вверх
Сегодня: 27.02.21
5.png

Попробуйте сами

Что может означать отсутствие Владимира Путина на съезде «Единой России». 

Открывающийся на следующей неделе 14-й съезд «Единой России» может пройти без Владимира Путина. Президент окончательно становится надпартийным лидером, при этом отказываться от «медведей» он не собирается. Партия получает шанс заняться внутренним обновлением, по итогам которого и станет понятно, кого Путин в 2016 году поведет на парламентские выборы.

 

Предыдущий, 13-й, съезд «Единой России» проходил в мае прошлого года – тогда только что вступивший в президентскую должность Путин передал лидерство в партии Дмитрию Медведеву. Путин никогда не был членом партии, но и после того как отошел от ее дел, продолжает оставаться несомненным моральным лидером для «медведей».

 

«Путин не идет на съезд, чтобы дать партии возможность хорошенько поработать над собой»

 

Но в этот раз президент не пойдет на их съезд – пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что глава государства пока не планирует посещение этого мероприятия, которое пройдет с 3-го по 5 октября. Уже два с лишним года Путин является лидером Объединенного народного фронта (ОНФ), который две недели назад получил статус общественной организации. ЕР наряду с несколькими небольшими партиями входит в состав Народного фронта, то есть она в любом случае продолжает оставаться частью путинского большинства. И все же отсутствие Путина на съезде правящей партии станет знаковым событием. Вопрос не только в том, как этот знак воспримут аналитики и избиратели, но и в том, что сам Путин говорит этим жестом партии власти и элите.

 

«Если Путина не будет на съезде ЕР, это станет плохим знаком для партии – значит, не будет и многих министров и губернаторов, – говорит член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова Сергей Марков. – Но каждая проблема должна быть переосмыслена как ресурс. Не будет Путина? Конечно, это плохо, но зато это дает хорошую возможность сделать съезд реально работающим. Потому что все внимание уже будет сконцентрировано не на речи лидера, а на рабочих моментах. Может быть, Путин именно поэтому и не идет на съезд – чтобы дать партии возможность хорошенько поработать над собой. Сейчас не время больших выборов, поэтому можно предоставить партию самой себе – Путин тем самым поощряет ее на внутренние изменения, на внутреннюю трансформацию. Сейчас для нее наступает время для того, чтобы подтянуться».

 

Путин изначально пришел к власти как общенациональный, объединяющий лидер – его надпартийность проявилась и в том, что две соперничавшие на выборах 1999 года партии: «Отечество Вся Россия» и «Единство» – объединились вскоре после его избрания президентом. Уже в первые же годы правления Путина стало ясно, что он стремится максимально расширить базу своей поддержки, вовлечь самые разные силы в работу над вытаскиванием страны из кризиса. «Единая Россия» в этих условиях обеспечивала Путину и федеральному центру поддержку региональных элит, вовлечение их в совместную конструктивную работу.

 

«Единая Россия» создавалась для того, чтобы вывести региональную элиту на федеральный уровень и тем самым снять отчуждение провинции от столицы, – говорит главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН Александр Ципко. – До этого все партии – и не только партии власти – были говорящими столичными головами: Гайдар, Явлинский, Жириновский».

 

Двумя другими важнейшими задачами партии были кадровая политика и идеологическая работа – их значение еще более выросло после того, как была выстроена вертикаль власти и сняты самые острые противоречия между федеральной и региональными элитами. Но уже ко второй половине нулевых стало видно, что «Единая Россия» все больше превращается в партию чиновников, причем вовсе не идеологически мотивированных, не может служить полноценным кадровым лифтом. Как следствие, партия была не в состоянии четко определиться со своей идеологией, включала в себя как государственников-социалистов, так и либералов-западников.

 

Уже тогда было понятно, что это не Путин опирается на «Единую Россию», а «медведи» отчаянно нуждаются в Путине. Вместо реальной помощи он получил лишь дополнительные проблемы – а по мере падения популярности единороссов и отсутствия видимых успехов в борьбе с коррупцией «Единая Россия» стала все больше превращаться в камень на шее Владимира Путина. К этому времени занимавший должность премьер-министра Путин уже не имел времени и сил лично заниматься реальной перестройкой партии – и в мае 2011 года он организовывает Народный фронт, движение, которые должно было как стать инструментом расширения базы сторонников Путина, так и послужить катализатором изменений в «Единой России». ЕР вошла в ОНФ как его важнейшая составная часть, но это не сняло с повестки дня необходимости ее внутренней перестройки и обновления.

