вверх
Сегодня: 28.01.20
4.png

«Происходит профанация церкви в глазах обывателя». Андрей Кураев о том, куда идёт православие

Что война сделала с «русским миром» и РПЦ. Почему петербургский митрополит – это грустная традиция, а псковский владыка Тихон не станет новым патриархом, оппозиционный РПЦ богослов рассказал «Фонтанке».

В чём причина растущего недоверия российского общества к церкви, как разглядеть лицемерие отношений этих сообществ, почему дружба патриарха с военными идёт во вред самому патриарху, а «духовнику Путина» претендовать на патриарший престол мешает его искренняя вера. Об этом и о том, как можно через церковь прославить в веках имя Сталина, и почему сказочные куклы Карабаса-Барабаса напоминают настоящую церковную элиту, бывший профессор Московской духовной академии, протодиакон РПЦ Андрей Кураев рассказал в новогоднем интервью.

- Андрей Вячеславович, куда исчез патриарх? В федеральных новостях 2019 года его как будто не стало. Здесь есть какой-то сакральный смысл?

– Я не вижу оснований говорить, что он исчез. В конце декабря патриарх появился на заседании коллегии Министерства обороны РФ. Об этом были даны официальные сообщения. А потом и разъяснения для критиков.

- Насколько нормально, что церковный иерарх участвует в работе военных?

– В структуре Минобороны и так есть генерал, руководящий работой военных капелланов. Так что присутствие патриарха на коллегии избыточно. Конечно, это новелла. Нечестно называть это «традицией», как делают в патриархии. Патриарх Кирилл тратит на эту «традицию» лишь третий день в своей жизни. Ранее – в 2015 и 2018 годах. И, увы, это еще один его пас недругам патриаршей же церкви на Украине. Для них Министерство обороны РФ априори – враг и агрессор. А когда в той же компании оказывается патриарх, они получают полное право перенести все свои эпитеты про российских военных на мою церковь. Так что патриарх Кирилл оказал нехорошую услугу своей украинской пастве. В прошлый раз отмазывались тем, что якобы на том собрании военных обсуждался проект главного храма вооружённых сил. Тоже весьма избыточная вещь, ну да ладно. А на этот раз даже такой отмазки не было. Дескать, «патриарх всегда присутствует на этом мероприятии».

- Получается, что это просто чиновничья, а не церковная история?

– Что значит не церковная?! А какая же она? Там глава моей церкви находится. Что же мне теперь, делать вывод, что церковь к патриарху не имеет никакого отношения? Он ведь там якобы представляет меня, мои интересы. Написано же в официальном коммюнике – «представители иных организаций». А раз «представители», значит, к этому имеет отношение вся церковь… И за восседание патриарха в этой московской вип-массовке какой-нибудь украинский священник получит выплеск ненависти лично в свой адрес…

- 2019 год показал, что независимость Украинской православной церкви – миф? Можно сказать, что раскол, который был инспирирован прежним лидером Украины, исчерпан?

– Ситуация сейчас такова, что украинская церковь может взять столько независимости, сколько захочет её глава – митрополит Онуфрий. Но он не хочет. Поэтому в исторически неизбежном движении к автокефалии появился некий «персональный тупичок». Предыдущий лидер Владимир Сабодан (митрополит Киевский и всея Украины в 1992–2014 годах. – Прим. ред.) наверняка вёл бы себя иначе. Он сам просил патриарха Алексия об этой автокефалии. Но в целом ситуация в 2019 году стала легче, да. Просто потому, что на Украине сменился президент. Власть там дистанцировалась от решения религиозных вопросов. Это хорошо. Но проблема-то от этого никуда не исчезла. И проблема эта в том, что происходит рождение нового этноса. Украинского этноса в качестве государствообразующего. Это тектоника истории. Поэтому делать вид, что это чьи-то происки, – неумно. Раньше этот поиск «самостийности» объясняли происками «австрийского генштаба». Сейчас – Госдепа. Я не могу прогнозировать дальнейшие действия нынешней украинской власти хотя бы потому, что давно не был в этой стране. Но если говорить про мои личные ожидания, то мне бы хотелось банальности: мира во всём мире. При Зеленском это выглядит более реалистично. При Порошенко я всё время говорил, что формула религиозного мира двусоставна. Все стороны должны признать, что а) нет греха в том, чтобы ходить в храмы, которые находятся под Константинопольским патриархом и объявлены им автокефальными. И б) нет преступления в том, чтобы ходить в храмы, подчиняющиеся московскому патриарху. То есть не надо разжигать, умножать и придумывать врагов. Суворовскую формулу «Ура, мы русские! Какой восторг!» надо бы заменить на «Ура, мы разные! Какой восторг!»

