вверх
Сегодня: 18.05.21
10.png

В Иркутске началась грызня за «собачьи деньги»

В Иркутске разразился очередной «собачий скандал». В приюте для животных «Сталкер», который осуществляет отлов безнадзорных четырехлапых по контрактам с администрациями Иркутска и Шелехова, бесследно и таинственно пропали сорок собак и десять кошек. Версии их исчезновения диаметрально противоположны. Руководство приюта винит в случившемся своих бывших сотрудников и волонтеров, а те, в свою очередь, считают виновными директора приюта, который не обеспечил животным надлежащий ветеринарный уход. В дело вмешались полицейские, которым предстоит отыскать след животных. Между тем скандальное происшествие вышло далеко за сферу интересов любителей животных и активно обсуждается в социальных сетях и СМИ. Причина тому принятие в этом году в Иркутской области регионального закона, который возлагает ответственность за отлов животных на муниципальные образования, обеспечивая их соответствующим финансированием из областного бюджета. И если раньше в «собачьем вопросе» можно было все свесить на бюрократию, то теперь за непотребства с бесприютными бродяжками, как говорится, есть все ответственные лица.

 

— В конце июля — начале августа у нас проходил плановый переезд приюта из села Смоленщина в деревню Московщина, — рассказала «МК Байкал» Татьяна Ларина, руководитель приюта «Сталкер», открытого ООО «Дальпромлес». — Когда 1 августа я приехала в приют, чтобы перевозить оставшихся животных, оказалось, что сотрудников нет на месте, хотя они должны были быть там. Вместе с ними исчезли почти все собаки, не менее сорока, и все кошки — около десяти. Исчезло все электрооборудование, необходимое для ремонта, морозильники, даже миски животных забрали.

 

Взаимные обвинения

 

По словам Татьяны Лариной, сотрудницы приюта с тех пор на ее звонки отвечать перестали. «Когда я вызвала полицию, стали опрашивать живущих неподалеку людей. Они рассказали, что видели, как животных вывозили ночью. С полицейскими мы проехали к дому женщины-волонтера, проживающей в Смоленщине, и в ее машине обнаружили некоторые вещи из приюта. Она пояснила, что сотрудницы попросили ее помочь вывезти их личные вещи», — рассказала она.

 

Причиной такого поведения сотрудников руководитель приюта считает конфликт, возникший на почве выявленных финансовых нарушений. «Незадолго до начала переезда мне стали звонить люди и жаловаться, что при отлове собак наши работники требовали у них деньги за особое отношение к конкретным животным. Часто бывает так, что бездомная собака становится дворовым любимцем, и жильцы близлежащих домов готовы доплачивать, чтобы к животным хорошо относились, — пояснила Татьяна Ларина. — Я потребовала сотрудников отчитаться за эти случаи, в связи с чем возник конфликт. Кроме того, они были недовольны тем, что на них налагались штрафы по зарплате, поскольку они постоянно саботировали предстоящий переезд».

 

Волонтеры, услышав такую версию, возмутились. «Говорить о том, что волонтеры украли животных — это бред, — подчеркнула председатель Иркутской региональной благотворительной зоозащитной общественной организации «Земляне» Татьяна Овсянникова. — Мало того, что их как-то надо было вывезти оттуда, их ведь нужно и пристроить. Мы волонтерская организация, у нас нет своего приюта, где животных можно содержать. Мы порой с трудом устраиваем на передержку одну-двух собак, а уж пристроить за день сорок собак просто невозможно. А что касается девушек, работавших в приюте, то, насколько мне известно, им много месяцев не платили зарплату, и конфликт с руководством возник у них именно на этой почве».

 

По мнению Татьяны Овсянниковой, версия руководства «Сталкера» — не что иное, как попытка оправдать исчезновение животных, которые на самом деле погибли из-за халатного отношения. «Сотрудничать со «Сталкером» мы начали в феврале этого года, — рассказала она. — Однако постепенно условия содержания животных там ухудшались. В конечном счете обеспечивать питанием собак и кошек полностью стали волонтеры. Но это полбеды. Животным не оказывалась ветеринарная помощь, этим также занимались добровольцы, мы просто возили больных собак к ветеринарам за свой счет. Но полностью обеспечить ветеринарный уход таким образом невозможно. К тому же, после того как приют получил муниципальный контракт, число животных стало расти, а условия не были созданы. Собак держали по 25 в одном вольере, рассчитанном на пять особей, они гибли от тепловых ударов и заражали друг друга разными болезнями».

 

Последней каплей стало то, что у приюта закрыли скважину. «Вода была привозная, за нее платили из своего кармана сотрудники, но вскоре собственник близлежащего участка, через который осуществлялся завоз воды, сказал, что поставит забор. Тогда животные остались бы совсем без воды, и мы начали бить тревогу через социальные сети, — пояснила Татьяна Овсянникова. — И именно в этот момент начался переезд в Московщину, где вообще еще не были созданы условия для приема собак. Там ведь практически ничего нет, наспех сколоченные из досок вольеры, ни нормальной кормовой, ни воды, ни электричества».

 

Волонтеры — сталкеры

 

Татьяна Ларина признает, что волонтеры не только снабжают животных медикаментами и кормами, но и оказывают ветеринарную помощь. Недовольство работой приюта, по ее словам, началось именно накануне его переезда в деревню Московщина. «Возможно, они были недовольны тем, что приют теперь будет далеко и ездить туда будет сложнее, — рассказала руководитель приюта. — Однако мне кажется, что волонтеров просто используют наши конкуренты. После завершения всех работ на новом месте мы сможем принимать тысячу-полторы животных, это серьезная заявка на рынке услуг по отлову животных. А добровольцы люди легко возбудимые, возможно, ими просто кто-то манипулирует, подогревая их недовольство».

 

— Волонтеры помогают и нам, но нельзя сказать, что мы существуем за их счет, — рассказала «МК Байкал» заместитель директора приюта при питомнике «К-9», который также занимается отловом животных, в Правобережном районе Иркутска Елизавета Славина. — И таких жалоб на нашу работу у добровольцев не возникает.

 

Претензии к содержанию животных в приютах возникали у волонтеров и ранее. В прошлом году в нерадивом отношении к братьям меньшим общественники обвинили приют «Пять звезд». Но тогда ситуация была иная. Если раньше средства на отлов животных выделяла городская администрация, фактически не имея на это полномочий, то с этого года отлов и содержание бродяжек регулируются областным законом и осуществляются за счет средств регионального бюджета, переданных на эти цели муниципальным образованиям. А потому к исполнению этих полномочий приковано пристальное внимание общественности.

 

Три в одном

 

В апреле этого года муниципальный контракт на отлов бездомных животных в Иркутске на сумму 9,7 млн рублей по итогам аукциона выиграло МУП «Горзеленхоз». За полгода предприятие должно отловить 2,4 тыс. кошек и собак. Однако на практике непосредственным отловом и содержанием животных занимаются три субподрядчика — ООО «Дальпромлес», ООО «Пять звезд» и «К-9». И если два последних предприятия на этом рынке услуг известны давно, то «Дальпромлес», открывший приют «Сталкер», является новичком, получившим, тем не менее, контракт на отлов 800 животных в Свердловском районе областного центра. «Горзеленхоз» же осуществляет контроль над работой субподрядчиков.

 

Как пояснила «МК Байкал» куратор контракта по отлову животных в «Горзеленхозе» Татьяна Вадиковская, переезд «Сталкера» все-таки был запланированным. Оставаться в Смоленщине приют не мог, поскольку нарушались санитарные нормы, по которым приют, содержащий более 50 собак, должен находиться на расстоянии не менее 200 м от жилых домов. Кроме того, окончился срок аренды данного земельного участка. В Московщине же участок находится в собственности руководителя «Сталкера».

 

— Хозяйственный бардак в приюте начался из-за переезда, однако говорить о том, что условия для животных там были невыносимыми, нельзя. Вода была всегда, хоть и привозная, голодными они тоже не сидели. Животных в вольере действительно было больше, чем положено, но не настолько, чтобы у них случался тепловой удар, — подчеркнула Татьяна Вадиковская.

 

Исчезновением животных в «Горзеленхозе» обеспокоены. При поступлении подопечного в приют его фотографируют, на него оформляются документы, чтобы вести учет, поскольку оплата работы подрядчика осуществляется за каждую собаку и кошку. В связи с чем генеральный подрядчик запросил у «Сталкера» документы для сверки поголовья животных до и после переезда.

 

«Если животные погибли, то должны быть соответствующим образом составленные документы, заверенные ветеринаром. Если они пропали, как уверяют владельцы приюта, то в принципе они должны обратиться в правоохранительные органы, поскольку это их имущество. Однако за пропавших животных, если не будет установлено, куда они делись, приют денег не получит», — пояснила Татьяна Вадиковская.

 

Вполне себе приют

 

Посетить приют корреспонденту «МК Байкал» руководитель «Сталкера» разрешила сразу же. «Нам скрывать нечего», — уверенно заявила Татьяна Ларина. В Московщине прибежище для бездомных животных расположилось в небольшом отдалении от жилых домов. Сплошной забор, за которым находятся вольеры, вагончик для проживания работников — никаких капитальных построек. На территории приюта, конечно, заметен беспорядок. На входе стоит привезенная техника, несколько холодильников, которые пока некуда подключить — электричество еще не подведено. Еда для собак готовится в полевых условиях.

 

Три малыша, которым еще нет и месяца, живут за пределами основной ограды в переноске для животных. Щенки чувствуют себя абсолютно вольготно, нисколько не стесняются посторонних и тут же принимаются грызть обувь гостей.

 

За оградой нас встречает пес с грустными глазами, хромающий на одну лапу. «Это Пират, вы не бойтесь, ему уже 15 лет, он у нас добрый», — успокоил корреспондента «МК Байкал» работник приюта Денис. Пес и в самом деле оказался очень добрым, робко подошел и уткнулся мордой в ладонь в ожидании ласки. Остальные собаки сидят в вольерах, примерно по восемь в одном достаточно просторном отсеке. В каждом из отсеков — ведра с водой, на полу негусто насыпаны опилки. Утепленные будки в вольерах отсутствуют, однако, по словам руководителя приюта Татьяны Лариной, они обязательно появятся к холодам.

 

По словам Дениса, сейчас в приюте содержится около 160 собак. Несмотря на то, что прописку четырехлапые сменили совсем недавно, некоторые иркутяне уже приезжают выбирать питомцев на новое место. «Рассортированы» собаки по возрасту и по размеру, а может, даже и по характеру: из некоторых вольеров при появлении чужих людей доносится дружный лай, в других — собаки только с любопытством рассматривают пришельцев и приветливо машут хвостами.

 

— Конечно, сейчас у нас тут беспорядок, приют ведь только переехал, и пока просто не хватает рук довести все до ума, — рассказал Денис. — Скоро проведем электричество, подключим остальные холодильники. Но и сейчас еды хватает, загружаем работающий от дизельной электростанции холодильник раз в день. Кормами помогают волонтеры, они также приезжают ухаживать за больными собаками, которые находятся на карантине. Вода пока привозная, но будет пробурена скважина. Убираемся раз в день, подсыпаем опилки.

 

На территории есть еще один отдельный «загон», в котором содержатся больные животные. Попасть туда корреспонденту «МК Байкал» не удалось — посторонних пускать не положено. Однако как раз в этот момент, словно в подтверждение слов работника приюта, приехали волонтеры, оказывающие медицинскую помощь собакам.

 

— Здесь должен быть свой врач. Сразу после переезда больных собак было 13, сейчас их жизни уже вне опасности. Однако сейчас заболевших стало больше, — заметила ветеринар-волонтер Александра. — Я почти каждый день приезжаю, лечу на добровольных началах уже тех собак, что находятся на карантине, — от чумы, энтерита, парвовируса. Но я просто не успеваю осматривать других животных. Лекарства для лечения тоже приобретаются за счет волонтеров.

 

У «Сталкера» заключен договор с иркутской сельской ветстанцией. «Не могу сказать, приезжают ли они к ним на самом деле. А вот волонтеров-ветеринаров я действительно там видела, — рассказала Татьяна Вадиковская. — Что касается нового размещения приюта, то, конечно, там еще много недоделок, но нами он был принят как черновой вариант с условием, что в ближайшее время недостатки будут устранены. Когда новый приют доведут до ума, животным в нем будет лучше. Вольеры там неплохие, просторные, только нужно установить будки с утеплением. Вода на рядом расположенной скважине тоже хорошая, я ее лично пробовала».

 

Факт, что поставка кормов и ветеринарных услуг в приюте осуществляется силами волонтеров, ставит под вопрос использование бюджетных средств, которые подрядчики должны получать за отлов животных по назначению. Однако, по словам Татьяны Вадиковской, деньги за проделанную за три месяца работу, с апреля по июнь, были переведены подрядчикам только в начале августа. «Таковы особенности бюджетного процесса. Мы оплачиваем работу, проделанную за три месяца. В течение этого времени субподрядчик должен самостоятельно изыскивать средства», — пояснила она.

The world is yours – Neue Sneaker, Apparel und mehr für Kids Александрина Дмитриева

МК Байкал

Комментарии  

#1 ВЕРОНИКА 03.10.2016 01:47
СТАЛКЕР ИМЕНУЕМЫЙ ТЕПЕР КАК ПРОМТЕХ КОМПЛЕКТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СУЩЕСТВУЕТ ЗА СЧЕТ ВОЛОНТЕРОВ ЗНАЮ ЭТО НЕ ПО НАСЛЫШКЕ ВИДЕЛА СВОИМИ ГЛАЗАМИ И ВРЕМЕНИ ЧТОБ ПОНЯТЬ 2.5 МЕСЯЦА РАБОТЫ У ТАТЬЯНЫ ЛАРИНОЙ ОТЛОВЩИКОМ БЫЛО ВПОЛНЕ.ЛЮБИТ ОНА ТОЛЬКО ДЕНЬГИ ЗА 2.5 ОНА ПРИОБРЕЛА КГ10 КУРИНЫХ ЛАПОК КОРМА ДЛЯ СОБАК И ВСЕ.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

СТИЛЬ ИЗЛОЖЕНИЯ В ВАШЕМ ЖУРНАЛЕ ОЧЕНЬ ПРОСТОЙ И ДОСТУПНЫЙ, И ЭТО ПОДКУПАЕТ, ТАК ЖЕ КАК И ВАША АВТОРСКАЯ НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ. А ВОТ ИЛЛЮСТРАЦИЙ МНОГОВАТО, Я ХОТЕЛ БЫ ПОЛУЧАТЬ ПОБОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ОТ ЗНАКОВЫХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ Я ЗНАЮ. ВЕДЬ ИНОЙ РАЗ НА ОСНОВЕ ЭТИХ МАТЕРИАЛОВ Я ВНОШУ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ КОРРЕКТИВЫ В СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. НО, КАК ГОВОРИТСЯ, НА ВКУС И ЦВЕТ ТОВАРИЩА НЕТ. КОМУ-ТО ИНТЕРЕСНО И КАРТИНКИ РАЗГЛЯДЫВАТЬ.

 

Валерий Лукин, уполномоченный по правам человека в Иркутской области

Kopačky na fotbal