вверх
Сегодня: 28.10.20
12.png

Циничные дети. О причинах возникновения вируса «понарошку»

 

Уважаемые читатели, я робок, наивен и являюсь неизлечимым романтиком. Я не хочу быть хорошим, а, как дурак, пытаюсь просто им быть. Не всегда получается, ибо я грешен и слаб.

Я не герой нашего времени, не саркастичный мудрец, знающий жизнь. К тому же у меня скверный характер – когда я не согласен с чем-то всей душой, я не пытаюсь ехидно высмеять оппонента, а говорю в лицо все, что думаю. И я с совершенно непростительной наивностью верю людям, предпринимающим попытки сделать жизнь в моей стране лучше не путем яростного постинга в ЖЖ или твиттере, а путем общения с теми, кто не нравится циничным  мудрецам.

И вот что из этого выходит, уважаемые читатели: я выпадаю из реальности определенной части нашего политически активного населения. Ибо моя робость, наивность и глупая искренность тяжким грузом удерживают меня на земле, в реальности, в то время как огромное количество мудрых людей (самой различной политической ориентации) взмывают в виртуальные небеса. Они знают цену таким как я, дурачкам, они лучше знают, как надо правильно, они могут оценить, кто чего стоит. И неважно, кто каких результатов достигает.

Ситуация складывается очень странная, поскольку я, малопригодный для современных общественных баталий, наблюдаю за тем, как люди, невыразимо более умелые, вдруг принимаются по-детски реветь, обнаружив, что реальность не совпадает с их претензиями к ней.

Вот уже несколько лет я вращаюсь в патриотических кругах нашего интернета. Я наблюдал, как медленно, порой почти незаметно, сдвигалась какая-то могучая тектоническая плита в массовом сознании, в информационном пространстве, в людских головах. Мои глаза видели становление тех общностей и организаций, которые сейчас у всех на слуху, в том числе и на «Однако». Наблюдал я и возникновение противников этих общностей. Это была зачастую красивая, зачастую мерзкая, но эпических размахов картина, если посмотреть на нее диахронически, в процессе развития.

Мы живем в эпоху великого пробуждения сознания, в первые дни последней войны за человеческие души. И вот о душах мне хочется сегодня поговорить.

Мы много говорим о коллективности и ее значении. Все верно. Однако нельзя забывать, что даже самый сплоченный коллектив будет состоять из индивидуальных людей, с их личностями и характерами. Думаю, никто не станет отрицать тот факт, что нашего человека всерьез искалечили духовно, нравственно в последние десятилетия. Однако те из вас, дорогие читатели, кому посчастливилось родиться немного раньше, не могут даже представить себе масштаба инвалидности, с которой выросли мы, последнее поколение, рожденное СССР 1.0.

Когда я был маленьким, на стене моего дома был большой рисунок, во все пять этажей: серп, молот и надпись «вся власть Советам». В возрасте примерно трех лет я увидел, как облупилась некогда яркая краска. В последующие годы, пришедшиеся на расстрел Дома Советов, чеченские войны и прочие гримасы израненной жизни страны, старый лозунг замазали, облупившуюся стену подретушировали. Но я знал, что на самом деле – на прежнем месте всегда будет пустое некрасивое пятно. Точно такое же уродливое и пустое, как опустошенная душа.

Многое уже сказано о том, в какой ад ввергло детей в девяностые годы это большое Ничто нашей истории. Не меньше сказано и о результатах влияния этого Ничто на формирование современного молодого человека. Однако я возьму на себя смелость суммировать все в одной фразе из пьесы Островского «Без вины виноватые»: «А представьте себе человека, который со дня рождения не знал другого ощущения, кроме боли, которому всегда и везде больно».

Это – мы. Это – я. Мы не просто росли более вульгарными, жадными и глупыми, как представляют себе любители упрощать. Мы росли в состоянии непрерывной перманентной боли вокруг себя, внутри себя. Смерть большой великой страны походила на состояние, когда держишь в руках собственную оторванную взрывом ногу, придерживаешь вываливающиеся из вспоротого живота внутренности. И начинаешь бесконечно медленно ощущать боль в разорванном на части теле.

Наше общество походило на жертву взрыва или, скорее, бомбежки. Идеалы, жизненные стремления, нормы нравственности, основы самоощущения и самоопределения в окружающей реальности – все исчезло. Родители хватались за те места, где раньше были оторванные взрывом конечности, ощущая фантомные боли. Мы же просто привыкали расти без ручек и ножек и не понимали, что может быть как-то иначе.

Но нельзя постоянно чувствовать боль во всей ее полноте. Тем более если ты ребенок. Спасибо тем родителям, что облегчили участь кому-то из нас, как мне. Но их старания не могли полностью заслонить подсознание, душу. И мы с младых ногтей учились уживаться с болью, загонять ее на периферию сознания, ходить на протезах, наплевав на ноющие культи. Мы, словно заранее готовясь к жизни, учились воспринимать убивавшую людей братву как нечто из боевиков со Шварценеггером, а Ельцина – как ожившую пародию Петросяна или еще какого-нибудь Задорнова. Мы учились отметать реальность, с ее болью, грязью и бедностью, заменяя игрой в нее. Отсюда пошел бум иностранного развлекательного кино – оно так помогало превратить все в игру, так хорошо учило нас, детей, создавать плоскую яркую картинку.

Уважаемый читатель скажет – но ведь дети же, что такого? Однако беда нашего поколения – в навеки деформированном мироощущении, развившемся именно из детства, заполненного такими играми. Чтобы боль не вздумала вернуться в полную силу, мы перенесли игру в жизнь на саму жизнь, повзрослев.

И тут внезапно встает перед нами фигура «сетевого хомячка» и прочих его собратьев-креаклов. Они выросли из того же ада отрицания реальности. Просто они в основном чуть моложе меня, они – второе поколение калек.

Но почему вдруг политика и общественная жизнь? Что случилось? Случилось страшное: в двухтысячные годы игра, заслоняющая реальность, сместилась в самую важную область реальности – в область судеб моей страны. В тучные докризисные годы возникло целое поколение деятелей, рассчитывающих на результат и «вау»-эффект во всем – от политики до строительства дорог. Поколение очковтирателей и пустышек, огромных масс людей, встроенных в пирамиду безглазой бездушной офисно-компанейско-имиджевой цивилизации, построенной на отрицании реальности. На их разлагающихся душах выросли ядовитые грибки вроде недавних молодых кумиров белоленточного движения.

И все же, почему так? Если что-то понарошку, то можно и фашиста сыграть. Если что-то понарошку, то хочется быть богатырем или принцессой. Или, например, крутым братком-разбойником и роскошной проституткой – ничем не хуже, понарошку ведь. Если что-то понарошку, то это «понарошку» должно быть тебе приятным. А значит, позволена любая блажь. Значит, можно не думать о том, как оно все на самом деле обернуться может. Так, давай же, трусь, предавай, бей кого хочешь или, там, того, кого без проблем удастся побить. Кричи про жуликов и воров, кидай зигу, пляши в храме, режь чурок или, там, русских свиней! Ведь все понарошку!

Зато так не больно. Зато так хорошо. Мое поколение не молчит по утрам, как пела «Алиса». Мое поколение поет в душе, воображая себя на концерте. Отвратительная картина выходит, не так ли? Подсевшие на «понарошку» мало чем отличатся от фанатиков, как увлеченные игрой дети, начинающие махать кулаками на товарища всерьез.

Однако не только «хомячками» и хипстерами ограничивается вирус «понарошку». Куда ужаснее другой аспект. «Понарошку» у многих из нас и столь серьезная вещь как убеждения. Мы берем себе идею, позицию и подстраиваем ее под себя, чтобы было удобно и хорошо завернуться в красное знамя как в простынку, согреться и начать играть в Ленина со Сталиным. Или, напротив, повязать на голову папин белый носок и сказать, что ты, Джон Рэмбо, за все хорошее против всей фигни.