- Что Москва делает с этой проблемой, кроме репрессивной риторики? В декабре РПЦ официально разорвала связи с Александрийским патриархом из-за признания им православной церкви Украины.

– Конечно, есть и  другие деяния. Осенью появилось поручение президента премьер-министру РФ о выделении денег Московской патриархии «на гуманитарную помощь восточно-христианским церквям». Но я подозреваю, что речь шла о стимуляции ближневосточного епископата, прежде всего, иерусалимского патриарха (с 2005 года епископ Иерусалимской православной церкви патриарх Феофил III. – Прим. ред.), и антиохийского патриарха (с 2012 года епископ Антиохийской православной церкви Греческого православного патриархата и всего Востока Иоанн X. – Прим. ред.). Чтобы они поддержали политику московского патриарха на Украине. То есть деньги выделены на коррупцию. Это не ново: у транснациональных компаний есть отдельные и вполне официальные бюджеты именно на такую работу. На подкуп чиновников за пределами своей страны. Дома это считается недопустимым, а в странах «третьего мира» – наоборот. А новость про разрыв связей с египетским патриархом меркнет на фоне заявления Сергея Степашина о том, что весной можно будет начинать религиозный туризм по святыням Сирии. Странное заявление. Этот маршрут никогда не пользовался популярностью у русских паломников. Кроме того, не будем забывать, что Степашин – это генерал ФСБ, бывший глава службы. А чекистов бывших не бывает. Может, у него есть агенты, внедрённые в организации боевиков-исламистов в Сирии, которые ему сообщают, что они «окончательно уйдут ближайшей зимой, а русских паломников точно трогать не будут»? Но готов ли Степашин дать слово офицера, что никаких неприятностей с этими туристами не будет? Готов ли он уйти в позорную отставку, если кто-то из доверившихся ему все же пострадает? Пока это выглядит как чистейшая самореклама. Причём безответственная. Ведь Степашин ни одним своим погоном и рублём не будет отвечать за трагедии, которые могут последовать.

- И всё-таки про запугивания коллег в дружеских православных анклавах, как пример – разрыв с Александрией. На них денег не хватило?