 

Все два прошедших после этого года «Единая Россия» пытается перезагрузиться. Если смотреть на результаты региональных выборов, то в этом году ей удалось несколько улучшить свой результат. Во многом это связано с усилением региональной работы – ведь партия, создававшаяся как раз для связки федеральных и региональных элит, и должна быть сильна в первую очередь в регионах. Нынешний съезд во многом также сделает упор на работу в провинции.

 

«Мы впервые в истории партии проведем съезд, на который будет приглашено большое количество секретарей первичных отделений. Это будет порядка 600 человек. По большому счету, мероприятие станет настоящим съездом регионов», – сказал во вторник секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов. Кроме того, в работе съезда примут участие 700 делегатов, приглашены мэры областных центров, главы регионов, представители заксобраний, руководители фракций и общественных приемных, депутаты. Кроме того, Неверов сообщил, что на дискуссионных площадках будут обсуждаться избирательная кампания партии в условиях растущей конкуренции и работа фракций ЕР в этих условиях с учетом того, что в ряде субъектов фракции работают при отсутствии парламентского большинства.

 

В ближайшем будущем «Единая Россия» останется ведущей партией власти, считает Сергей Марков:

«Хотя Путин и запретил им использовать свой имидж во время последней избирательной кампании, но он посетил регионы, где проходили выборы, встречался с губернаторами, которые избирались при поддержке «Единой России». Она сейчас восстановила свое реноме, на сентябрьских выборах получила в большинстве регионов весьма высокий процент, так что у нее очень неплохие возможности. Но для этого она должна работать. В ней есть внутренняя борьба между патриотами и общественными деятелями, которые хотят сделать так, как лучше обществу, и приспособленцами, которые ничего не в состоянии сделать, кроме как потреблять. В том числе и потреблять бренд Владимира Путина, бренд «Единой России».

 

В принципе, партия способна к серьезной чистке, к тому, чтобы перестать ассоциироваться с собранием чиновников, считает Марков. «Единой России» нужно избавиться от коррумпированных элементов, снизить количество серых приспособленцев, дать возможность работать ярким и честным людям и больше заниматься идеологической работой.

 

«Необходимо активнейшее подавление коррупции, уровень которой очень высок в стране, и правящая партия не исключение – «Единой России» нужны чистки и еще раз чистки, – говорит Марков. – Причем эти чистки должны проходить не так, как это произошло в МВД при переименовании милиции в полицию, когда избавились не столько от коррупционеров, сколько от тех, кто им мешал. А что, например, делают лоббисты водочных и табачных кампаний в «Единой России»? Они бы еще лоббистов наркомафии взяли. Ей нужно восстановить институт сторонников, создать широкую коалицию вокруг себя».

 

Снижение рейтинга ЕР произошло в Москве или Ярославле, но в подавляющей части России она пользуется поддержкой – а ведь Россия держится на регионах, говорит Александр Ципко:

 

«При всем уважении к Медведеву, это была абсолютно противоестественная идея – соединить человека, который был лидером либеральной элиты (достаточно посмотреть, кто работал в его институте современного развития или сейчас работает в «Сколково»), с такой провинциальной, консервативной русской партией. Нельзя ломать ЕР, Путину надо становиться ее лидером, перевести ее идеологию под те ценности, что он провозгласил на Валдае. Нужно сделать ЕР более демократичной, более открытой, использовать методы Народного фронта для того, чтобы связать ее с людьми».

 

До декабря 2016 года, когда состоятся выборы в Госдуму, осталось всего две избирательные кампании (в самом 2016 году сентябрьские региональные выборы наверняка будут совмещены с декабрьскими). Опасения, что Народный фронт станет новой партией власти, несостоятельны – в том смысле, что не в интересах Путина сужать свою базу поддержки до узкопартийной.

 

«ОНФ сейчас зарегистрирован как общественная организация, но он не будет регистрироваться в качестве политической партии, – считает Сергей Марков. – Ничего подобного не задумывалось – ведь при его создании не стояла цель создать новую партию власти. Партийная составляющая является довольно узкой и отторгается многими гражданами. Так что ОНФ создавался как новый инструмент, непартийный, объединяющий как организации, так и личностей. Это широкая общественная коалиция, в которую уже входят несколько партий. Пока что он будет заниматься не партийными проектами и выборами, а общественными проектами».

 

А вот то, под чьим брендом Путин поведет на выборах 2016 года своих сторонников, зависит от того, насколько успешно сумеет «Единая Россия» не только сохранить свои позиции в региональных органах власти и первое место в социологических опросах избирателей, но и провести реальное обновление своего состава и принципов работы. Если ей это не удастся, то велика вероятность того, что на выборах 2016 года ей придется стать частью избирательного блока под руководством Народного фронта.

 

«У ОНФ и ЕР есть разделение обязанностей и функций – партия в первую очередь занимается выборами, а фронт – большими общественными проектами. Здесь нет противоречий. Но вот какой проект станет более ярким, зависит от тех людей, которые там работают, – нужно давать дорогу ярким и, главное, честным людям. А если поднимать наверх серых приспособленцев, то проект будет деградировать. Если в избирательное законодательство будет возвращено положение об участии в выборах блоков, то в 2016 году на выборы может пойти блок во главе с ОНФ, в котором будет участвовать «Единая Россия», – считает Сергей Марков. – Если же этого не произойдет, что мне кажется наиболее вероятным, то на думских выборах «Единая Россия» будет идти по партийным спискам, а Народный фронт – по одномандатным округам».

 

Положение о возвращении выборов половины состава Госдумы по округам содержится в законопроекте, внесенном президентом в парламент. Эта реформа в любом случае сыграет на усиление ОНФ, считает Марков:

 

«Возвращение к выборам одномандатников в Госдуму, конечно, сужает роль партий. Задумка была в обновлении политической элиты, чтобы яркие люди могли через округа проходить в парламент. Партиям будет сложнее продвигать своих людей в округах, а Народный фронт, наоборот, за счет широкой коалиции получит преимущество, будет более востребован. Но выдвигать кандидатов все равно будет партия, так что роль «Единой России» сохраняется».

 

Мы сейчас находимся в очень сложном периоде перехода к новому этапу строительства политической системы, подчеркивает Сергей Марков, и пока что не очень понятно, будет ли она развиваться в сторону партий, ярких личностей или же общественных организаций:

 

«Упор на личности не очень надежен – может повезти, как с Путиным, а может и нет, как было с Ельциным. Этот путь свойственен обществу, в котором вообще не существует внятных общественных структур. Партийный путь более традиционный, но партии являются проявлением общества, в котором сильно развиты социально-классовые организации. А общественные организации более свойственны обществу, в котором у каждого человека может двойная-тройная идентичность – национальная, профессиональная, политическая. И по какому пути пойдет страна, пока что неясно. И Путин как достаточно осторожный политик сейчас дистанцируется, выжидает – он посмотрит, что выберет страна. А когда увидит, то соответствующим образом и сформулирует – если будут востребованы партии, то он возьмет партию, если общественные организации – Народный фронт, а если не то и не другое – будет давить на харизму».

 

Валдайская речь Путина показала его стремление вернуться к началу нулевых и стать надпартийным лидером, лидером нации, говорит Александр Ципко, отсюда его призывы к диалогу либералов и патриотов, к попыткам найти духовные ценности, которые бы определяли духовные скрепы русской нации. Отсюда и его неучастие в съезде «Единой России», считает политолог.

 

«Но за желанием Путина стать над партиями стоит недооценка им глубины тех мировоззренческих различий, которые раскололи Россию. Если бы он проследил за реакцией либеральной прессы на его валдайскую речь, то он бы увидел, что они очень жестко выступили против всего, что ценно для Путина (да и вообще, кстати, характерно для любой европейской нации). Они критикуют идеи духовных ценностей, святынь – при этом еще и много лгут. Утверждают, например, что Путин впервые поставил вопрос о национальных ценностях и патриотизме, хотя все знают, что Путин стал национальным лидером именно потому, что он реабилитировал патриотизм, суверенитет, призвал поднять Россию с колен, восстановил контроль государства над природными ресурсами (путем не национализации, а введения налога на добычу природных ископаемых)».

 

В чрезвычайных условиях, когда мы строим новую Россию, не советскую и не дореволюционную, нет никаких альтернатив тому, что делал Путин, считает Ципко.

 

«Это захват командных высот в экономике, восстановление целостности страны, сбережение ее многонациональности, помощь бедным регионам за счет богатых. Политике Путина в том виде, в котором он ее сформулировал в нулевые, нет никакой альтернативы. И в этом смысле, строго говоря, нет никакой основы для многопартийности».

 

При этом, однако, по мнению Ципко, полагать, что Путин объединит либералов и патриотов и станет над всеми ними, – иллюзия:

«Происходит консолидация протестного электората, несистемной оппозиции – и это показали последние выборы (хотя и произошел раскол между той частью радикальной оппозиции, кто делает ставку на революцию, и теми, кто считает, что лучше Путин, чем Навальный). В этих условиях, когда вместо диалога и консолидации мы наблюдаем обострение идеологической борьбы, перед Путиным стоит вызов. Россию может спасти только консолидация традиционного, консервативного, православного, патриотического большинства. Национальным, надпартийным лидером можно стать, только объединив вокруг себя путинское большинство, повернуться к тем, кому дорога Россия».

 

Источник: http://vz.ru

Barron Trump's Height Is Taller Than Melania, Donald & Many Teen Boys – Pochta News

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers