вверх
Сегодня: 19.09.20
16.png

Знакомое новое лицо: Виталий Матвийчук

Это интервью с Виталием Матвийчуком было опубликовано в журнале «Иркутские кулуары» пару лет назад, когда он стал заместителем председателя Думы Иркутска. Публикуем сейчас материал здесь, на сайте, без изменений, хотя, по идее, да – надо бы обновить. Пора. Виталий Николаевич выдвинул свою кандидатуру в мэры города – первым после того, как изменилась процедура выбора мэра, и это, знаете ли, интересно. Как минимум. Надо бы вглядеться в этого человека ещё раз и повнимательнее… Как думаете?

До недавнего времени многие в городе считали, что в городской Думе он будет играть роль оппозиционера, которого… никто не слышит. Мало того что сам он впервые попал в число депутатов и не наработал соответствующего опыта и авторитета, так ещё и является сторонником той партии, слышать мнение которой долгие годы считалось необязательным. Но ситуация очевидно изменилась…

– Виталий Николаевич, свидетельствует ли ваше избрание заместителем председателя Думы, что у вас теперь во взаимоотношениях с коллегами и администрацией города тишь да благодать?
– Мы нашли общий язык (смеется). Я лично нашел. Вне зависимости от моей новой должности, я выражаю свои мысли напрямую, потому что не в один состав фракции не вхожу, и по-прежнему, как и раньше, защищал и защищаю интересы жителей, не боясь партийной дисциплины. Но поначалу, когда я только пришёл в Думу, настрой и у меня, и ко мне был, конечно, другой. Но в конце концов, как видите, мы начали находить точки соприкосновения, потому что идеологического противостояния в нынешней Думе точно нет. А работать и мыслить нужно с конструктивных позиций: главное не конфликт, главное – поиск вариантов решения, как изменить ситуацию в городе к лучшему. Цель-то одна!

– То есть вы тоже стали мудрее?
– Наверное. Есть вопросы, в которых и так всё ясно, без особой проработки, а есть такие, в которых надо разбираться и разбираться. Ну вот как позиция вообще рождается? Что-то не сделали, пообещали или сказали «нельзя» – из-за этого чаще всего в ходе обсуждений на заседаниях Думы конфликты возникают. Бывает, нельзя-то нельзя, но вы же ничего не сделали, чтобы можно было?!

В 2014 году я избирался, пришёл по спортивным площадкам в социальный отдел городской администрации и говорю: «Нам нужно в школе поставить детскую спортивную площадку, чтобы дети играли в футбол». Там частный сектор, который полностью изолирован, там семьи неблагополучные живут... А мне отвечают: «Нельзя». Я говорю: «Почему?». А мне отвечают: «Денег нет». Я прихожу в бюджетный отдел и прошу денег, а меня спрашивают: «А сколько нужно-то?». И тут я понимаю, что меня развели: нет даже сметы – но уже нельзя. И ладно бы я попросил дорогу сделать, но ведь вопрос о детях!
Позиция жизненная у меня одна и та же осталась. Ничего не изменилось.

– Не секрет, что избиратели оценивают депутата городской Думы прежде всего по тому, что он делает не в городе, а на их территории, в их округе. Вам хватает денег, чтобы избиратели были довольны вами?
– Нет, конечно. На каждый округ для реализации различных городских программ выделяется примерно равное количество средств. Ново-Ленино сейчас занимает второе место в городе по объему частного сектора. В Первомайском, например, или в центре и дороги, и подъезды к школам давно есть, и тротуары там, где надо, и детские площадки. А у меня? Ново-Ленино десятилетиями финансировали по остаточному принципу. И сейчас нужны куда более серьёзные средства, чтобы навести порядок. Есть одна-единственная дорога на кладбище, да и та была разломанная. Зато в этом году нам удалось ее отремонтировать по программе «Безопасные и качественные дороги». Сейчас там новые тротуары, асфальт, остановочные карманы, разметка и пешеходные переходы. Только участок дороги от ул. Рабоче-Крестьянской до ул. Павла Красильникова заасфальтирован не был – из-за того, что теплосетевой компанией планируется в ближайшее время провести централизованное отопление к школе №45.

– Что вообще удалось сделать за эти 4 года, чего добились?
– Мы занимались всем, а начали со школ. У меня три школы на округе. Одна разрушена, вторая стоит полуразрушенной. Спросил директора, почему нет капремонта. Мне говорят: памятник архитектуры – нельзя, даже проекта не было. Оказывается, кто-то ей такой «подарок» на юбилей сделал: мол, если она будет памятником, то её быстрее отремонтируют – а вышло наоборот. И вот мы вывели школу из памятников архитектуры, проект готов и проходит экспертизу, и на будущее запланирован капитальный ремонт школы. А вторая школа, №45, топится углем, дороги к ней раньше не было, жители ходили по грязи, нет и двора у детей. Сейчас же заасфальтировали все дороги к школе и плотно занимаемся ею вместе с коллегой, всё сделаем, и это тоже год-два.

– Боюсь даже спросить: а спортивные объекты у вас в каком состоянии?
– У нас есть стадион «Локомотив». Он выкуплен у железнодорожников, но земля не выкуплена. Поле старое, асфальт разрушен, в ФОК зашли – там щели, ветер дует. Постепенно сделали поле, дорожки, забор: вы придёте и не узнаете его. Есть ещё корт, который подарил Газпром. За счет городского бюджета администрация по моей инициативе раздевалку поставила на корт, ставку тренера организовала – и теперь корт зимой заливается, ребята играют в хоккей, и команда первое место заняла на Кубке мэра. Корт на Школьной. Корт на Мичурина мы через программу «Народные инициативы» получили. Дальше у нас ещё одна многофункциональная площадка построится на Образцова. В Ново-Ленино ведь только спортом можно исправить социальную ситуацию. Очень много наркомании, алкоголя. Изолированность от центра.

– Да, это известная для горожан тема…
– Почему жители Ново-Ленино должны ехать на остров Конный или на сквер Кирова, чтобы просто погулять в комфортной среде? Да если даже в центр кто-то захочет выбраться, то как он вечером попадёт домой? Автобусы ходят до 22:00. Я предложил ввести ночной тариф, чтобы заинтересовать автоперевозчиков, но почему-то СМИ извратили мои слова – мол, Матвийчук хочет повысить тариф. Ну как так? Зачем?
Я давно вынашиваю идею о том, чтобы общегородские праздники проводить не только в центре Иркутска. Один год устраивать их в одном районе, на другой год – в другом. Тогда и общность иркутян, жителей одного – одного, подчёркиваю! – города будет чувствоваться лучше, и уровень благоустройства выравниваться. И места массового отдыха появятся не только в Октябрьском районе.
А мы хотим сейчас нашу рощу Молодёжную сделать такой, чтобы не хуже была, чем сквер Кирова или остров Конный. Возрождаем сад Томсона.

– Очень интересно! То есть некое общественное пространство в Ново-Ленино?
– А почему нет? В своё время, когда этот сад передали городу и госуниверситету, там действительно был цветущий сад: около 200 видов яблони, много малины. В девяностые годы по поддельным документам сад определили под застройку, но общественность отстояла его. Теперь надо территорию благоустроить – и у нас будет отличное общественное пространство местного масштаба. Тем более что роща Молодежная рядом. Ее начали потихоньку обустраивать, туда инвестор зашёл, хочет установить качели-карусели.

– То есть всё нормально, всё идёт своим чередом?
– Ну если горожане опять что-нибудь не придумают и не выступят против. А то у меня часто люди прибегают в приёмную и матерятся: что вы делаете, зачем, скажем, вы поставили киоск мороженого, или сладкую вату продают, или батуты поставили? Не нужно нам это, мы здесь раньше гуляли с колясками, а сейчас из-за мороженого дети визжат. И они не просто матерятся – они подписи бегают, собирают. Они раньше 150 рублей тратили на сигареты, а сейчас приходится на детей тратить. Практически любая инициатива встречает противостояние.

– Это Иркутск, знаете ли… Вы вообще встречали иркутян, которые хоть чем-то довольны? Нет, вы вживую встречали таких феноменальных людей? Если можно, то дайте фамилию и адрес.
– Ну это так, да (смеется). Я в округе постоянно и постоянно смотрю, что сделать на следующий год. И сделали, например, освещение. Все дворы, которые нужно было осветить, мы осветили. Причем до этого встречались с жителями и даже провели голосование. Договорились с подрядчиком, что он установит прожекторы на домах. Жители выходят и говорят: не нужны нам эти ваши прожекторы – вы себе плюсик поставите, а нам плати за свет. Я им объясняю, что это получится рубль с квартиры в месяц. Но протестуют-то обычно активисты-бабушки, а они не ходят ночами. Они днём посидели на лавке, а вечером пошли телевизор смотреть. Им зачем освещение на улице?
Зимой в роще была горка, и вот мне звонит женщина с претензией: я хотела сказать вам спасибо, а тут увидела, что горка платная. Я говорю: послушайте, есть же три горки вокруг этой рощи бесплатные, идите и катайтесь. А она: это что такое, с детей деньги будут брать? А я говорю: Светлана, но у вас же детей нет, у вас дети моего возраста – так какая разница?

– А знаете, почему так происходит? Потому что большинство людей думают, что вы идете во власть для того, чтобы стать богаче, продвинуть свой бизнес и так далее. Думают, что за душой только личный корыстный интерес. У вас какой был интерес, когда вы пошли во власть?
– У меня была внутренняя конкуренция и самореализация. У меня на округе депутатом была девушка из Ангарска. Я проанализировал: на выборы идёт девушка моего возраста, поставила две лавки – и прошла в Думу. Я подумал: почему я не могу? В бизнесе я реализовался, вот и решил попробовать себя в политике.

– Ну и как политика вам? Удовлетворение приносит эта деятельность?
– Да, пока да. Чувствую, что не зря живу. Особенно интересно, когда что-то получается.

– Оцените, пожалуйста, степень движения города к своему, скажем так, идеальному состоянию? Бежим, стоим, идём, но не туда?
– Иркутск развивается активно в плане инфраструктуры, но он должен развиться в плане инвестиций – и здесь мы немножко отстаём. И мне очень жаль, что молодежь уезжает. Я вижу по своему району: молодые, обеспеченные, перспективные – они могут найти себе работу и купить себе квартиру в центре города или вообще за пределами региона. А кто остаётся? Если отток молодёжи будет продолжаться в таком же темпе, у города нашего не останется шансов.

– А вы никуда не собираетесь уезжать?
– Нет. Я люблю свой город. И надо здесь поднимать. Проще всего уехать. Купить дом в Крыму, шорты одни, майку – и в этом годами жить, но зачем (смеется)? Кто мы там? А в Иркутске каждый из нас может кем-то стать, уже кем-то является. У нас есть родные, друзья, есть общность людей, объединённых не только фактом рождения или долгого проживания, а городской историей, памятью, пространством вокруг нас. И главное: здесь мы можем что-то изменить.

 

 

Беседовали Светлана Фомина, Андрей Фомин

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Я СЛЕЖУ ЗА ВЫХОДОМ ЖУРНАЛА «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» НЕ ПОТОМУ, ЧТО Я ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН СО ВСЕМ, ЧТО ВЫ ПИШЕТЕ И ЧТО ГОВОРЯТ ВАШИ ГОСТИ. СКОРЕЙ, НАОБОРОТ. ИНЫЕ МНЕНИЯ, ОТЛИЧНЫЕ ОТ ОБЩЕПРИНЯТЫХ, РАЗЛИЧНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЖИВОТРЕПЕЩУЩИЕ ТЕМЫ – ВОТ ТО, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЦЕННО. ЖУРНАЛ ЭТИМ И ИНТЕРЕСЕН. РЕАЛЬНО ИНТЕРЕСЕН.

 

Тимур Сагдеев, депутат Законодательного Собрания Иркутской области