты основной заработной платы, ни в части дополнительной. Это то, что раньше называлось авансом. Наши сотрудники написали коллективное письмо о том, что им вовремя платят зарплату. Я уже была на личном приеме у руководителя этих следователей, генерала Бунева. Но пошел второй месяц – и я не имею ответа. Возбуждено или не возбуждено дело? Были основания или нет? 

 

Эксперты признают, что часть вины за большое количество уголовных дел по экономическим составам лежит на самих предпринимателях. Более того, зачастую сами предприниматели выступают в роли «заказчиков» и являются бенефициарами уголовного преследования в отношении своих конкурентов или бывших партнеров.

 

– В моей практике было дело, – рассказывает Андрей Шадрин, – когда был определенный долг у фирмы, но его не смогли по суду доказать и взыскать. И решили пойти другим путем – пошли с проверкой. Причем нашли достаточно банальное основание: использование нелицензионного программного обеспечения в работе. Изначально произвели осмотр, изъяли все оборудование, возбудили дело. Не достигли соглашения в рамках имеющегося спора. Фирма закупила новое оборудование. Буквально через две недели приходят с обыском – и опять выносят все оборудование. Денег больше нет. А у фирмы вся деятельность была построена на этих компьютерах. Первый раз вынесли, второй – все деятельность парализована. Работники зарплату не получают. Бизнес разрушен. И самое интересное, что дело закончилось в итоге прекращением!

 

Одной из задач круглого стола была выработка конкретных рекомендаций по защите бизнеса от произвола от произвола людей в погонах, которые будут включены в доклад уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова Президенту страны. 

 

Такими рекомендациями, по мнению участвовавших в обсуждении, могли бы стать:

 

– Отказ от палочной системы в правоохранительных органах, когда сначала в процентном соотношении все показатели их работы выстраиваются. А потом правдами и неправдами эти показатели держатся у определенных отметок. 

– Четкое разделение уголовных дел и гражданско-правовых споров. И принципиальный перевод всех финансовых споров между собственниками в гражданско-правовую плоскость.

– Введение работающего механизма ответственности лиц, которые подвергают уголовному преследованию граждан по итогам расследования. 

– Введение прокурорского или иного контроля за действиями оперативников на стадии доследственной проверки и др. 

 

Собравшиеся также пришли к выводу, что если всерьез решать проблему незаконного уголовного преследования предпринимателей, то неизбежно придется принести в жертву некоторые уголовные дела. Дела с реальными составами преступлений и перспективами посадок. Такова цена избавления основной массы бизнесменов от давления со стороны силовиков.

 

Пусть так.

 

Только не придется ли в результате такого чудесного избавления предпринимателям при решении споров на крупные суммы перейти от относительно законных услуг со стороны правоохранителей к абсолютно незаконным услугам со стороны криминала, в том числе киллеров? 

 

Этот вопрос на круглом столе не поднимался.

 

Артём Световостоков

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТЯЖЕЛОВАТЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОСПРИЯТИЯ. МНОГО О ПОЛИТИКЕ ПИШЕТЕ И ОЧЕНЬ СЛОЖНО.

Марина Попова, преподаватель русского языка и литературы

 

Архив новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Мысли напрокат

1477639427_demotivatory-13.jpg