вверх
Сегодня: 25.09.21
4.png

Рунет в беспамятстве

 

Никипорец-Такигава сформулировала вопросы: в какой мере социальные медиа участвуют в формировании общей для всех памяти о прошлом? Оказывают ли сформированные в интернете мнения существенное влияние на мейнстримовые СМИ?

 

По мнению профессора, в России социальные медиа почти не влияют на главные СМИ страны, будь то телевидение или печать. Что до формирования общих идей и настроений, то в дискуссиях интернет-пользователей вырабатывается прежде всего «негативная идентичность». «Я не политолог, а media and communication scholar; я исхожу из предпосылок теории коммуникации в большей степени, чем из теории социальных движений. Меня интересует не социальное движение, а роль медиа и коммуникации в этом движении», – уточняет профессор.

 

Никипорец-Такигава использовала сочетание количественных и качественных. Ею был проанализирован впечатляющий массив текстов из твиттера, ЖЖ, фейсбука и «Вконтакте».

 

Во время протестной зимы 2011-2012 годов были заметны всплески упоминаемости двух исторических событий: «оранжевой революции» на 2004 года и восстания декабристов 1825 года. Обсуждение первого из них исходило со стороны мейнстримовых СМИ, главным образом провластных. «Мейнстрим даже не постарался изобрести нового кода: был полностью заимствован шаблон инструментализации оранжевой революции 2004 года», – говорит профессор. События на Украине были взяты в качестве антиоппозиционного аргумента мейнстримовыми СМИ, и подхвачены социальными медиа. Однако об оценке тех исторических событий в многочисленных дискуссиях речи почти не шло. 

 

Так же произошло и с восстанием декабристов. Участники протестных митингов в декабре 2011 года стали называть себя «декабристами». И это был единственный случай, когда слова и смыслы, рожденные в социальных медиа, перекочевали в мейнстрим. Но и здесь не оценивалось отдельно взятое историческое событие.

 

Никипорец-Такигава, анализируя эти и другие случаи, пришла к выводу, что если воспринимать интернет как зеркало российского общества, то это общество не имеет исторической памяти. Дискуссии в российских социальных медиа не способствуют выработке позитивной идентичности. Напротив, если и ведутся разговоры о памяти, то обычно случаются ожесточенные споры о травматическом опыте XX века. Из-за этого интернет-дискуссии работают со знаком «-», формируя так называемую негативную идентичность – признание тяжелого исторического опыта и ксенофобии основанием для общей исторической памяти. Но оценки прошлого, появляющиеся в интернете, не оказывают существенного влияния на мейнстримовые СМИ и общественное мнение.

 

«Для обсуждений отбираются и наиболее последовательно развиваются травматичные фрагменты прошлого, которые обладают наибольшим агрессивным зарядом. Конфликтность исторического события главный критерий выбора именно его в дискуссиях о настоящем», – считает профессор. Но она не рассматривает эту ситуацию исключительно как негативную. Растущие страхи, злость и агрессия ведут к мобилизации населения, а это источник перемен. В подобной ситуации страна находилась накануне зимних протестов, и вполне вероятно, что и сегодняшняя ситуация приведет к очередному росту мобилизационного потенциала у пользователей социальных медиа.

 

Сергей Простаков

Источник: http://rusplt.ru/

Фото: http://runeta.net/

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА И ТАЙНА, СВЯЗАННАЯ С ЖУРНАЛОМ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ», НО ТАК ИМ И НЕ РАСКРЫТАЯ, – ЭТО ТАЙНА ВЫЖИВАНИЯ ЖУРНАЛА. У ВАС ВЕДЬ СОВЕРШЕННО НЕТ РЕКЛАМЫ! ДОЛЖЕН ЖЕ БЫТЬ КАКОЙ-ТО СПОНСОР!? ИЛИ НЕТ?

 

 Александр Васильев, бизнесмен

Nike