вверх
Сегодня: 30.10.20
1.png

Ни дать ни взять ... Про А.В.Серова и А.Ю.Гаськова. Братское дело

А войдём-ка в положение

Как известно, в основе любого преступления лежит мотив. Если речь идёт о взятке, то тот, кто её берёт, как минимум, нуждается в деньгах, как максимум – жаждет обогащения любым способом. А тот, кто взятку даёт, - или вынужден это делать, опасаясь ещё больших финансовых потерь, или во взятке он видит наиболее простой способ добиться желаемого.
Финансовые возможности Серова до избрания его мэром были невелики. В 2009-м году он заработал 262 тысячи 790 рублей и 78 копеек, то есть ежемесячно приносил домой чуть меньше 22 тысяч. Даже если приплюсовать к этой сумме пенсию супруги, получается довольно скромно.

У Гаськова, члена комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве и члена комиссии по регламенту, депутатской этике, информационной политике и связям с общественными объединениями областного законодательного органа, финансовая ситуация выглядит значительно эффектнее. В 2011 году, например, депутат заработал 5 миллионов 460 тысяч 917 рублей. Правда, значительно больший вклад в семейный бюджет внесла его супруга, получив годовой доход в размере 11 миллионов 104 тысяч 306 рублей. Наличие или отсутствие у Серовых и Гаськовых автотранспорта, жилья, земельных участков в расчёт можно не брать - при любых сопоставлениях чета Серовых значительно уступает в материально-финансовом благополучии чете Гаськовых.

 

Встреча на Подбельского, 8

Если кто-то полагает, что финансовые отношения между Серовым и Гаськовым возникли в результате вульгарного вымогательства взятки одного у другого, тот явно ошибается. Эти отношения зародились с того самого момента, когда майским днём 2010 года в офисе депутата и предпринимателя Гаськова на улице Подбельского, 8 появился седоусый кандидат в мэры Братска Александр Серов в сопровождении своего молодого помощника Всеволода Наумова. Серов сказал, что нуждается в средствах на проведение предвыборной компании, и будет рад любой сумме. А взамен, если он станет мэром, обещал Гаськову не мешать вести его жилищно-коммунальный бизнес. Гаськов подумал и решил, что 650 тысяч скромному на вид кандидату будет вполне достаточно. Деньги частями были переданы Серову через Наумова, причём без всяких расписок и каких бы то ни было письменных обязательств. Кстати сказать, доподлинно известно, что Гаськов тогда дальновидно, на всякий случай, решил помочь всем участникам предвыборной кампании, дабы таким образом обезопасить себя от неожиданностей. Тем более, город уже крутился в политической чехарде, затеянной оказавшимися недальновидными местными и региональными лидерами партии власти.

 

Коммунальные владения
Владения "коммунального барона", как часто публично называл Гаськова Серов, представляли собой ряд "ооошек", работавших в сфере ЖКХ. Сам Гаськов управлял в то время Падунской коммунальной компанией и Сибирской технической компанией. Его супруга Марина владела солидными долями в ООО "Жилтрест-1", ООО "Падунская коммунальная компания" и в ООО "Жилкомсервис". Под контролем Гаськова находился и до сих пор находится Братский полигон твёрдых бытовых отходов, арендующий у муниципалитета земельный участок, куда вывозят мусор контролируемые Мариной Гаськовой коммунальные предприятия. Можно сказать, что в целом этот бизнес надёжно привязан к муниципалитету и целиком от него зависит. История происхождения коммунальных предприятий депутата-предпринимателя, образовавших собой монопольную структуру, заслуживает отдельного повествования.

 

Долг платежом страшен
Но сейчас вернёмся к тому времени, когда после победы на выборах Серова,Александр Юрьевич Гаськов по-праву рассчитывал на его поддержку своих бизнес-интересов. Ведь мэр просто обязан был отблагодарить благодетеля за финансовую помощь и, может быть, даже предложить услужливому предпринимателю стать, например, его - Серова замом по вопросам ЖКХ. Говорят, что долг платежом страшен. Но Серов оказался не из пугливых, и должником Гаськова себя явно не ощущал. Да, он предложил предпринимателю, но не должность и не какую-либо ответную услугу, а, как выяснилось в ходе оперативно-следственных мероприятий, Гаськову было предложено поделиться увесистой долей в уставном капитале ООО «Жилкомсервис» и половиной прибыли от вывоза мусора. В противном случае мэр намеревался, как и было обещано им в ходе предвыборной борьбы, создать в городе альтернативу монопольному бизнесу Гаськова и тем самым разорить его.

По всей видимости, мэр решил, не откладывая, хватать быка за рога и гнуть его к земле, ожидая услышать в ответ мольбы о пощаде. К тому времени он наверняка успел понять, подписав обязательство о соблюдении ограничений, связанных с замещением должности муниципальной службы, что работа мэра не только почётна и ответственна, но и опасна тем, что обставлена множеством красных флажков, шагнув за которые, можно навлечь на себя серьёзные неприятности, вплоть до того, что и должности лишиться, и позора натерпеться…
Гаськов вынужден был согласиться с выдвинутыми условиями, которые, по его словам, Серов изложил в договоре, подписанном затем обоими договорившимися в одном экземпляре, оставшимся у Серова. Не знаю, удалось ли следственной бригаде приобщить договор к материалам уголовного дела, и вообще – существует ли он в природе? - но уверен - для суда этот документ был бы чрезвычайно интересен. Гаськов утверждает, что, написав на листке сумму в 15 миллионов рублей, Серов поставил перед ним жёсткое условие: деньги должны быть переданы ему до конца текущего, то есть 2010 года.

 

Гоните рублики за наши бублики
Эта встреча и стала отправной точкой в череде дальнейших событий, разделивших жизнь Александра Васильевича Серова на два временных периода – «до ареста» и «после него». Будни же Александра Юрьевича Гаськова протекали в привычном для него русле, наполненном хозяйственными, политическими и прочими всевозможными хлопотами. Он часто бывал в городской администрации, находясь в постоянном контакте с депутатами и городскими чиновниками. Двери служебных кабинетов открывались перед экс-вице-мэром и областным депутатом без малейшего скрипа. Ближайшие перспективы для него были более или менее ясны, кроме, пожалуй, одного вопроса – продления договора с муниципалитетом об аренде полигона твёрдых бытовых отходов. Мэр тянул с решением, ссылаясь на необходимость хорошенько всё обдумать, и прозрачно намекал на возможность создания муниципального предприятия по вывозке мусора. Причина его медлительности, вероятно, заключалась в нерасторопности Гаськова по исполнению взятых им на себя финансовых обязательств перед Серовым. Да-да, речь идёт о тех самых пятнадцати обещанных до конца года миллионах. Год близился к концу, а миллионы как-то неохотно перемещались из карманов дающего в карманы берущего. Гаськов к тому времени дал мэру один миллион «на день рождения», позже ещё один, а затем и ещё миллион. 
Однажды декабрьским вечером Александр Юрьевич принимал Александра Васильевича в своей бане, откуда тот после рюмки коньяку и задушевного разговора убыл с очередным миллионом в портфеле. Перед самым Новым годом Гаськов передал ему дополнительно 300 тысяч. Интересно, рассчитывал ли Александр Юрьевич, что те 650 тысяч, переданные Серову на предвыборную кампанию, будут учтены в общей сумме? Хотя Серов утверждает, что получил только 200 тысяч. Странная какая-то у них бухгалтерия. Если взаимоотношения строились по принципу твёрдого купеческого слова, откуда же тогда возникли эти неувязки? Ну, да ладно, суд разберётся.

 

Он чувствовал себя неудобно
И вот настал момент, когда на очередную встречу с очередным миллионом в портфеле Гаськов пошёл уже под присмотром оперативников ФСБ. Страна неоднократно наблюдала в повторах телепередачи "Честный детектив" видеокадры, запечатлевшие напряжённый разговор между мэром Братска и депутатом-предпринимателем:
Гаськов: Куда поставить? Куда? Куда?
Серов: В шкаф, куда!
Гаськов: Давай, туда поставлю, куда обычно.
Серов: Делай, что хочешь, это ответ
хранение, не больше.
Гаськов: Куда обычно... Где тут у тебя место-то? Значит, остальные... Ты когда в Москву поедешь, или уже не поедешь?
Серов: Юрич, не знаю.
Гаськов: У меня остальные лежат в Москве... лежат деньги все. Я тебе говорил, ты меня душишь, понимаешь вот. Я просто чувствую себя неудобно.
  Принято считать, что Гаськов добровольно обратился в местный отдел УФСБ. Да, возможно, это и так. Но у меня складывается такое ощущение, что оперативники отдела уже обладали достаточной информацией чтобы держать события под контролем. В условиях политической нестабильности в городе, считающимся крупным промышленным центром, было бы вполне логично, чтобы сотрудники спецслужбы обращали внимание на многие нюансы городской жизни, входящие в понятие государственной безопасности. А взяточничество, как известно, относится к явлениям грубо попирающим государственные устои. Известно также, что закрепление доказательной базы в делах, где фигурируют взяточники и взяткодатели, сопряжено с немалыми трудностями. Поэтому у меня возникла своя версия дальнейших событий, по которой сотрудники госбезопасности берут инициативу в свои руки. Я представил себе, как начальник Братского отдела УФСБ Олег Жаров убедительно обрисовал Гаськову все преимущества положения того, кто, сотрудничая со следствием, в результате избегает уголовного преследования, а также совершает благое дело - помогает изобличить взяточника. С такими доводами трудно, а точнее, невозможно не согласиться. Ведь по нашему законодательству, взяткодатель - такой же злодей, что и взяточник. Он исполняет зловещую роль змея-искусителя, провоцирующего жертву на совершение тяжкого преступления, и потому несёт столь же суровое наказание, как и вымогатель взятки.
 В свою очередь, оперативники, имея такого добровольного помощника значительно облегчали себе выполнение задачи по закреплению доказательной базы. Так что, всё выглядит довольно-таки логично. При добровольном обращении, когда бы Гаськов сам пришёл в местный отдел УФСБ, следует рассматривать два варианта мотивации его действий. В первом случае им должна быть потеряна всякая надежда решить с помощью взяток свои вопросы у Серова, и таким образом, работая на опережение, он как бы предохранял себя от последствий по сути совершённого уже преступления. Он также наверняка понимал, что заставить муниципалитет подписать с ним договор об аренде полигона ТБО теперь ему не поможет даже Жаров.
Во втором случае он мог вдруг осознать с Божьей помощью преступный характер своих первоначальных действий, чистосердечно в этом раскаяться и без всякого понуждения обратится в органы государственной безопасности. Это, пожалуй, самый благородный для него вариант. А который из вариантов соответствует истине, опять же, определит суд.
Да, и ещё один важный момент – а было ли обращение Гаськова в Братский отдел УФСБ официальным, то есть в виде письменного заявления, или состоялась только доверительная беседа с руководителем отдела? Эта деталь довольно существенна.

 

Настойчивость против стойкости
Можно предположить, что взятка в 15 миллионов рублей была Гаськову вполне по силам, с учётом того, что контролируемые им предприятия ежегодно приносят около 30 миллионов рублей прибыли. Но нужны были надёжные гарантии того, что взятка решит все проблемы предпринимателя раз и навсегда. Это, прежде всего, продление срока аренды полигона ТБО и возможность в дальнейшем спокойно заниматься жилищно-коммунальным бизнесом, не опасаясь противодействия со стороны муниципалитета. Создание в сфере городского ЖКХ конкурентной среды, вероятно, так же рассматривается депутатом-предпринимателем как препятствие ведению его бизнеса.
Осенью 2010 года в Правобережном округе была предпринята неудачная попытка составить конкуренцию монополии Гаськова – там появилось ООО «Восточно-Сибирская управляющая компания», призванная потеснить на рынке услуг ЖКХ подконтрольные ему фирмы. Но позиции Александра Юрьевича в той борьбе оказались прочнее, он сумел отстоять свои коммерческие интересы. Полагаю, произошло это потому, что учредители альтернативной компании не нашли взаимопонимания с муниципалитетом. Скорее всего партнёры не смогли договориться между собой о размере муниципальной доли в уставном капитале компании.
Совершенно очевидно, что Гаськов в своих показаниях предоставил следствию основной объём информации по уголовному делу, естественно, излагая ход событий под своим углом зрения. Иное просто трудно себе представить. И потому в этой связи было бы очень интересно узнать и точку зрения на произошедшее и другого фигуранта уголовного дела – Серова, который, как известно, на следующий день после ареста дал признательные показания и раскаялся в содеянном.
При этом Серов отметил, что не он приглашал Гаськова к себе в кабинет после своей победы на выборах, а именно Гаськов заглянул к нему, чтобы напомнить об оказанной в своё время финансовой услуге и заручиться покровительством мэра в интересах своего бизнеса. При этом он якобы продемонстрировал мэру увесистый пакет с деньгами, но тот деньги не принял, чем, вероятно, несколько озадачил своего посетителя.
Есть информация и о том, что Серов поведал и о другой попытке Гаськова предложить ему деньги, которая была предпринята примерно через месяц после первой встречи, когда в городе возникли проблемы с подготовкой к отопительному сезону. Причиной их возникновения, по мнению Серова, были действия подконтрольных Гаськову компаний. Гаськов опасался за свою репутацию, понимая, что с подачи муниципалитета городские СМИ могут изрядно потрепать имидж как его компаний, так и его собственный.
Серов утверждал, что тогда Гаськовым была предпринята вторая попытка решить проблему деньгами, но и в этот раз мэр устоял, не поддавшись соблазну. Его стойкость иссякла чуть позже, во время памятной встречи в бане у Гаськова.
Серов признал, что деньги взял, понимая – даются они не за красивые глаза, а за покровительство напористому предпринимателю. Гаськов сумел убедить мэра в том, что это не взятка, а знак дружеского расположения состоятельного человека, к тому, кто в деньгах на текущий момент остро нуждается. Тем более, близился день рождения мэра.
Предполагаю, что размеры сумм в показаниях обоих фигурантов уголовного дела могут разнится, ведь документально в момент передачи их никто не фиксировал. Но, насколько мне известно, Серов признался, что потратил часть полученных денег на ремонт своего автомобиля «Мицубиси Паджеро», другую часть на другие нужды, которых у мэра должно быть не мало.
Серов также признал, что 2-го февраля, когда сотрудники ФСБ громко стучали в дверь его квартиры, он пытался избавиться от полученных накануне от Гаськова в своём служебном кабинете денег – бросил их в таз, облил коньяком и поджег.
Свои показания Серов давал в присутствии адвоката, ныне покойного Валерия Толмачева. Позже он утверждал, что именно адвокат убедил его дать такие показания следователю. Поражаюсь, какой же силой убеждения обладал Толмачёв! Впоследствии некоторые действия адвоката вызывали, мягко говоря, удивление. Однажды его даже видели выходившим из машины Гаськова. О чём могли они говорить между собой – можно только догадываться. Хотя, в этом нет ничего криминального.

 

Торг уместен
Но догадки – догадками, а факты свидетельствуют и о том, что описываемые события имели под собой и вполне определённую политическую подоплёку. Между Серовым и Гаськовым существовали взаимные политические обязательства. Ну, например, Серов требовал, чтобы Гаськов через своих депутатов в городской Думе убрал с должности председателя Думы Климова. А Гаськов, в свою очередь, настаивал, чтобы мэр отстранил от дел своего первого заместителя Кочеткова. Такой вот своеобразный торг «больших» людей судьбами других людей, не столь, на их взгляд, «больших». В то время они вряд ли предполагали, что вскоре Константин Климов неожиданно станет мэром, а Александр Кочетков прославится на другом, неожиданном для многих поприще. Именно в Кочеткове Гаськов видел причину многих своих проблем. Это раздражало его и побуждало к действию, о чём стоит рассказать подробнее, как и о многом другом. И потому, продолжение следует.

 

 

Вадим Скворцов

Источник: http://www.konkretno.org/



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Интересный журнал, правда, редко попадается мне в руки. Я больше ваш сайт читаю. Там ведь тоже есть статьи из журнала. Что-то мне нравится, с чем-то я не совсем согласна, но в целом читать интересно.

 

Мария Корзун, специалист отдела маркетинга