вверх
Сегодня: 23.10.17
5.png

Золото или Смерть!

 

Среди всех сибирских земель Иркутская губерния всегда выделялась обилием золотых россыпей. На её территории в большом количестве возникали прииски, и не где-нибудь около Бодайбо, а гораздо ближе. Есть сведения, что более полутора веков назад золотой песок обнаружили недалеко от Иркутска, в малых речках и ручьях, впадающих в Ангару. Почти следом золото нашли на реках Белой, Бирюсе, Оке, Китое. Чуть позже на Байкале. Случалось, горсточки смельчаков забирались в непроходимые леса, бродили с речки на речку и где-нибудь в уединенном местечке намывали золотишко. Этим старателям посвящается наш рассказ.

 

Старатель-патриарх Ефим Вещев

 

Добычей золота на Байкале занимались семьями. Самыми удачливыми местные жители называют три семьи, или три артели: Кривороткиных, Вещевых и Натягановых. Найти представителя одной из этих семей, которые помнят былые времена, оказалось делом несложным.
86-летнего старца Ефима Петровича Вещева можно встретить в посёлке Большие Коты. Каждое утро и вечер он сидит на лавочке возле своего дома, обратив лицо в сторону Байкала. Ефим Петрович плохо видит, но, несмотря на это, живёт один и вполне справляется с хозяйством. Например, колет дрова и готовит еду. Ему, конечно, помогают многочисленные родственники и соседи, потому что уважают и любят.


Ефим Петрович – человек добродушный и общительный, поэтому достаточно было присесть с ним рядом и включить диктофон.


– Золото в здешних местах я начал добывать в тридцатые годы, – рассказывает мой собеседник. – Добывали его со дна Байкала. Летом на плотах, зимой – со льда. Работали 10 артелей, в каждой примерно по 20 человек. Плот был 8 на 4 метра и еще небольшой плотик. Там размещалась бутара – золотопромывочный прибор. Золотоносная жила обычно шла в метрах десяти от берега. Черпали грунт специальными ковшами.

 


У нас был бригадир – он и командовал. Один черпал грунт, другой подвозил его на тачке к бутаре. Третий растирал, удалял грохот – крупные камни, гальку. Четвертый качал помпу, остальные промывали и извлекали знаки – золотые песчинки. Намытое золото ссыпали в аптекарские бутылочки, и старшой относил их в приемный пункт. Их было два: у нас, в Больших Котах, и в Сенной.


Порядки были строгие. За прогул давали полгода тюрьмы. Нескольких наших старателей, деда Бепенкина и Кузмина, посадили по этой причине. А в 37-м вообще много народу по политике, из-за золота пересажали и погибло.


Зато жили мы сыто. В Иркутске до 1932 года всё по карточкам было, голодали. А мы получали боны – такая бумажка с десятью квадратиками. Отрежешь один – отоваришься в лавке. В государственной скупке за один грамм золота платили рубль и 16 копеек, а на советские дензнаки это 9,60. В городе один бон-рубль продавали за 25 рублей. А тогда килограмм муки стоил шесть копеек, пшено – 9 копеек. Старатели-то и козыряли, форсили. Кожаная тужурка стоила 15 рублей, сапоги кожаные, джимы – 16.


– Наш прииск назывался Байкалзолото, – продолжает рассказ Ефим Петрович. – Из начальников помню деда Славина – в нем было 9 пудов веса, Казимира Душкина. Потом Федора Караченко назначили. У него рост 220 сантиметров и вес 150 килограммов. А во время войны прииском руководил Самсон Леонтьевич Дерис.


После войны, это в 1949 году, в Большие Коты завезли драгу, потом ещё одну. Я вернулся из Маньчжурии, с японцами воевал. В 53-м старатели начали уезжать. Я устроился работать на драгу. Эти драги пошли от Байкала по речкам вверх. Одна прошла километров пять, другая – три. Мне говорили, что на драгах намыли 157 килограммов золота. В 67-м или 68-м их бросили. Сходите на Котинку – сами увидите.

 


Действительно, в трех километрах от посёлка на небольшом озере стоит на приколе та самая драга, а берега речки Котинки сплошь покрыты отвалами из камней, усеяны уже заросшими кустарником каналами и канавками, глубокими ямами. Эти следы явно указывают на то, что полвека назад здесь кипела бурная деятельность.

 


Драга представляет собой замысловатую и полусгнившую деревянную конструкцию. Единственная деталь из металла — это лебедка. Такие драги в советскую эпоху мастерили инженеры и рабочие Иркутского завода тяжелого машиностроения имени Куйбышева.


Погибель под землёй


В живописной долине ручья Чёрного, в километре от Байкала (16 километров от посёлка Листвянки и в трёх – от посёлка Большие Коты), сохранились старые горные выработки, старательские шурфы и шахта с боковыми штреками, которые принадлежали иркутскому купцу Патушинскому.
Впрочем, обнаруженную шахту назвать шахтой можно было только с большой натяжкой. Золото в старой Сибири чаще копали в ортах. Так назывались подземные горизонтальные ходы, похожие на длинные пещеры.


Орту в Пади Чёрной начали рыть с краю оврага. В глубине выстроили борта и потолок, который поддерживали стойками. Для этой цели предварительно раскололи на три части толстые лиственницы. Две тесины ставили вертикально, третью клали сверху на них. Постепенно орта разрасталась в целую систему коридоров и галерей.


Подземные работы считались наиболее опасными, и на них решались далеко не все. Вполне можно представить себе переживания человека, роющегося в земле в атмосфере жуткой тишины, подозрительных шорохов и полного отсутствия дневного света. Неожиданный шум и гул под землей порождал панику – и тогда из уст в уста передавалась страшная весть, что своды начинают рушиться, и с криком «Орта идёт!» люди выскакивали из-под земли. Кто не успевал, тот погибал под обвалом.

 


Рытье золота в глухой тайге, под землей, частенько порождало жуткие ситуации. Однажды копали каторжники орту, глубоко ушли, а края укрепили плохо. Земля осыпалась и завалила их. Погибло около 30 человек. Оставшиеся в живых товарищи поставили на месте трагедии большой крест. Потом пошли слухи. Стали говорить, что каторжники кричали из-под земли несколько дней, что даже слышали голоса несчастных, да боялись подойти. С тех пор никто не искал золота в этом месте, хотя знали, что его там много.


Среди старателей существовал неписаный закон: обвалившиеся орты и шахты, похоронившие под своими сводами людей, никогда вторично не разрабатывать. Когда натыкались на трупы, заваленные землей, тут же всё бросали и покидали место разработки. Беспокоить погибших считалось величайшим грехом.


Статистика золотого Байкала


Первое упоминание о начале добычи драгоценного металла на Байкале относится к 1842 году. Тогда были открыты и стали разрабатываться россыпи по долинам рек западного побережья озера — Большие и Малые Коты, Большая и Малая Сенная. За 51 год отработки в этом районе было добыто золота 10 пудов 12 фунтов 52 золотника 42 доли, то есть более 160 килограммов.


В 1891 году золото обнаружили в районе Листвянки и Николы. По данным «Советской Сибирской энциклопедии», за 17 лет здесь было добыто 184 килограмма золота. После 1917 года золото на озере стали добывать даже промышленным способом, с помощью драг. Так как в советское время все сведения, связанные с золотом, считались строго секретными, то статистических данных обнаружить не удалось.


Визит к потомкам старателей


Почти двести лет назад, в 1825 году, бывший губернатор Восточной Сибири тайный советник Александр Лавинский принял решение искать золото в Иркутском округе, и при его участии было организовано несколько поисковых экспедиций. А спустя еще двадцать лет (в 1846 году) некий майор Саблин опубликовал в «Горном журнале» следующее сообщение:


«На многих из упомянутых мест сделаны открытия, но с едва приметными знаками золота, и потому не стоящие совершенно разработки, исключая рек: Оноту, устьев речек Биби, Малой Белой и Китоя. На последней при устье впадения её в реку Ангару близ деревни Зверевой открыты обер-бергмейстером Злобиным два золотосодержащие пласта из сероватого песка, заключавшего в себе валуны: жирного и молочного кварца, зеленого камня, глинистого сланца и каменного угля. Вся длина площади простиралась до 35 сажен, а ширина – до 15 сажен со сложным содержанием золота во 100 пудах песку от 19 до 40 долей. Золото это по виду своему состояло из весьма тонких, плавающих в воде блесток». (Доля — самая малая весовая единица измерения золота, равная 0, 044 грамма; таким образом, на 1 тонну песка приходилось до 4 граммов драгоценного металла.)

 


Почти два века назад в Зверево (сейчас это пригород Ангарска) добывали золото кустарным способом, при помощи приспособления, которое называлось вашгердом. Рыли по берегам реки неглубокие шахты и промывали породу в ковшах, которые и носили это немецкое название. И хотя золото оказалось весьма низкой пробы, промысел этот существовал около ста лет.


Сейчас деревни как таковой уже не существует. Она была ликвидирована за ненадобностью в конце 40-х годов прошлого столетия. На месте старейшего в Иркутской области селения остался маленький дачный посёлок, в котором в зимнее, да и в летнее, время обосновались такие же «деклассированные элементы», предки которых мыли здесь золото. Впрочем, одного зверевского старожила всё-таки удалось отыскать, но не в самом Зверево, а в соседнем селении под названием Пристань.

 


Пожилой, но ещё крепкий мужик в синем тельнике представился Гошей, хотя стукнуло этому Гоше уже семьдесят два года. Георгий Степанович Петров родился в посёлке Старый Китой и перед войной вместе с родителями переехал в Зверево. С началом строительства Ангарска дома начали разбирать, а жителей переселять в город. Гоша тогда уже работал на строительстве комбината, потом служил на флоте, после демобилизации вернулся на завод и получил квартиру в Ангарске.


В селе Пристань у него дачный домик. Пристани, давшей название селению, тоже давно уже нет. На берегу, недалеко от слияния Китоя с Ангарой, сиротливо увязли в песке две ржавые лодки – последний признак речного судоходства. Группа аборигенов, один из которых щеголял в болотных сапогах и держал в руках охотничье ружьё, дружелюбно поинтересовались:


– Мужик, ты случайно не агент?
Узнав о цели моего прибытия – поиске сведений о золотодобыче, они откровенно обрадовались.
– Во, блин, оказывается, по золоту ходим!
– А ты не болтай, а то расскажешь, где оно, – приедут сюда на экскаваторах!
– Да тихо вы! – вмешался Гоша. – В Зверево при мне золото не мыли, а вот рядом было село Часовитино – так там его добывали диким способом еще в двадцатые годы. Были там известные старатели Чеботаревы, которые по обоим берегам Китоя золотой песок промышляли. Ни про какие геологические экспедиции я никогда не слышал, но золото было – это точно! Часовитино это тоже снесли, и люди все поразъехались. Старики давно все померли, и промыслом с тех пор никто не занимался.
Так что не соврал майор Саблин, рассказавший в 1846 году о золоте.


Загадочная Хихетская долина


Раз попалась мне на глаза информация о разведанном месторождении золота в самом неожиданном месте – от усть-ордынских бурят, земли которых – это степи и полу степи, а не таежные дебри, где обычно залегает золото.


В 1912 году в одной из иркутских газет было опубликовано короткое сообщение:


«Давно уже носились слухи о том, что в верховьях реки Куды, в ста верстах от Усть-Ордынского селения, на территории Верхнекудинского ведомства Верхоленского уезда, в тайге, лежащей вдали от бурятских улусов, находятся богатые золотом россыпи. Историческое прошлое верхнекудинских россыпей таково. Когда-то они уже были разведаны каким-то иркутским предпринимателем, но за его смертью дело остановилось, и только два шурфа, залитые водой, свидетельствуют о былой разведке золотоносной россыпи».


У бурят существовало негативное отношение к золоту. Например, по поводу верхнекудинских золотых россыпей сохранилась легенда. В ней говорится, что однажды, не в особенно давнее время, несколько бурят намыли там себе золота и продали его в Иркутске. Вернувшись из города домой, они вскоре умерли.


Эта смерть могла быть вполне случайной, но суеверные улусники решили, что их родичи умерли из-за золота. С той поры золотоносную площадь они объявили зашаманенной, то есть заколдованной. Они решили, что открытие золота принесёт с собой всякие напасти и гибель не только тем людям, которые доберутся до него, но и самим бурятам как владельцам земель, где лежит золото. Поэтому они стали ревниво хранить свою тайну и относились враждебно ко всякому человеку, ищущему золото на их территории.


В результате архивных поисков удалось установить, как дальше развивались события. В середине августа 1911 года на золотоносные россыпи, о которых тогда распространилось много слухов, отправилась разведочная партия. 18 августа золотоискатели прибыли в Хихетскую долину. Эта долина представляла собой болотистую местность и являлась частью водораздела рек Куды и Илги. Недалеко от Северной горы, чуть ли не у самой ее подошвы, протекал ручей Хихет, впадающий в Куду. По берегам ручья непроницаемой стеной пышно рос ерник и тальник. Окружала долину хвойная тайга, в которой обитали сохатые, косули и медведи. Эта тайга служила местом охоты для тунгусов, стойбища которых находились в 30–40 верстах от долины.


Работы по разведке продолжались с 19 августа до середины декабря. Было заложено, кроме уже существующих старых, четыре новых шурфа на незначительном расстоянии друг от друга на обоих берегах ручья Хихет.


Работа шла крайне медленно. Рабочие вскоре наткнулись на вечную мерзлоту, и им приходилось постоянно делать пожоги в шурфах. Заливали шурфы подземные воды – на их откачку уходило слишком много времени. Пробу породы брали на глубине от 1 до 5 метров. Промывка осуществлялась лотком или бутарой и была малопроизводительной. О результатах поиска золота вернувшиеся в Усть-Орду предприниматели ничего не сообщили. Но судя по тому, что на следующий год новой экспедиции в Хихетскую долину не последовало, они были, скорее всего, не блестящими.


Век спустя. Приискательская местность

 

В 25 километрах, всех ближе к верховьям Куды, располагается деревня Ахины, которую начали строить переселенцы из России в 1910 году. Местные жители встретили меня с нескрываемым удивлением:


– Золото? Добывали в наших местах? Впервые слышим. К нам ученые из Иркутска каждый год приезжают, на озере Баенхал работают, какие-то травы собирают.
Важные подробности на интересующую тему рассказал любитель-краевед Владимир Бадаев:
– В верховьях Куды не проехать – лесовозы разбили дорогу. Там протекает несколько ручьев. Самый ближний — Молька, потом Калабинский ключ, Шартагай. В самых верховьях реки течет какой-то ручей. Возможно, это и есть ручей Хихет. В нём установлена металлическая труба небольшого диаметра.


Владимир Бадаев долго перечислял географические названия, и среди них прозвучали Казенная Гора и Приискательская местность. Когда он показал их на карте, то стало понятно, где искать, — добывали золото, похоже, здесь.


– Приискательская местность – это большая поляна среди болот. Сейчас там косят сено. Скорее всего, название связано с золотом. И располагается она между реками Кудой и Илгой, и гора присутствует, как в старой газете написано, – пришел к выводу Владимир.


До истока реки Куды оставалось километров пятнадцать, когда лесная дорога превратилась в непреодолимое препятствие. К тому же пошёл дождь. Двигаться дальше на автомобиле было бесполезно. Мы остановились у Калабинского ключа, понимая, что придется возвращаться. Ободряя меня, Владимир Бадаев припомнил:


– Здесь выше по Илге стоит зимовье Нарасун. Там проживал тунгус – дед Федор Бурбанов. Умер лет двадцать назад. Так вот он рассказывал, что подстрелил как-то глухаря в тайге и в зобе у него нашёл небольшой самородок золота. Поедем на лошадях. Золото не обещаю, а вот кедровых орехов – пожалуйста...

 

Автор материала моет золото

 

 Этот последний довод убедил меня, что в верховья Куды надо будет обязательно вернуться.


 

Павел Мигалёв

Иркутские кулуары

Комментарии  

#5 Лариса Луизова 08.05.2017 17:55
Мне эта тема очень интересна, так как я из Натягановых. Отец мой родился на ст. Байкал, крестили его в церкви села Никола, а жили в Большом Голоустном. Обращаюсь к автору статьи. В другой статье вы рассказываете о бывшем старателе Владимире Егоровиче Натяганове. Имеется ли у Вас какой-то выход на него. Просто хочется знать о своих родственниках. Еще интересен такой факт, который Вы также приводите в той статье, что месторождение у села Никола было открыто тоже кем-то из Натягановых. Спасибо за ваши исследовнаия.
Цитировать
#4 Вадим 21.02.2017 16:39
Тема Байкала, его окрестностей, да с историческими выкладками, это... сибирский дзен какой-то! )) Спасибо!
Цитировать
#3 Дмитрий 19.02.2017 20:06
Интересно, я сам с Бозоя недалеко от Охин, но такую историю слышу впервые. Хотя все может Быть.
Цитировать
#2 Владимир Попов 04.11.2016 08:30
Статья, конечно, интересная. Смущает один факт - "Пожилой, но ещё крепкий мужик в синем тельнике представился Гошей, хотя стукнуло этому Гоше уже семьдесят два года. Георгий Степанович Петров родился в посёлке Старый Китой и перед войной вместе с родителями переехал в Зверево". Если ему 72 года, значит он родился лишь в 1944 году.
Добавлю, что золото мыли в Приольхонье в долинах рек Зама, Курма и др.
Интересно было бы прочитать об этом.
Спасибо.
Цитировать
#1 Галина 02.11.2016 20:28
Спасибо автору за очень интересную статью, интересных героев. На одном дыхании читается. Сколько же еще увлекательнейши х историй, приангарских, сокрыты от нас.
Ждем ваши публикации.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Я СЛЕЖУ ЗА ВЫХОДОМ ЖУРНАЛА «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» НЕ ПОТОМУ, ЧТО Я ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН СО ВСЕМ, ЧТО ВЫ ПИШЕТЕ И ЧТО ГОВОРЯТ ВАШИ ГОСТИ. СКОРЕЙ, НАОБОРОТ. ИНЫЕ МНЕНИЯ, ОТЛИЧНЫЕ ОТ ОБЩЕПРИНЯТЫХ, РАЗЛИЧНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЖИВОТРЕПЕЩУЩИЕ ТЕМЫ – ВОТ ТО, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЦЕННО. ЖУРНАЛ ЭТИМ И ИНТЕРЕСЕН. РЕАЛЬНО ИНТЕРЕСЕН.

 

Тимур Сагдеев, депутат Законодательного Собрания Иркутской области

Архив новостей

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Мысли напрокат

14212727_1324310007611302_387839434774182441_n.jpg