– С одной стороны, по большому счёту, африканской церкви почти что нет. Так уж исторически сложилось. Это греческая структура. Как мы говорим про «русский мир», так здесь можно сказать про «греческий». Это его обломочки. Эту небольшую диаспору исторически контролировали люди, называвшие себя александрийскими патриархами. Живут они на деньги, получаемые из Греции. Пуповина там очень крепкая и без всякого Госдепа. Куда иголочка, туда и ниточка. Самое замечательное в этом событии – его аргументация. Александрийский патриарх, объявляя, что он признаёт деяние Константинополя о признании украинской церкви автокефальной, не стал приводить никаких аргументов. Ни исторических, ни канонических. Он ограничился удивительной формулой: «потому что пришло время». Эта же формула, как ни странно, встречается и в документе 1686 года, которым греческий Синод передавал Киевскую митрополию под власть московского патриарха: «вручили есмы предстательству митрополию сию по времени суще блаженнейшему патриарху московскому». Что значит это «по времени»? Означает ли оно – кто бы ни был московским патриархом в будущем, если придет время и нужда ставить нового киевского митрополита – пусть делает это? Или же это значит «на некоторое время»? В греческом оригинале Кайрос – это «благоприятный момент». Это имя древнегреческого бога счастливого мгновения. На церковно-славянский это короткое греческое слово переводится длинным оборотом «во время благоприятно» (Библия, 2-е послание апостола Павла к коринфянам, 6 глава. – Прим. ред.). О длительности этого счастливого момента само слово ничего не говорит. Вот решил теперь новый стамбульский патриарх, что кайрос для его московского омолога прошел – и всё тут. И вместо доброго Кайроса на смену заступил кровожадный Кронос. Совпадение формулировок интересное. И оно абсолютно точно воспроизводит риторику митрополита Филарета Денисенко, который считает себя патриархом Киевским и всея Украины. Его подкалывают – мол, 30 лет назад Вы были жестким противником автокефалии УПЦ, обличали раскольников, называли их «врагами» и «слугами дьявола», а сейчас сами возглавили это движение. В ответ Филарет говорит, что его позиция всегда была неизменной и состояла в верности интересам церкви. Мол, я всегда делал то, что было для нее полезным в каждой конкретной ситуации. Александрийский патриарх тоже год назад, будучи в Одессе, считал полезным утверждать, что только московский патриархат является каноническим для украинской церкви. Сейчас он счёл полезным сказать «пришло время».

- В 2019 году социологи фиксировали падение доверия россиян к церкви. В 2018-м церковь «вполне заслуживала» доверия у каждого второго гражданина (48%). Год спустя цифра упала до 40%. Вы это заметили изнутри?

– Я слишком толстокожий и таких колебаний погоды не замечаю. В Москве и Петербурге меньше 2% населения приходит на пасхальную службу. Это реальный показатель церковности. Ну какой социолог сможет усмотреть колебания в настроениях этих двух процентов! Прихожан настолько мало, что вряд ли они вообще подвержены этим колебаниям, и вряд ли кто-то может в такой ситуации заметить эти выпавшие проценты доверия.

А если говорить о «захожанах», то есть людях, которых заносят в храм два раза в жизни, первый, когда их приносят на крещение, а второй – на их же отпевание, то их связь с церковью не зависит ни от скандалов, ни от пиар-усилий патриархии. Потребность их родственников в религии антропологическая: освятить начало жизни или её завершение. Только тогда у «захожан» возникает потребность в религиозном контакте с высшей инстанцией. В советской атеистической литературе было клише – «удовлетворение религиозных нужд». А если эта нужда прорезалась – то им в эту минуту нет дела до репутации патриарха. А за рамками этих «пограничных» минут они могут как угодно честить попов и патриарха. И потом все равно потребовать у попа «религиозного обслуживания».

Да и «авторитет церкви» – это что-то слишком фантомное. На самом деле ни прихожане, ни захожане не собираются менять свои взгляды, подгоняя их под текущее мнение патриарха по какому-либо вопросу. Для прихожан значимо мнение их знакомого священника; для захожан – телевизора. Колебания же в результатах опросов тут могут зависеть даже от погоды. Надо посмотреть, какой была геомагнитная обстановка в день проведения опроса.

- Директор «Левада-центра» считает, что негатив к церкви связан с активной работой по навязыванию церковного знания в школах. Вы какие внятные итоги прихода этого знания к школьникам можете назвать?

– Никаких внятных данных как раз нет. Когда курс вводился, а я был одним из его инициаторов и автором учебника, я внушал учителям, что суть курса не в том, чтобы увеличить число прихожан. Успешность курса можно оценивать только по тому, есть ли в школе конфликты по религиозно-национальным признакам. И за 10 лет вроде не было данных о том, что четвероклассники передрались по ходу изучения курса ОРКСЭ. Задача курса не в приучении детей к церкви, а просто в расширении их кругозора. Надо признать, что неизбежно в ближайшие каникулы дети забудут всё, что им рассказали на этих уроках в четвёртом классе. Предмет факультативный, без домашних заданий. Летняя морская волна точно всё смоет. Но, возможно, спустя годы у кого-то из этих детей, конечно, не у всех, в «минуту жизни трудную» вдруг мелькнёт воспоминание про этот «очаг в каморке папы Карло». Что-то тёплое, хорошее и доброе и вроде как связанное с церковью. И у уже почти взрослого человека перед «золотым уколом» может мелькнуть мысль: а не заглянуть ли мне туда по своей воле? Такая вот у меня была сверхмечта. Если хоть кому-то это хоть однажды поможет, уже неплохо. В том виде, в котором я это задумывал, не было обязаловки и индоктринации. А усилиями патриархии все получилось по-черномырдински...

- Отсутствие негатива – странный результат.

– А как замерить позитивный результат? Вот иногда митрополит Белгородский любит рапортовать, что благодаря этому курсу уменьшилась подростковая преступность во вверенной ему области. Но такие рассуждения писаны вилами по воде: статистика подростковых преступлений по Белгороду противоречива. С 2011-го и в течение четырёх лет подростковая преступность в городе действительно снижалась, однако за 2015 год в городе зарегистрировано 109 преступлений, совершённых несовершеннолетними. Это вдвое больше, чем в 2014-м. Число подростков-преступников выросло с 41 человека до 91. Откуда митрополит берет взаимосвязь между обязательным в его регионе изучением ОПК в школе и падением преступности? И откуда социологи берут данные для своего вывода о преподавании ОПК и вытекающем именно из него росте негативного отношения к церкви? У тех, кто в четвёртом классе пережил эти уроки ОПК, при любом климате через 3-4 года наступает отторжение родителей и школы. Ещё Ницше называл это «этап Льва». По Ницше каждый человек проходит три этапа: Верблюда, Льва и ребёнка. «Верблюд» послушно несёт всё, что семья-школа-церковь на него грузит. Потом «лев»-подросток это всё разрывает. А потом наступает этап «ребёнка», когда он снова начинает ценить дедушкины «скрепы».

- То есть знания о православной культуре нужно давать не только в четвёртом классе, но и позднее?

– Вообще моя идея была в том, чтобы этот курс был спиральным. По одному году в начальной, средней и старшей школе. У детей копятся вопросы, они взрослеют. Нужно давать им возможность это обсуждать. Опять же, я не вижу несовместимости преподавания двух предметов – «Мировые религии» и ОПК – в старших классах. В старших классах ведь есть разные курсы отечественной истории и всемирной. А в некоторых школах есть параллельные курсы отечественной и зарубежной литературы. Почему же нельзя совместить и разные курсы о разных религиях?

- То есть успешность введения церковного знания в светской школе мы с вами обсудим, когда это доберётся до старшеклассников?

– Окончательных итогов здесь никогда не будет. Всё будет очень по-разному. И данные можно интерпретировать по-разному. Рост негатива, если он есть, можно с очень разными вещами связывать. Тут вопрос в том, что мы берём за базовую точку. Я помню день смерти патриарха Алексия Второго десять лет назад. Если заглянуть в интернет-блоги тех дней, то можно обнаружить там массу ненависти и негатива в комментариях. Хотя, казалось бы, что плохого молодёжи сделал этот старичок? Они жили на совершенно разных планетах… С другой стороны – посмотрите комментарии к моим эфирам на «Эхе Москвы». Вне всякой зависимости от того, что именно я говорил и какие вопросы мне ставили ведущие, всегда найдется с десяток комментаторов, которые исходят ненавистью и слюной просто по той причине, что моя одежда не похожа на их. Надо просто понять, что уже никогда не будет времён, когда все будут нам аплодировать. А поскольку не фиксируется исходная точка негатива ни для нулевых, ни для 90-х годов, трудно говорить о том, что происходит именно сейчас. Но я соглашусь, что происходит профанация церкви в глазах обывателя. С одной стороны, это естественный процесс. Ведь суть Евангелия – профанация всего святого. Слово стало плотью. Христос родился в скотском хлеву и был распят на позорном кресте. Это диалектика: если ты хочешь что-то освятить, значит, ты идешь на профанацию. Освящение профанного равняется профанации сакрального. В христианской мистагогии, а это учение о таинствах, главным является «таинство моего ближнего». Не то, что происходит в алтаре, а то, что свершается на моей кухоньке, в моих отношениях с тещей или с женой. В Евангелии прямо сказано: если ты принёс жертву к алтарю, но вспомнил, что дома у тебя остался человек, с которым ты в ссоре, откажись от обряда, вернись и примирись.

Так и здесь. Церковь расширяется. Умножается число точек контактов с нецерковным миром. Естественно, умножается число разнообразных реакций. А если учесть, что сама церковь весьма пестра и не одинакова, то естественно, что количество контактов спорного характера становится всё больше. Тем более что при патриархе Кирилле происходит искусственное педалирование этих процессов. Сверху идут бесконечные циркуляры об «активизации деятельности». Патриархия требует от епархий лезть во все дырки – во все государственные и общественные организации. Надо присутствовать и орать многая лета на всех мероприятиях и корпоративчиках. Кроме оппозиционных. Когда батюшка скрывается в клубах кадильного дыма в алтаре – это одна фигура. Но когда он приходит на корпоратив «товарищей офицеров» с ещё одной бутылкой и парочкой тостов, он уже выходит из своей роли загадочного старца-молитвенника и порождает совсем иное, вполне светское  отношение к себе. Учтем и то, что епископы-священники уже три десятка лет стоят в позе просителей денег и обсуждают со спонсорами-чиновниками не Евангелие, а финансовые схемы.

И, наконец, претензия на роль всеобщего цензора тоже не добавляет симпатий к искусствоведам в рясах. Когда епископ просит земных благ у чиновников и позитивных откликов у масс-медиа, то естественно, что в глаза ему говорят одно, а едва он выйдет за дверь, о нём будет сказано что-то в духе незабвенной формулы министра Лаврова.

- Строительство храмов как фактор роста протестных настроений. Церковь может делать так, чтобы попытки людей с деньгами строить новые храмы в зелёных зонах не будоражили общество?

– Безусловно, церковь может влиять на своих спонсоров. Вот хочет спонсор купить колокола на пару миллионов долларов – стоимость новой звонницы Троице-Сергиевой лавры. Почему бы не поблагодарить благотворителя за столь доброе его желание, но далее предложить ему вложить эти средства во что-то более значимое для людей и церковной жизни. Ну, хотя бы – в дарение церковных книг  муниципальным и школьным библиотекам.

Но если мы говорим про екатеринбургскую историю, то она мне кажется региональной. Общая формула понятна. Просто в период «транзита власти» Путину не нужны региональные обострения и конфликты. Я не знаю, сделали ли иерархи моей церкви соответствующие выводы. Люди XXI века, важно шествующие в длинных мантиях, несомых пажами, по определению не умеют смотреть на себя со стороны.

Свежий пример. В Чебоксарах митрополит освятил памятник Ивану Грозному. Притом что более 60% жителей города выступали против открытия памятника Грозному. Памятник сразу поместили в «противовандальный» футляр, ибо знают, что возвышают весьма несимпатичную фигуру. Зачем ставить памятник, заведомо вызывающий разделение в обществе? Чем плохо было без него и лучше стало с ним? Зачем старый митрополит поперся на установку памятника убийце святого митрополита Филиппа? Что, вовремя «заболеть» не хватило ума? Митрополит ничего не потерял бы, не придя, и ничего не приобрел, малость там померзнув. Это в нем сработала тупая советская привычка: где власть, туда и поп!

- Главное, чтобы до освящения бюстов Сталина не дошло.

– Есть и другая новость конца 2019 года. Как некий схимник, игумен Сергий Романов, известный как бывший «духовник депутатши Поклонской», с монахинями поёт песню «Выпьем за Сталина…». У России самые богатые запасы дна в мире!

- Митрополит Варсонофий всё-таки заберёт Исаакиевский собор? С прежним губернатором Полтавченко не получилось. С Бегловым будут пытаться?

– В данном случае зарекаться невозможно. Хотя насколько я знаю, «стоп-сигнал» в прошлый раз был получен из Москвы. Но я не уверен, что этот стоп-сигнал навсегда. Если патриарх вновь подключится к лоббированию этого проекта и будет вновь говорить, что нам это надо, то в какую-то минуту может быть дана отмашка «разбирайтесь сами на городском уровне». Транзит власти – это ведь история со своими буграми. И поэтому непременно будут точки, когда кто-то будет нервничать. А значит, вполне возможны перемены позиций. Тем более, по таким не стратегическим вопросам, когда ещё не очевидно, кто тут больше теряет, а кто приобретает. Я бы не советовал петербуржцам расслабляться в этом вопросе.

- Вообще, Санкт-Петербург с точки зрения Москвы как сегодня выглядит? Ваш коллега Всеволод Чаплин год назад нам говорил, что Москва получает много жалоб на нашего местного владыку.

– Церковная Москва особо этим не интересуется. И дело не в зазнайстве москвичей. Петербург стал церковной провинцией стараниями нескольких патриархов подряд, как ни странно, с петербургской родословной. Алексей Ридигер поставил там сначала митрополита Иоанна, а потом Владимира Котлярова. Как будто специально, чтобы на фоне максимально серых людей, как ему казалось, выглядеть благородным доном. Патриарх Кирилл, который назначил Варсонофия, эту традицию, в общем, продолжил. Может, это какое-то чувство мести той же самой академии, где работал Владимир Михайлович Гундяев? Мордовско-мордорский десант уж точно не украсил Северную столицу. Из местных клириков микрофон не стыдно дать только двум ученым – бывшему доценту академии диакону Александру Мусину и пока еще профессору той же академии отцу Георгию Митрофанову. А кого из интересных церковных блогеров с петербургской пропиской вы сами готовы вспомнить?

- Действительно митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий имеет шансы побороться за пост патриарха в следующий раз?

– О шансах говорить еще очень рано. На мой взгляд, патриарх Кирилл вполне дееспособен и здоров. Он вполне может обеспечить нам ещё 10-15 лет счастья (патриарху Кириллу – 73 года, Варсонофию – 64. – Прим. ред.).

- «Духовник Путина» митрополит Псковский Тихон Шевкунов явно успешнее Варсонофия?

– Да. Но патриарха избирает очень узкий круг выборщиков – профессионалы, которые пребывают в этой системе много десятилетий. Все друг друга знают. У всех есть неформальные связи. Полагаю, что в этих условиях у людей из ближайшего окружения действующего патриарха Кирилла нет ни малейшего шанса. Они просто устали от него. Как в свое время провинциальные секретари обкомов устали от бесконечных реформ Хрущева. Но и у Тихона есть большой недостаток. Он действительно верующий и идейный человек. Почему это недостаток? А вы вспомните, как Брежнев стал генсеком. Его поддержали всё те же провинциальные секретари обкомов против Шелепина с компанией. «Комсомольцы», которые убрали Хрущёва, считали, что Брежнев – это транзитная и чисто номинальная фигура, а на самом деле страна будет под ними. Но аппарат сказал «нет». «Нас Лёня устраивает, он нас не напрягает, мы устали от сталинских чисток, хрущёвских реформ, хотим побарствовать». Так вот – Шевкунов не Брежнев. Он будет стараться  приводить жизнь высшего духовенства к монашеской норме. А провинциальный епископат хочет просто барствовать. Поэтому Тихон их вряд ли устроит.

- РПЦ разрешила крестить детей под именами иностранных святых. Это продолжение тренда на заигрывание с иностранными коллегами, который вы констатировали, когда святой Патрик стал почитаемым святым для РПЦ МП?

– Во-первых, это может быть просто долгая инерция нашей церковной бюрократии. Вопрос годами обсуждался где-то на комиссии межсоборного присутствия. Наконец комиссия передала свой проект Секретариату межсоборного присутствия, а оттуда передали на Синод. Вполне возможно, что это никак не связано с текущей внешнеполитической церковной обстановкой. Но с другой стороны, это может быть очень даже и связано. И нужный файлик из корзины достали в нужный момент. В условиях грянувшей русско-греческой церковной войны это смотрится как форма дистанцирования от греческого православия. Прямо скажем: греческие митрополиты, присылаемые из Константинополя в Киев, приезжали с откровенной ненавистью ко всему русскому и славянскому. Достаточно почитать отзывы св. Феофилакта Болгарского и св. Фотия Киевского о своих паствах.

Заметьте, нам до сих пор не известны имена первых русских священников и епископов. Ведь это были, скорее всего, не греки, а болгары. Греки лишь через несколько десятилетий узнали, что Киев крестился и прислали своих надзирателей. Те, соответственно, взяли под контроль местное летописание. «Повесть временных лет» отражает точку зрения именно греческого митрополита. Отсюда и разнобой сведений о крещении князя Владимира и полное отсутствие сведений о церковном аспекте его жизни после крещения. Где он крестился? Была придумана легенда, что это было в Херсонесе, то есть в греческом городке, наиболее близком к Киеву. Крещатик и киевская речушка Почайна должны были потесниться.

Одним из следствий греческого культуртрегерства стало тотальное игнорирование и запрет на использование славянских имён. У болгар, сербов, румын, кавказских народов остались национальные имена. Не еврейские и не греческие. Мирча, Душан и так далее. И у самих греков в ходу имена типа Христос, с ударением на первый слог. Это совсем не то же самое, что Христос Спаситель. Это просто значит «добрый», «светлый». Нам же тысячу лет было запрещено быть Светланами, а не Фотиниями. Сейчас сделан некий первый шаг к тому, чтобы чуть-чуть отойти от греческого засилья.

Кроме того, в политическом смысле это может быть шагом к тому, чтобы активнее продвигаться по планете, не воюя с местными именами. Джона можно крестить как Джона, а не как Ваню. Шаг грамотный, но несколько половинчатый. Там есть странная формула, что родители могут выбирать имя из месяцеслова. Но они и раньше могли это делать. А почему только из месяцеслова, то есть из уже наличного списка святых? Богословского смысла в этом нет. Носи имя любое. Девочку назвали Сталиной? Что ж, если она станет святой, именно она и прославит имя Сталина в веках!

- Шефство над детьми со стороны силовиков, это хорошо для страны? История про Златоуст, где детей с начальной школы «профориентируют» офицеры местной колонии, для вас про что? Про то, что у детей воруют детство, или про то, что им дают чёткие, внятные, а главное – полезные ориентиры, чтобы не потерять себя завтра?

– К моей радости, эти тупицы были наказаны.

- Не эти. Это в Татарстане уволили тех, кто тренировался на детях разгонять митинги.

– И в Златоусте тоже случилось отмежевание. Были заявления профильных чиновников от образования https://pdmnews.ru/8493/ . Отмежевание было. В чрезвычайной ситуации разрухи после гражданской войны ЧК занялась темой беспризорников. Ладно. Это можно понять. Даже приветствовать. А сегодня-то что?

- Знающие люди, кто сидел в лагере в Златоусте, говорят, что там эти традиции ещё со времён императрицы Екатерины. В лагере том приводили в исполнение приговоры по высшей мере наказания, там было почётно короноваться ворам в законе. Историческое противостояние.

– Даже если там воздух этим пропитан, я всё равно считаю, что нельзя детям навязывать такую судьбу. Подставьте им плечо, чтобы они улетали с этого болота, не приклеивайте их к нему. Дайте детям помечтать о судьбе летчика, а не тюремщика.

- Владимир Путин каждый Новый год в последние лет десять напоминает россиянам про простые истины: забота о старших, помощь детям, радость их успехам. Всё время желает счастья и любви. Мы стали лучше в этом смысле за последние 20 лет?

– Не могу говорить за всё общество. Оно сложно, и в людях происходит множество в том числе противонаправленных движений. Сопоставлять кого больше – деградантов или людей с пробуждающейся совестью – я не могу. У меня нет таких цифр. Здорово, что в России появляется что-то живое снизу – волонтёрские движения. Плохо, что оно тут же протухает в руках чиновников, которые начинают это эксплуатировать. Пример: «Бессмертный полк». В то же время всё больше искренних людей, у которых, что называется, всё есть, но которые лишают сами себя покоя ради других людей. Это замечательно. Достаточное ли это количество людей, чтобы вызвать правильные реакции во всём тесте нашей огромной страны, я не знаю. Даже совсем не уверен. До сих пор в массовых опросах людей на вопрос о великих музыкантах россияне называют Филиппа Киркорова и Аллу Пугачёву. И что тут ответить про деградацию...

- «Русский мир», о котором так много говорили в 2014 году, состоялся или провалился к концу второго десятилетия XXI века?

– Конечно, провалился. Поскольку этот термин использовался в связке с военным контекстом, в ближайшие поколения любое упоминание о «русском мире» будет напрягать соседей. Жаль. Потому что «русский мир», мир Пушкина и в самом деле есть. Как есть «немецкий мир» Шиллера. Но фюрер изрядно подпортил ему репутацию.

- Что сегодня мешает церкви быть той организацией, которая способна примирять людей?

– (Долгая пауза.) Отсутствие нашего неюродства. Церковь много столетий назад перестала быть институтом «не от мира сего», слишком тесно оказалась впаяна в различные олигархические слои и разборки. Именно поэтому слово её иерархов выглядит как корыстно-партийное и лоббистское.

- Тогда каким образом должна и способна ли вообще меняться православная церковь?

– Это вопрос не ко мне. Это вопрос к Богу. Ведь это Его церковь. Как-то Карабас-Барабас зашел в свой театр. Его взору предстал подвешенный на люстре за хвост пудель Артемон. Кресла перевернуты, занавес сорван. В оркестровой яме лежала пьяная Мальвина с юбкой, задранной на голову. На сцене валялся Буратино с наполовину обожженным носом, тоже пьяный, без сознания. Печальным взором обвел Карабас-Барабас всю эту картину, тяжко вздохнул и молвил: «Да, не о таком театре я мечтал!». Я думаю, Христос, глядя на современную церковную жизнь, мог бы сказал так же… Кстати, однажды я рассказал этот анекдот на одном церковном застолье. С таким же выводом. Присутствующие подавили в себе смешки, на разрешая смеяться, не выждав реакции начальства. Епископ потом сказал мне: «Отец Андрей, мы все подумали так же, но зачем было говорить это вслух?!»

- В чём главные вызовы церкви в 2020 году?

– Сложно оперировать такими масштабами. А чем отличаются вызовы 2020 года от вызовов 2019 года? А вот общий вызов на XXI век для меня очевиден – сможет ли наша церковь стать народной, не превращаясь в государственную? Пока ответ отрицательный. Пока стараниями патриарха Кирилла мы идём в противоположную сторону.

- Количество зла в людях растёт, падает или это константа?

– Я общаюсь с людьми. В людях я вижу разное. Но могу рассказать, что лично у меня в новинках сезона есть малоприятное. Некий странный человек возымел привычку плевать на седло моего скутера, который уже много лет стоит около моего дома. Делает он это регулярно. Раньше такого не было. Новинка. Но делать из этого вывод относительно всей остальной страны я никак не могу. Как я справляюсь с этой неприятностью? Тряпочкой! Нужно протирать. Совсем не обязательно мыслить в терминах войны и победы. А читателям «Фонтанки» я бы просто напомнил,  что 2020 год – это 2020 год от Рождества Христова. С крысами и мышами он не имеет ничего общего.

 

Николай Нелюбин

Источник: Фонтанка.ру

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва