вверх
Сегодня: 03.03.21
5.png

Руководитель ОНФ в Приангарье: Если бы Салтыков-Щедрин был сейчас жив, он бы плакал

"Народный фронт" (ОНФ) существует в Иркутской области с 2011 года, и на настоящий момент о деятельности этой организации, о ее целях, задачах и структуре в регионе практически ничего не известно. В настоящий момент "Фронт" проходит регистрацию в Минюсте, а руководство организации заявляет о том, что активности от "Фронтовиков" в регионах, в которых 8 сентября пройдут выборы, ждать не стоит, по крайней мере, до завершения избирательной кампании, во избежание использования организации в политических целях. По словам Анатолия Стрельцова, регионального координатора "Народного фронта за Россию" в Иркутской области, одной из основных задач, стоящих перед ОНФ - помочь президенту и губернатору заставить работать региональных чиновников. О том, какие цели и задачи ставят перед собой "Фронтовики" в области, о том, на какой стадии становления находится региональное отделение организации, Анатолий Стрельцов рассказал корр. РИА IrkutskMedia в интервью.

 

- Есть мнение, что об ОНФ в Иркутской области практически ничего не известно. Вы можете вкратце дать свое видение целей и задач этой организации, рассказать, почему Вы в нее вступили?

 

Говорить о том, что ОНФ как-то явно проявляет свою активность в Иркутске преждевременно, он только создается, даже сайт организации создан в Москве только месяц назад. Он слабо известен не только в Иркутской области, но и в целом по стране. О какой активности может идти речь, если совсем недавно принят его устав. ОНФ – только нарождающаяся организация. Мы хотим создать не партию, а надпартийную структуру сторонников президента, в которую могут входить как отдельные граждане, так и политические, и общественные организации. Для того, чтобы способствовать правительству России, правительству региона выполнить указы президента, которые были им подписаны после его избрания.

 

Сегодня мы видим - и это смешно – пенсионерка вынуждена дойти до президента, чтобы решить проблему с тарифами ЖКХ. Это дикость, когда в Хабаровском крае жители какого-то села вынуждены обращаться к президенту, чтобы местные власти выделили квадратные метры детям под детскую площадку. Это абсолютно абсурдно, что вопросы, волнующие население любой деревни нужно решать на уровне Москвы. ОНФ только зарождается. По сути, его пока еще нет. Сейчас многие меня спрашивают – как вступить в организацию? Пока это можно сделать, только разделяя наши убеждения. Пока, строго говоря, вступать некуда. Но мы работаем, недавно нами были подготовлены и отправлены губернатору области 145 вопросов, касающихся региональной проблематики.

 

- А какого рода вопросы?

 

Вопросы разные. Уборка и переработка мусора, кадровая проблема в больницах, авторынок на берегу Ангары, строительство турбаз, выделение земли под спортсооружения. Проблем в регионе огромное количество, при этом их нельзя назвать неразрешимыми. Ведь это же смешно, когда бабушка, для того, чтобы поставить укол, должна идти пять километров до соседнего поселка, где есть медицинский пункт. Что, мэр поселка, в котором она живет не может решить эту проблему? Почему? Денег нет? Так зачем же он тогда стал мэром? Он же видел проблемы поселения, в котором избирался мэром! Он ведь должен найти способы их  решить или уступить место другому человеку, который сможет. И с этим мэром ничего нельзя сделать, ни губернатор над ним не властен, ни федеральные власти. Он избран народом. А перед народом не отвечает.

 

Попасть к нему на прием труднее, чем в ЦК КПСС. Если бы Салтыков-Щедрин был сейчас жив, он бы плакал!

 

Возможно, я немного романтик, я никогда не занимался политикой. Я производственник. Но как гражданин, я вижу, как сегодня чиновники на всех уровнях ведут себя с простыми людьми. Как бедная бабушка приходит в пенсионный фонд, в соцзащиту. Как ей выкладывают кучу постановлений, законов. Она в этом ничего не понимает, а ей там никто не поможет разобраться в этих бесконечных постановлениях.

 

Я мечтаю сделать так, чтобы чиновники отвечали за свою работу. Вы попробуйте сейчас записаться на прием к местному чиновнику, например, к директору УК. Он же все время в деле! На совещаниях, на приемах, брифингах. Дел нет только у населения. В то же время, что для нас страна? Это наша улица, наш участковый, наш управдом, и, в том числе этот директор управляющей компании. Мы до них дойти не можем, их не видим, но, в то же время знаем, что есть Путин, и он, нехороший человек, виноват во всем. А ведь у местных властей также есть ресурсы, есть полномочия. И наша задача, как организации, помочь президенту, губернатору, заставить этих людей работать. К примеру – у нас есть исписанная матами набережная. У нас что, мэра нет? Нет начальника этого района? Кто-то же получает зарплату за то, чтобы содержать набережную в чистоте? Мы же платим за это налоги!? За то, чтобы содержать город в порядке?  И "Народный фронт", если это будет работать именно так, как мне кажется, станет своеобразным народным контролем. Можно назвать это народной инициативой.

 

- Сколько людей в вашей организации на сегодняшний день?

 

Немного. Но меня не очень беспокоит сегодня этот факт. У нас сегодня около 20 человек, и мы пока думаем, как лучше организовать работу. У нас нет ни денег, нет практически ничего.

 

Чтобы стать депутатом, люди платят большие деньги и убивают друг друга, вроде бы для того, чтобы помогать нам. Но я в это не верю. Люди идут в депутаты для того, чтобы продвинуть свой бизнес, лоббировать личные коммерческие интересы. И депутатский корпус, я в этом уверен, на 90% состоит именно из таких людей.

 

В ОНФ же идут не для того. Нам не нужны должности, нам не нужны регалии. Я директор театра, у меня огромное количество работы, я не успеваю иногда спать ложиться, мне не нужны должности.

 

Как на данный момент формируется движение? Существуют структурные подразделения движения. Высшим руководящим органом является съезд движения. Сейчас мы начинаем подготовку к осенней конференции. Будет сформирован центральный штаб движения. И я бы хотел, чтобы в этот штаб вошли представители либо территорий, либо представители тех направлений организаций, с которыми у нас серьезные сложности. Сложности, одинаково актуальные для страны в целом. С экологией, ЖКХ, дорогами, здравоохранением. Мы будем привлекать к работе людей, которые будут находиться на местах и собирать информацию по территориальной проблематике, которые будут докладывать о ней в центр и предлагать решения. Мы же будем аккумулировать эти вопросы, выносить проблемы и варианты их решения губернатору. Но нам надо продумать, как выстроить всю эту цепочку.

 

- То есть, можно говорить о том, что ОНФ – попытка власти стать социально ориентированной? Возможность для населения наладить нормальный, легитимный диалог с властью, которого так не хватает каждому из нас?

 

Да. Ведь я такой же человек, как и любой житель области. Не депутат. Я также прихожу к чиновнику и вижу, что ему так противно от моего присутствия. Я ему лишний и он меня не любит, несмотря на то, что он получает деньги только потому, что я есть. Один философ сказал: "То, что мы были под крепостным правом и чувствуем себя рабами это не так страшно, страшно то, что когда нам дают власть, мы чувствуем себя рабовладельцами". Надо, чтобы чиновники уважали людей. Относились к ним по-человечески. Они не должны вести себя по-хамски на дорогах. Не должны с презрением выгонять посетителей из своих кабинетов.  А как нести эту ответственность? Очень просто.  Население не должно молча сносить наглость и презрение бюрократа, радуясь, что чиновник хотя бы его не побил.

 

Мы хотим создать центры мониторинга ключевых вопросов жизни граждан страны. Защита прав человека, проблем здравоохранения, качества образования, проблем ЖКХ и экологии, проблемы миграции, проблемы предпринимательства.

 

И это все очень серьезные вопросы. К примеру, проблема миграции очень серьезна. Я живу в Шаманке, и там масса безработных, половина деревни. И для них нет работы там, где они живут, в Иркутске они тоже не нужны. А китайцы и таджики нужны. Я не против. Я ни в коем случае не националист. Я считаю, что сначала надо устроить этих людей на работу, а уже потом везти иностранцев. Если мы рабочему из Китая находим место для жизни и деньги на зарплату, почему мы не можем пригласить человека из Шаманки? Потому что им придется платить больше. Почему ЖКХ нанимают мигрантов? Потому что за них не надо отчислять пенсионные, страховку, и так далее. Можно спросить их – что вы сделали для того, чтобы у вас работало русское население? Ничего. И мы все это видим, это же ясно все.

 

Надо стараться, чтобы квоты на мигрантов не увеличивали, а уменьшали. Тогда нам будет проще придумать, как помочь парню из Бодайдо, к примеру, найти работу в области. Я, например, хочу, чтобы уменьшилось количество документооборота. За 30 лет, пока я был директором театра, в нашей работе ничего не изменилось. Мы делаем спектакли и показываем их народу. Раньше у меня было три бухгалтера и счеты. Сейчас – семь бухгалтеров и семь компов. И они не успевают писать отчеты. Много проблем.

 

- Как считают эксперты-политологи, организация в будущем может стать реинкарнацией партии власти, в настоящий момент теряющей популярность, и мы будем иметь новую форму старого содержания и что "единороссы" после оформления ОНФ массово перейдут в новую организацию. Как вы можете прокомментировать это утверждение?

 

Опасность плохого всегда  существует. Есть опасность и в этом тоже. Но я могу сказать, что я прекрасно вижу, зачем люди вступают сейчас в "ЕР".  Чтобы прийти к власти и получить портфели.

 

Я ничего этого не хочу. И люди, которых я видел в окружении фронта в центре и в регионах, не хотят никаких портфелей. На сегодняшний день мы не ассоциируем ОНФ с "партией власти". Потому что весь чиновничье-бюрократический аппарат состоит из "ЕР". Но дело в том, что если бы он состоял из членов любой другой партии, ничего бы не изменилось. Просто есть партия власти, туда пришли все. Будет другая партия власти, и эти люди тут же перейдут туда. Но мы должны бороться не против этого, а за. За то, чтобы стало лучше медицинское обслуживание. Чтобы власть несла ответственность перед избирателями.

 

Я считаю, что попытки использовать ОНФ в конъюнктурных целях будут, в нашем уставе сказано, что нашу организацию нельзя использовать для того, чтобы прийти к власти. Я считаю, что через ОНФ никто из людей, которые в моем ведении, не хочет должностей.

 

- Можете рассказать, как происходило выдвижение от ОНФ кандидатов на праймериз "Единой России"?

 

"ЕР" обратилась к нам с просьбой поддержать на праймериз тех или иных кандидатов. Мы решили, что праймериз – пристрелка партии на выборах. "Партия власти" хочет посмотреть, будут голосовать за того или иного человека, или нет, и мы помогли им в этом. Но мы не поддерживали никого на выборах.

 

- Скажите, а вы своих кандидатов предлагаете другим партиям?

 

Они не просят. Ведь "ЕР", проводя праймериз, декларировала: кто хочет – подайте нам заявление. Они попросили проверить тех или иных людей. На следующий год, если другие партии будут проводить праймериз, они могут обращаться к нам.

 

- Как Вы считаете, почему ОНФ так неравномерно развивается по регионам?

 

Мы в самом начале пути. У нас нет людей. Большое счастье, что губернатор, либо хорошо относясь к театру, либо понимая наши задачи, провел с нами несколько встреч.

 

Мы решили сильно не афишировать свою деятельность до того, как пройдут выборы, чтобы отдельные личности не спекулировали участием в нашей организации в политических целях.

 

- Будет ли "Фронт" выступать как политическая сила после выборов?

 

Если быть честным, я плохо понимаю, что такое политика. Я понимаю, что такое социальная защищенность человека. И если социальная защищенность будет фактором политического направления той или иной структуры, то да.

 

- То есть, ОНФ в регионе будет оказывать поддержку всем политическим структурам, которые будут выдвигать цели, схожие с целями движения и вы не будете субъективны при выборе политических сил для сотрудничества?

 

Однозначно. Но здесь есть один момент. Вы говорите так, как будто я уже первый секретарь ЦК компартии. Я попал сюда, во многом, случайно, но как производственник, я должен довести дело до конца. Я войду в ОНФ однозначно. Место мое будет определено конференцией.

 

Я хочу, чтобы председатель ОНФ в области был не "свадебный генерал", а реальный человек.

 

Я, как руководитель, обязан обеспечить нормальное функционирование своего коллектива. Сейчас еще рано говорить о конкретике работы, в то время, как мы еще не решили вопрос с тем, из каких средств будем платить зарплату нашим сотрудникам. Вы же понимаете, что общественное общественным, но общественное без денег не бывает. Даже если надо нам будет круглый стол провести в Бодайбо, как-то надо оплатить проезд, проживание людям, которые туда поедут. Пока непонятно, какие будут источники финансирования. Когда говорят, что ОНФ будет существовать на пожертвования, можно сразу на этом ставить крест. Брать на развитие деньги из бюджета тоже неправильно. Скажут – вот, еще одну структуру посадили на нашу шею. На энтузиазме можно сделать один-два проекта, но не более, так как системного энтузиазма я еще нигде не встречал.

 

Проблем масса. И первая из них – в слишком очевидном социальном неравенстве.  Если так будет продолжаться, люди рано или поздно возьмутся за топоры. Когда произошла русская революция, американский президент собрал бизнес-элиту страны и сказал и: если не хотите, чтобы Америка повторила судьбу России – делитесь. В мою молодость мы презирали богатых людей, а ими были кладовщики, официантки с золотыми зубами, таксисты. Единственной целью этих людей было личное обогащение, обогащение для себя. А теперь этот класс – безкультурный, необразованный, пришел к власти, и он не любит нас. Необходимо это менять. 

 

Источник: http://irkutskmedia.ru/

Air Jordan 1 Low Emerald Rise/White-Black For Sale

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Хорошо, что есть такой журнал, который нам помогает задуматься, обращает внимание на то, что в рутине мы стараемся не замечать, – да потому, что жить так проще, наверное... Иногда даже думаешь: вот что этим энтузиастам, этой Переломовой, Фомину и их журналистам больше всех надо, что ли? Ведь это такой труд, сколько времени, сил и нервов уходит на создание журнала. Остается сказать спасибо и пожелать развития и творческой бдительности к нелюбимому гламуру и пафосу.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер, директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK

Nike Air Jordan Retro 1 Red Black White - Buy Air Jordan 1 Retro (white / black / varsity red), Price: $60.85 - Air Jordan Shoes, nike sb project ba premium payment