вверх
Сегодня: 18.09.21
16.png

Врубель нашего времени

«...ни Пушкин, ни Щепкин, ни Врубель ни строчке, ни позе, ни краске надуманной не верили -- а верили в рубль» В. Маяковский

Дмитрий Врубель родился 14 июля 1960 года. Член Союза художников с 1983 года.
Безусловно, наиболее известная его картина «Поцелуй Брежнева и Хонеккера», нарисованная художником на Берлинской стене в 1990 году. Поцелуй двух коммунистических лидеров впоследствии был воспроизведен одной известной швейцарской часовой фирмой и растиражирован ею на циферблатах новой серии часов под названием «Ветер перемен». Художник с помощью своих германских адвокатов подал на фирму в суд за нарушение авторских прав и отсудил 7500 долларов. Ремейк этой картины художник Пауло Справьери продал за 150 тысяч долларов, с Врубелем так и не поделившись.
На аукционе «Сотби» картина Врубеля «Пионер» (там она проходила под названием «Мальчик») размером 60х60 см побила все рекорды -- первоначальная цена взлетела в 15,6 раза, в то время как обычный взлет цен для «Сотби» -- в два-три раза. Это был самый значительный рост цены за всю историю аукциона.
Персональные выставки Дмитрия Врубеля проходили по всему миру, в том числе в галерее Kunst Foyer, Гамбург, Die vohne Machine, Берлин, Maya Polsky Gallery, Чикаго, США.
Его работы содержатся в собраниях Берлинской национальной галереи, в музеях и коллекциях Варшавы, Дюссельдорфа, Рима.

 

Когда-то давным-давно, еще при поздней советской власти, знакомые мне сказали, что я непременно должен посетить квартирную выставку художника Врубеля. Я неуверенно кивнул: мне почему-то всегда казалось, что Врубель умер. Однако, кое-что сопоставив в уме, я догадался, что это, видимо, не тот, который умер, а какой-то иной Врубель. Причем не только однофамилец, но и коллега.

 

Квартирную выставку Врубеля на «Полежаевской» я тогда посетил, и она мне понравилась. Было весьма необычно и вполне по-диссидентски -- затхлая квартирка со множеством бородатых евреев творческого вида, кухонные посиделки, картины-самоделки... Помню еще, на меня все присутствующие интеллигенты странно косились. Поначалу я не понимал из-за чего. И только потом догадался, когда ко мне подошел какой-то арт-диссидент, видимо, подосланный своими друзьями -- вольными художниками, и осторожно поинтересовался: а почему это у меня в газырях торчит автоматная гильза калибра 5,45.

 

Это были не газыри, конечно. Газыри бывают у грузин. А я разве грузин? Нет, я не грузин. И не похож даже. Поэтому у меня были никакие не газыри! Я был одет в зеленую форму студенческих стройотрядов, если кто еще помнит такую. В этой форме мы ходили на военную кафедру. Над левым карманом курточки были такие штучки нашиты, чтобы авторучки вставлять. Я туда, естественно, вставил пару гильз с «войны». Видимо, вид у меня был довольно устрашающий. А тогда, напомню, свирепствовало общество «Память» и в соответствующих кругах все время шли дискуссии -- будут погромы или нет. Возможно, диссидентствующая интеллигенция приняла меня за посланца какой-нибудь военизированной патриотической организации.

 

С тех пор прошло много лет. Но светлая память о художнике Дмитрии Врубеле порой возникала в моей голове и... И все, в общем... Возникала в связи с очередным скандалом -- то якобы Академия наук подала на него в суд за то, что голую Софью Ковалевскую нарисовал. То изобразил на Берлинской стене взасос целующихся Брежнева с Хонеккером. Голую Пугачеву нарисовал... Постепенно Врубель стал известен всему миру, а я все думал: надо бы заехать. Но когда наконец до меня дошли слухи, что теперь в творчестве Врубеля настал период Путина, я понял, что пришла пора встретиться и прояснить наши несуществующие отношения.

 

...Врубель живет все в той же квартире на «Полежаевской». Только теперь она оснащена домофоном, кухонной техникой и блестящими кранами, перестроена и вполне отремонтирована. Правда, внутри царит все тот же неизменный художественный бардак.

 

...Врубель человек вне времени. Его сложно отнести к какому-либо поколению. Младшему его ребенку Артему два года. Старшему от первого брака -- двадцать. Самому Врубелю -- сорок. Выглядит он на тридцать пять. Это с закрытым ртом. А с открытым -- лет на пятьдесят, потому что зубов очень мало внутри.

 

...Врубель рисует Путина. Жена Врубеля по имени Вика рисует Путина. Оба рисуют Путина уже полгода. Это какой-то новый жизненный этап в художественной судьбе супругов. Вся их квартира -- в Путиных. Маленький Артем ходит по квартире и, показывая двухлетним пальчиком на картины, говорит: «Дядя Путя!» Дядю Путю он узнает даже в телевизоре и сильно возбуждается. Дядя Путя стал четвертым членом семьи художника.

 

-- Почему вообще вы стали рисовать Путина?

 

-- Потому что Путин занимает первое место по рейтингу, по упоминаемости. То место, которое в других странах занимают Мадонна, Майкл Джексон, у нас занимает он.

 

Далее чета художников наговорила мне много очень умных и художественных слов про какие-то парадигмы восприятия и еще про что-то столь же неопределенное. Но поскольку адекватного перевода на русский язык всего этого я сделать не сумел, приводить сию китайскую грамоту не буду. Скажу лишь главное -- целью художников не было обидеть Путина. Напротив, отношение к президенту у Врубелей трогательное, они рисуют его весьма тщательно, с любовью к каждой клеточке.

 

К 50-летнему юбилею Путина художники планируют нарисовать 50 Путиных. Но до юбилея еще целых два года, поэтому первые Путины будут выставлены в конце декабря этого года на специальной выставке, посвященной «путиниане». Супруги хотят, чтобы на открытии выставки играл гусляр. Они уже приметили одного, он побирается игрой на гуслях в переходе с «Кузнецкого моста» на «Лубянку».

 

-- Так. Почему две одинаковые живописи? -- строго указал я, глядя на двух Путиных, сидящих в кимоно на двух произведениях двух художников. Я был строг, поскольку мне стало обидно за президента, которому не могли даже позу поменять. Он же устанет! -- Чем вообще эти две картины отличаются, кроме фона?

 

-- Ну это совершенно разные картины! Вот найдите два главных различия! -- предложил Врубель. -- За каждое ненайденное -- сто долларов штрафа.

 

Я напрягся: не хотелось прослыть человеком, совершенно не разбирающимся в искусстве. Наконец что-то забрезжило.

 

-- У того Путина наколка на руке!

 

-- Правильно. А еще?

 

-- М-м-м. У того Путина пирсинг!

 

Оказалось, Путин на голубом фоне (тот, что с кольцом и наколкой) экспонировался на модерновой выставке «Любовники Клавы», поэтому весь такой молодежный.

 

Всех Путиных, впрочем, равно как и другие картины, муж и жена Врубели рисуют по строго отработанной методике. Берут фотографию, снимают с нее ксерокс, разлиновывают его по линейке квадратиками и «поквадратно» переносят рисунок на холст... Мой двоюродный брат когда-то увлекался выжиганием. Но поскольку рисовать он не умел, а хотел выжигать сложные картины, умные люди научили его переводить рисунок с бумаги на доску по клеточкам. Разлиновываешь, потом смотришь -- ага, на оригинале в десятой клеточке слева и сорок первой сверху линия рисунка идет от нижней трети вертикальной левой стороны к верхней трети вертикальной правой стороны. Так клеточка за клеточкой можно скопировать весь рисунок... На картинах-переводилках Врубелей эти клетки видны. Причем фон картины художники иногда рисуют малярным валиком. Правда, редко: закрашивать-то холст валиком удобно, но потом валик отмывать трудно.

 

-- Почему вы не рисуете Путина, как все нормальные художники -- с телевизора, как, например, гигантский художник Сафронов? Почему вы просто копируете фотографии?

 

-- Чтобы похоже получилось... С фотографии лучше всего рисовать. Никого не надо заставлять позировать. А Никас Сафронов, между прочим, правильно делает, он рисует одинаковых Путиных одного за другим и продает. Никас проводит нормальную продюсерскую работу.

 

-- Вот я вижу у вас какой-то старый, «допутинской» поры портрет Лужкова. Тоже с фотографии?

 

-- Да. Суть творчества в том, что, рисуя с фотографии, мы просто убираем со снимка все лишнее.

 

-- Так вот почему у Лужкова одна голова!

 

-- А головы вполне хватает! Больше ничего не говорит о человеке. Даже уши лишние, мы могли бы их отрезать Лужкову.

 

...Когда мы с фотографом Феклистовым зашли на кухню, поначалу «слона»-то -- огромную, во всю стену картину -- он и не заметил. А когда заметил, ахнул:

 

-- Ой, это же моя фотография!

 

Действительно, на стене играл нарисованный гармонист-фронтовик. Эту картину Врубель перерисовал с фотокарточки Юрия Феклистова, опубликованной лет десять тому назад в «Огоньке». Я сказал, Врубель перерисовал? Нет. Не только Врубель. Жена его -- Вика Тимофеева -- тоже руку приложила к этой картине, о чем, кстати, сразу и не вспомнила. Но справедливости ради муж напомнил:

 

-- Ты фон рисовала. И клеточки чертила.

 

-- Да, действительно...

 

Между прочим, Врубель похвалил наш журнал, сказав, что в «Огоньке» масса отличных фотографий. Из них можно сделать много хороших картин.

 

-- А другие художники на вас не ругаются, что вы фотографии копируете, вместо того, чтобы по-честному рисовать? -- спросил я, косясь на слегка прибалдевшего Феклистова, который прыгал около стены и все никак не мог понять, кем он теперь является этой огромной картине -- отцом или матерью.

 

-- Да другие художники вообще -- просверлят дырку в стене и назовут как-нибудь типа «Трансцендентное», -- критично высказалась Вика. -- А мы все-таки рисуем. Хоть и по клеточкам.

 

-- У меня классическое образование, -- продолжил тему Дима Врубель. -- Я окончил курсы художественно-графического факультета пединститута. И когда мой учитель Андрей Николаевич Панченко, который учил меня академической живописи и с которым мы не виделись 14 лет, увидел, что я делаю, ему стало плохо. Он же меня учил рисовать c натуры. А я стал срисовывать фотографии. Да еще по клеточкам!

 

За чаем Дмитрий раскрыл мне некоторые профессиональные секреты. Оказывается, от макушки Путина до подбородка Путина должно быть не менее 35 сантиметров.

 

-- Иначе голова получается маленькая. Получается маленький человечек, микроцефал.

 

Разумеется, подобного надругательства Врубель по отношению к Путину позволить себе не может, поэтому на его картинах пропорции соблюдаются строго -- от макушки Путина до кончика его подбородка никак не менее 35 см.

 

И еще опытным глазом художника Врубель отличает плохого человека от хорошего. Всех плохих людей сразу видно -- у них носогубная складка ярко выражена и уголки рта вниз опущены. Как усы у гуцула. И еще они улыбаются всегда криво. А Путин улыбается прямо. И лицо у него хорошее. Но сложное. Зато гармоничное.

 

Что еще необходимо рассказать о творческих планах художника нашему читателю? А то, что Врубель на Путине не остановится.

 

-- Раньше были персонажи -- ветеран, секретарь обкома, рабочий, колхозник, спортсмен. Это архетипы были, и я их рисовал. Сейчас появились другие архетипы -- омоновец, бандит, олигарх. Будем рисовать, а куда деваться... Такая наша художническая доля -- вносить умиротворение в людей.

 

Прав! Я уехал от Врубеля настолько умиротворенным, что чуть не уснул за рулем. Искусство в больших дозах -- сильное средство!

 

Александр Никонов

Источник: http://www.ogoniok.ru/

Official Look: Pharrell x adidas NMD Hu "Dash Green"

Комментарии  

#3 Вячеслав Шляхов 07.06.2013 07:56
На него это похоже...)))
Цитировать
#2 Артём 07.06.2013 00:28
Это все Врубель хитрый, кидает леща своему главному натурщику!
Цитировать
#1 Вячеслав Шляхов 06.06.2013 21:58
Вот не знал...что В.В.Путину только будет через два года 50 лет! Молодеет...)))
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers