вверх
Сегодня: 10.04.21
5.png

Варягов на выборах в Заксобрание Иркутской области не будет - Владимир Милов

Разрешение на участие в выборах в Законодательное собрание Иркутской области области партия "Демократический выбор" получила две недели назад.  По словам председателя регионального отделения "Демвыбора" Сергея Беспалова, ключевыми задачами, которые ставит перед собой иркутское региональное отделение партии – передача большей части налоговых поступлений в распоряжение муниципалитетов, а также глубокое реформирование устаревших институтов социальной поддержки населения. Об этом, а также о ключевых пунктах предвыборной программы партии "Демократический выбор" рассказали иркутским журналистам лидер партии Владимир Милов (В.М.), а также Сергей Беспалов (С.Б.), председатель иркутского регионального отделения "Демвыбора" на встрече 12 апреля.

 

- Скажите, по какому принципу будут формироваться партийные списки "Демвыбора" в Иркутске?

 

(В.М.) У нас действует принцип широчайшей автономии региональных организаций. Мы делаем ставку на кандидатов, готовых к кампании, осознающих все риски, последствия и трудности. Мы не уговариваем кандидатов выходить на выборы. Также мы против того, чтобы двигать на региональных выборах федеральные физиономии. Мы считаем, что надо баллотироваться там, где живешь, поэтому варягов на выборах в Иркутское ЗС не будет. Будет ставка на местных политиков, они и будут решать, кто в списках.

 

- Можете сказать, какое действие в рамках реализации вашей программы вы совершите в первую очередь, если на выборах 8 сентября наберете то количество голосов, на которое рассчитываете?

 

(В.М.) Могу дать свою версию событий, однако окончательное решение принимают коллеги, повторюсь, у нас региональные отделения пользуются широчайшей автономией. Но точно – будем решать вопрос об областном резервном фонде. Я думаю, что этот вопрос будет связан с содержанием предвыборной программы. Мы были критиками вопроса о резервном фонде на федеральном уровне, так как считаем, что не нужно было его копить – и он был "проеден" в кризис непонятно куда. В то же время ВВП сильно упал, при том, что накопление резервного фонда остановило политику снижения налогов и не позволило дофинансировать ряд социальных программ, теперь это бремя легло на малый бизнес.

Важный для нас момент  - Иркутская область стала одним из 15 крупнейших нефтедобывающих регионов РФ, при этом население не видит от этого никаких плюсов, и копится какая-то непонятная кубышка, зачем? Страховать на случай дефолта Иркутской области? Это смешно. Поэтому, по нашему мнению, необходимо средства резервного фонда области направить на финансирование социально-значимых проектов. Стимулировать развитие нефтегазовой отрасли в области тоже нужно с умом, полностью освобождать отрасль от налогов – на наш взгляд неправильно.

 

(С.Б.) У нас готово три пакета поправок, в том числе, в сфере образования. Необходимо ликвидировать разницу в качестве образовательных услуг, представляемых средними школами, чтобы родители не бегали по городу и не искали школу получше, в которую можно отдать ребенка. Необходимо поменять институт социальных услуг. К примеру, зачем нам нужны детские дома на 200 человек каждый, нужны маленькие. Надо просто взять и один раз это сделать. Нищая Украина с этой задачей справилась, а мы не можем. Есть много громоздких, безумных организации социальной помощи, КПД которых никто не может посчитать. Как то действовало в Иркутске учреждение дневного пребывания пенсионеров, где дневное пребывание одного человека обходилось в 10 тысяч рублей. Это безумие. Работу в остальных направлениях мы не исключаем, просто не хотелось бы давать пустых обещаний. Эти же три направления практически готовы. Эти программы, конечно, прорабатывались и до нас, профессионалами, которые, слава богу, пока еще есть во власти, однако не было политической воли для их реализации. В Иркутске ни один депутат ЗС за последние несколько лет не выдвинул ни одной инициативы по городу Иркутску. Ни одной.

 

- Вы говорили о необходимости потратить средства областного резервного фонда на социальные нужды. На какие именно?

 

(В.М.) Конкретные законопроекты мы выдвинем на публикацию несколько позже. Если говорить в общем, социальные и инфраструктурные программы получат дополнительное финансирование. Наша программа будет состоять из конкретных законопроектов в регионе – что, куда и сколько будет потрачено, какие законодательные формы это примет.

 

- Сейчас можно говорить о том, кто войдет в партийные списки?

 

(С.Б.) Кандидаты пойдут по одномандатным округам и одновременно будут возглавлять местную партийную группу. У нас есть желание объединиться с "Яблоком" и "РПР Парнас", но подход такой – договоримся – хорошо, если не договоримся – жаль, но ничего страшного.

 

- По моему мнению люди на выборах сегодня голосуют в-основном не за законопроекты, а за картинку, рекламу - это так?

 

(В.М.) Нужно быть готовым ко всему, нужна конкретика в любом случае. Для людей, которые не хотят слишком углубляться в конкретику, мы в лозунгах вкратце опишем, чего мы хотим. Для тех, кому нужна будет конкретика, мы ее дадим.

 

- А кроме Сергея Беспалова кто-нибудь в иркутском отделении партии еще есть?

 

(С.Б.) Нас не сильно волнует формальная численность партии. Местная активная тусовка – около 20 человек. 10 человек – готовы сказать под пыткой, что они – за "Демвыбор". Есть люди, которые не хотят себя афишировать, но они помогают деньгами и ресурсами. Вообще, мне кажется, что время ультрамассовых партий, когда большое количество людей надевает одинаковые футболки, берут флаги и идут на демонстрации, прошло лет 70 назад. У нас общество рыболовов и охотников - в Иркутске больше всех партий вместе взятых. Нормальные люди приходят к нам, слушают, и говорят, чем могут помочь. 

 

- Недавно побывавший в Иркутске Николай Травкин из "Альянса зеленых" считает, что вопрос развития местного самоуправления имеет первостепенную важность для развития регионов. Каков ваш подход к этому вопросу?

 

(В.М.) Один из ключевых пунктов нашей программы – передача финансовых ресурсов в муниципалитеты. Мы считаем, что больше налоговых поступлений должны идти от федерации регионам и от регионов в районы.

 

- Вы за формирование бюджета "снизу"?

 

(В.М.) Да. Мы считаем, что ненормально, когда 70 – 80% бюджета муниципалитета – защищенные "социальные" статьи – зарплата бюджетников и коммуналка. Нам не нравиться общая тенденция по сокращению нормативного отчисления налоговых поступлений на муниципалитеты с целью поправить региональный бюджет.

 

(С.Б.) У нас будет инициатива по ликвидации части муниципалитетов на территории Иркутской области. Есть, например, муниципальное образование, где по бумаге 11 человек, фактически – два человека и им надо было сформировать горсовет из 9 человек и мэра выбрать. Это бессмысленно.

 

- Однако, есть мнение, что очень трудно контролировать муниципальный бюджет, гораздо труднее, чем федеральный. Из-за коррупции, прежде всего. Муниципальные образования никто не контролирует. Вспомните хотя бы один случай, чтобы посадили хотя бы одного иркутского депутата или чиновника. Пример – здравоохранение. На него бухаются огромные деньги. Единственное здравоохранение, которое осталось в ведении муниципалитета - Иркутское, и оно самое убогое, самое нищее, кривое, на самом старом оборудовании.

 

(В.М.) Мы с такой логикой не согласны. Есть такой метод троллинга, когда у оппонента нет аргументов, он говорит – приведенная мера, любая, ни к чему не приведет, потому что все уворуют. Это несерьезно. Если просто отдать деньги ворам и ждать что они их не сопрут, а построят детские площадки, дороги - наивно. В нашей партии нет наивных людей. Поэтому деньги муниципалитетам будут давать одновременно с ужесточением контроля.

У нас есть десятилетний опыт после реформы Кудрина, показавший, что перевод налоговых поступлений на уровень области ничего не дает ни в плане сокращения воровства, которое просто переноситься на другой уровень, ни в плане эффективности расходования. То, что муниципалитеты нищие порождает массу проблем – из-за защищенных статей у муниципалитетов нет денег на развитие территорий. Нужно дать им эти деньги.

 

- С коррупцией в России борются многие, в том числе и государственные службы и пока никто не смог предложить действенного рецепта. Как вы хотите контролировать финансирование муниципалитетов?

 

(В.М.) В нашей программе есть ряд конкретных предложений в этом направлении, некоторые из них были уворованы правительством, например, идея о материальном поощрении СМИ за раскрытие фактов коррупции. Но что касается муниципалитетов, надо сделать две вещи. Нужен контроль со стороны населения. В частности, можно отдать функции счетной палаты некоммерческим организациям. По вопросам целесообразности расходования бюджетных средств и  госимущества независимые негосударственные НКО должны иметь формальное право на участие в контрольных комиссиях. Это приведет к вытаскиванию разных темных историй на свет, позволит сэкономить кучу денег, которые сейчас тратятся на КСП, и даст возможность реально публиковать отчеты о правонарушениях. Так, КСП сейчас боится начинать проверки по громким коррупционным скандалам или публиковать отчеты, так как тоже является госструктурой. На них тратиться миллиард в год, а результат за 10 лет – ноль. Чиновники проверяют других чиновников.

Второй момент, на который стоит обратить внимание – за 20 лет местное самоуправление так и не сформировалось. Грубо говоря – часть полномочий по формированию бюджета должна перейти муниципалитетам. Сейчас действует такой механизм – мы забираем деньги и сами потратим, потому что вы априори дураки и своруете. На первом этапе это должно действовать так – мы деньги оставляем вам, но и право аудита оставляем себе. То есть, контроль сверху со стороны региона, с другой – со стороны общественности, при этом деньги остаются на местах.

 

Скажите, как вы будете выстраивать отношения с губернатором и "Единой Россией", в том случае, если губернатор возглавит списки ЕР на выборах в ЗС?

 

(В.М.) "Единая Россия" – наш политический противник. Потому, что мы являемся противниками любой монополии. Отношения с "ЕР" будем выстраивать только по конкретным вопросам. Поддержат депутаты "ЕР" проект по ликвидации резервного фонда – прекрасно. Что касается губернатора, тут много неясностей, в том числе и вопрос его политического позиционирования. Позиция наша будет определяться за счет двух вещей – повторюсь, мы являемся категорическими противниками политической монополии, от кого бы она не исходила, как бы она не называлась. Наша деятельность будет построена на конкретной повестке дня, и если другие политические силы будут готовы сотрудничать с нами по нашим инициативам, мы будем с ними сотрудничать.

 

- Ходят слухи о том, что "Гражданская платформа" и "Единая Россия" на выборы пойдут вместе, поэтому маленькие, по-настоящему демократические партии просто не будут допущены на выборы, чтобы не допустить оттока голосов у партии Прохорова.

 

(В.М.) Во-первых, у нас нет информации о том, что это будет воплощено на практике. Если это произойдет, мы сделаем все, чтобы устроить из этого большой федеральный скандал. Я думаю, что такого рода поползновения будут очень затруднительны, потому малоовероятны. Сейчас можно сказать по прошедшим в 2011 году региональным выборам снимают много самовыдвиженцев, но серьезные партии допускаются все.

 

- Представим себе картину, что Сергей Беспалов пошел на выборы, победил, но остальные депутаты – все те же. С кем вы будете блокироваться?

 

(С.Б.) В таком случае мы будем стараться стать полномочным представителем населения в ЗС. Даже если проходит только один кандидат. То есть, с одной стороны, очень подробно, со всеми именами и явками, доносить до населения то, что происходит в ЗС, чтобы возможности протаскивать те или иные непопулярные проекты, льготы, "под шумок" уже не получалось. С другой стороны, использовать ЗС как платформу для озвучивания инициатив снизу. Даже если все депутаты проголосовали против какой-либо народной инициативы, этот вопрос будет нашим депутатом выноситься на широкую повестку дня, об этих инициативах будут знать, также как и о том, что эту инициативу не приняли. Общественность будет спрашивать у партийного большинства – почему не приняли тот или иной закон? Так или иначе, вопрос уже не удастся решить без огласки.

 

(В.М.) Мы не меряемся рейтингами. Мы готовим реальных людей в территориях, готовых идти на выборах, реально работать с населением. Вообще, мы рассчитываем через несколько лет стать партией региональных и местных депутатов. И в этом плане мы уже опережаем многих. У нас долго партийная система была закупорена, новые партии не появлялись, однако спрос на них определенно есть. Выборы в муниципалитетах Ярославле это показали, две новых партии участвовали союз пенсионеров и "Зеленые", которые практически прошли. ЛДПР, например, вообще не прошла. Я думаю, что сейчас эта партия сильно пойдет на спад и не попадет в Госдуму вообще.

 

- А кто будет финансировать вашу избирательную кампанию? Из какой сферы деятельности эти люди? Из бизнеса, ОПГ?

 

(С.Б.) Одним из первых мне дал деньги на кампанию один из единороссов. Частично профинансирует федеральная партия. Плюс друзья помогают. Бизнесмены. Люди дают мне деньги на кампанию, веря в мою репутацию. И они пойдут за меня голосовать. Сейчас есть люди, которые давно не строят планов по спасению страны, спасаются на ленд-роверах сами, но им не нравится общество, в котором они живут.

 

(В.М.) Мы не партия медийных лиц и денежных мешков. Мы последовательны в своей позиции. У нас есть повестка дня. Понятная идея и программные установки. Мы партия честных и трудолюбивых ребят. Отвечаем за то, что говорим. И мы не тратим деньги куда попало. Также мы стали первой организацией, которая стала публиковать финансовую отчетность. Кампанию мы будем проводить в белую. Оппозиционная деятельность – это не писать на стенах слово из трех букв.

 

- Сергей, вы удивите избирателей, когда опубликуете декларацию одоходах?

 

(С.Б.) Удивлю, потому что там будут одни нули, все, что есть - у жены.

 

- Как партия видит свой электорат?

 

(В.М.) Мы не собираемся себя ограничивать в электорате. Ядро – люди, которые могут заработать на жизнь и хотят иметь нормальное политическое представительство. Однако, мы готовы работать со всеми категориями граждан. Мы партия здравого смысла. Партий, которые таким образом себя позиционируют много, но мы боремся за звание лучшей партии здравого смысла.

 

- Что вы готовы предложить молодежи?

 

(В.М.) Во-первых, мы предлагаем создание новых доступных рабочих мест. Кроме того, у нас в федеральной программе несколько идей по реформированию образования. В частности, мы за то, чтобы заниматься ликвидацией провалов в среднем образовании, у нас идеи по высшему образованию, против уравниловки и урезания зарплаты педагогам. Также сама партия  предоставляет молодым людям лифт. Тем молодым людям, которые приходят к нам, мы говорим – участвуйте в политике и сможете реально влиять на ситуацию в стране.

 

- Как, на ваш взгляд, можно переломить ситуацию с дефицитом рабочих мест? Молодого человека не принимают на работу без опыта, а пока нет работы, негде набрать опыта.

 

(В.М.) Вопрос отчасти в низких стандартах образования, с другой стороны – в монополизировании привилегированных рабочих мест, там они только, примитивно говоря, по "блату". Вопрос не качества соискателя,  а свой он или чужой. Извините за банальность – решение – в развитии частного предпринимательства, основанного только на частной инициативе, без участия этих структур в действующих монопольных, окологосударственных или государственных системах. В частных структурах на работу человек берется только по способностям, а не по характеристикам в резюме или по "блату". В Москве, к примеру, где частная предпринимательская инициатива развита лучше, гораздо больше структур, готовых взять риск по приему на работу человека без опыта.

 

- Теоретический вопрос – слабость всех российских партий, кроме "Единой России", на мой взгляд, в том, что они, с одной стороны клеймят кровавый режим, объявляют его нелегитимным, выводят на поверхность многочисленные нарушения конституции, законов, актов, в то же время пытаются прийти к власти законным путем. Как можно легитимным путем победить у власти, легитимность которой ставиться под сомнение?

 

(В.М.) Мы говорим уже больше часа, но не было произнесено ни слова о нелегитимности власти. Если рассуждать теоретически, у нас сложное к этому отношение. Мы считаем, что выборные процедуры не позволяют с уверенностью говорить о том, кто победил на выборах. Из-за этого к легитимности Путина и ЕР есть огромные вопросы. Тем не менее, эта власть является властью по факту, она признана народом, потому что люди против нее не бунтуют. Это реальность. Мы не те люди, которые бунтуют против реальности. Мы пытаемся ее изменить. Вопрос - как ее изменить. Есть мегатонны политического опыта за всю историю человечества в том числе и в тоталитарных государствах, и он показывает, что самый действенный способ смены власти, за редким исключением, это выборы. Многие, так называемые, революции последних десятилетий делались именно как результат опротестовывания фальсификаций на выборах.

 

- Предположим, вы участвуете на выборах, на которых нарушения очевидны. Как вы будете реагировать на эти нарушения?

 

- Мы прекрасно знаем о том, как это бывает. В таком случае есть два пути. Первый – сказать: "Это все нечестно, мы в этом не участвуем". Но таким образом, вы полностью порвете отношения с населением, которое все-таки периодически ходит на выборы, или думает ходить на выборы, надеясь увидеть там нормальные, здоровые силы. Вы лишаете себя доверия части населения, серьезно относящегося к выборам. Второе. Ну да, дали вам по носу. Отказали, к примеру, в регистрации кандидата. Это очень неприятно. Но не больно и не смертельно. Это наша работа. Таким образом, мы даем власти четкий посыл – вы от нас просто так не избавитесь. Мы ребята упорные, мы придем еще. Мы будем стучаться в дверь, если придется - в окно, и власти, так или иначе, придется нас пустить. 

Потому что мы с этого пути не сойдем. Власти только мечтают о том, чтобы наступила полночь и вся эта оппозиционная компания превратилась в Каспарова: "Все это незаконно, участие в этих процедурах бессмысленно, поеду как я к себе на Манхеттен". Ничего не выйдет. Будем лезть, получать по носу, пока не добьемся успеха.- Вы рассматриваете протестные акции в качестве механизма защиты результатов выборов?

 

(В.М.) Вы не можете держать большое количество людей на улице все время. Протест эффективен только тогда, когда люди возмущаются, что у них украли ту власть, которую они выбрали. Если в Иркутске мы получим меньше голосов, чем набрали, мы не сможем ничего изменить на улицах, в том числе потому, что не наберем людей. Но. Если мы в составе коалиции в 2016 году пойдем на выборах в Государственную Думу, а мы сейчас обсуждаем возможность создать такую коалицию, если она будет иметь шанс побороться за серьезные результат в Думе, мы рассматриваем реинкарнацию массового протеста как средства защиты результатов выборов. И такая коалиция очень возможна. Что касается блоков – я думаю, что блоки вернут. Хотя бы для того, чтобы в бюллетенях прописать "Народный фронт", который, по сути своей, избирательный блок. Поставят побольше барьер, но для по-настоящего народного блока это не проблема. Если их не вернут, то есть 400 сравнительно честных способов этот запрет обойти.

 

(С.Б.) Люди, которые сейчас в политике, политическую волю проявлять не привыкли. На месте сидишь – зарплата идет. Мы такую волю проявлять будем. В том числе и по непопулярным проектам. Я бы, например, людей, которые живут севернее Братска, просто бы переселил оттуда. Потому, что они туда были отправлены советской властью и забыты. Там среднероссийские пенсии и продукты дороже на 30%, там нет медицины, образования, плохой климат. Действительно плохой. Там один избирательный округ из 23, но они тянут значительное количество бюджетных средств. Есть поселок со 150 людьми, где 150 млн стоит отопительный сезон.

И деньги надо вкладывать, прежде всего, в людей. Врач не отдаст свои деньги на взятки и откаты, если ему повысить зарплату. Вкладывать деньги в корпорации – бесперспективно. Они их выводят на Кипр. Или создают омертвленный капитал, создавая невостребованные объекты. А люди идут и тратят. Что создает торговый оборот, рабочие места, спрос. Это наша принципиальная позиция.

 

Источник:http://irkutskmedia.ru/

 

 

 

 

2020 Dior x Air Jordan 1 Low For Sale CN8608-002

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НРАВИТСЯ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» ОТСУТСТВИЕМ НАЗИДАТЕЛЬНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬЮ САМОСТОЯТЕЛЬНО СФОРМИРОВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ, И ЕЩЁ УМЕНИЕМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ ОСВЕЩАТЬ ПРИВЫЧНОЕ

Татьяна Медведева, медиатор

Air Jordan