Только все это неправда. Нет, мы можем искренне верить в то, что говорим, но ровно до тех пор, пока не придется от игры переходить к жизни. Сейчас, в период пробуждения, в период, когда сознание начинает работать в реальности, необходимо двигаться и что-то делать. Но чтобы не натыкаться на стены и не падать в ямы, нужно жить только реальностью. А значит – чувствовать боль и видеть себя настоящего, слабого, глупого, не сделавшего до сих пор ничего, что не было бы «понарошку».

И вдруг выясняется, что завернутым в знамя не походить, что носок надо надевать на ногу, что богатырю нужна силушка богатырская, а ее надо накачивать. И вдруг вспоминается, как на самом деле больно. Как вокруг всегда пусто. И хочется обратно, за плоскую картинку, завернуться в знамя, натянуть носок и свернуться в клубок под одеялом, представляя себя Терминатором.

Так все и происходит. Когда те из людей, которых я надеюсь однажды с полным правом назвать товарищами, начинают совершать конкретные действия, направленные на то, чтобы боль убрать, они вскрывают нарыв иллюзий у других. И другим кажется, что лучше не трогать. Лучше оставить как есть, ведь так хотя бы не больно, ну пожалуйста! И начинается неприязнь, страх, вражда, споры, агрессия. Люди, верящие в одни идеалы, разобщаются, отчуждаются друг от друга. Потому что одни, стиснув зубы, живут как есть и пытаются сделать лучше, а другие предпочитают витать в облаках, где они поголовно принцессы-терминаторы. Где они самые умные, самые правые, самые хорошие.

Нельзя соприкасаться с Путиным и всякими жуликами и ворами, пытаясь укрепить страну и повернуть процессы к лучшему – это слишком сложно для игры. Нельзя пойти туда, куда не хочет идти принцесса-терминатор – ей хочется играть тут, где она сказала. Вообще ничего нельзя, что бы разрушало конкретную игровую ситуацию, созданную летающим в облаках купидоном. А если ты делаешь что-то не так, то ты гад, ты плохой, ты дурак, и папа у тебя пеной изо рта брызжет! Бе-бе-бе! Я так не играю. Отдай мой горшок и мой совочек, я сяду в другом углу песочницы.

Вот так, уважаемые читатели, через длинную статью мы пришли к коротенькому сравнению. Оставив язык образов и намеков, подытожу по-простому: те из нас и вас, кто из-за несогласия недавних единомышленников со своей позицией начинают объявлять оппонентов буржуазными охранителями/мракобесами/православнутыми (нужную претензию копировать-вставить) – все эти люди просто больше не играют. Оппоненты – плохие и вредные. А все на самом деле понарошку.

Но несчастные дети – они на то и дети. Я, робкий наивный взрослый, готов пожалеть умных циничных детей, знающих мне цену. Я смог с большим трудом открыть глаза и, стиснув зубы, терпеть боль от движения на протезах, даже если в конце пути упаду. Лишь бы не сидеть и не слушать насмешки тех, кто бросал на мою семью бомбы. Я готов прекратить играть и начать жить по-настоящему. А они – еще нет. Но рано или поздно взрослеть и пробуждаться придется всем.

 

Владимир Бабьяк

Источник: http://www.odnako.org/



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

«СВОБОДА СЛОВА И ПЕЧАТИ» – ВОТ ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЧУВСТВУЕШЬ, КОГДА ДЕРЖИШЬ В РУКАХ ЖУРНАЛ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ». ИНОГДА ДАЖЕ МОГУТ ПРОБЕЖАТЬ МУРАШКИ ПО КОЖЕ ИЛИ ВСТАТЬ ДЫБОМ ВОЛОСЫ, КОГДА ЧИТАЕШЬ СТАТЬИ ИЛИ ИНТЕРВЬЮ. ПРИЯТНО ВИДЕТЬ НА СТРАНИЦАХ ЛИЦА ДРУЗЕЙ, ИНОГДА УЗНАЕШЬ О НИХ МНОГО НОВОГО И НЕОЖИДАННО ИНТЕРЕСНОГО.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер,
директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK