вверх
Сегодня: 25.09.21
11.png

Жительница Бурятии отдала под церковь свой дом и собрала музей

С ней как-то хорошо и просто. А еще невольно напрашивается немного забытое, к сожалению, в современном лексиконе слово «благостно». Елена Степановна Павлуцкая говорит размеренно и певуче (не зря с детства в семейском хоре поет!)



Просто и без ложного хвастовства рассказывает о том, как отдала под церковь свой дом, как лично собирала экспонаты для музея своего знаменитого соотечественника Исая Калашникова. И как скрупулезно, детально отслеживает историю своего села…



- Это хорошо, что вы такая молодая, - говорит она так ласково, что у меня создается явственное ощущение крепкого теплого объятия. – Я люблю с молодежью общаться, интересно мне это.



И становится как-то сразу понятным, почему в ее дом часто приходят односельчане – даже если слова, обыденные и простые, обретают в ее устах какую-то другую силу.



- Помогаю им словом… и делом, - говорит она кратко.



Босиком в первый класс



Елена Степановна родилась в Шаралдае Мухоршибирского района в семейской семье. Певучесть передалась от матери.



- Сколько себя помню, мама всегда пела, - вспоминает она. – И я, как говорить начала, запела.



«Дети войны» - так называют тех, кто вырос в голодные послевоенные годы, кто с малолетства научился зарабатывать, пытаясь прокормить себя и братишек-сестренок. Отец Елены вернулся с войны с белым билетом: «скоротечный туберкулез легких». Его не стало через полгода. Мать одна поднимала троих ребятишек – мал-мала меньше. Для этого переехала под крышу отчего дома – там у деда уже жили трое дочерей. Все овдовевшие, все с маленькими ребятишками…



«Никогда не забуду – мне не в чем было идти в школу, не было обуви, и я пошла босиком в первый класс, - вспоминает Елена Степановна в своей книге «Родина моя - Шаралдай». – На второй день это заметила моя первая учительница Ажеева Федосья Федоровна (светлая ей память!). Семья у нее тоже была большая, но она принесла мне ботинки. Как я обрадовалась, что меня не выгонят из класса и я буду учиться! Разве об этом забудешь?..».



На память об отце осталось Елене Степановне только письмо, в котором он просил жену: «Пана, хоть по два класса научи ребятишек». Даже тогда, в военное время, он переживал, получат ли его дети хоть какое-то образование…



Всю жизнь Елена Степановна прожила, следуя заветам родных. Говорили они, что жить нужно честно, не обманывая, не предавая, почитая и уважая родную землю. Даже плюнуть на землю считается страшным грехом – все равно что родную мать обидеть.



Еще в детстве, заходя в библиотеку и задыхаясь от восторга – столько книг, за всю жизнь не перечитать! – Лена мечтала стать библиотекарем. Следуя своей мечте, поступила в городе на библиотечное дело, отучилась и попала по распределению в Курумкан. Она полюбила горный курумканский воздух, красоты Баргузинской долины, но во сне, тоскуя, все равно видела родные степи и леса.



Переехать на родину заставило несчастье: заболел сын. Знающие люди сказали: в Шаралдай ему надо, туда, где покоятся его предки, там ребенок окрепнет и, может, проживет чуть дольше.



После переезда сын действительно почувствовал себя лучше. Прожил еще девять лет…



Библиотекарь Лена



Книги известного земляка Калашникова Елена Степановна прочла на одном вдохе. Потом – еще раз. И еще.



- Он для меня, наверное, почти что кумир, - улыбаясь, говорит она.



Как-то, будучи библиотекарем в шаралдайской библиотеке, решилась написать своему любимому писателю. Пригласила его на читательскую конференцию, которая должна была пройти на днях, и, смущаясь, подписалась: «Библиотекарь Лена».



Исай Калистратович ответил тепло: «Дорогая Лена! Спасибо, что не забываете меня. С большим удовольствием приеду». Так началось знакомство Елены Степановны с выдающимся советским писателем.



Уже много позже, после смерти Исая Калистратовича, Елена Степановна решила отдать должное памяти великого человека – открыть музей. Съездила к жене прозаика, которая подарила музею имени своего мужа его личные вещи и книги, походила по сельчанам – друзьям Калашникова, родным. Музей получился почти как столичный – здесь и обстановка, окружавшая Исая при жизни, и книги, которые листал писатель, и его письма, отправляемые друзьям.


Вот только сейчас музей закрыт. Нет денег отапливать небольшое и, как кто-то решил, ненужное помещение…



Елена Степановна собрала не только вещи, окружавшие писателя при жизни, а то, что, возможно, гораздо ценнее – воспоминания о нем его друзей. Они вышли в книге «Родина моя - Шаралдай». Книг у нее несколько.



- Мне Исай Калистратович сказал как-то: «Я вижу, что ты можешь писать. Пиши». Можно сказать, вдохновил, - смущенно говорит Елена Степановна.


Скрупулезно, по годам ведет она хронологию села, веря, что потомкам будет интересно знать о своих предках. Пишет о событиях, произошедших в селе, о том, как аукались деревне события российского масштаба, о замечательных людях села – врачах, учителях…



Возвращаются к вере люди



Елена Степановна выглядывает в окно шаралдайского дома культуры, где я беру у нее интервью, и прищуривается:



- Во-о-о-н, видите, купол церкви? Это мой дом.



Помолчав, добавляет:



- Без церкви нет села. А без веры нет человека…



храм.jpg

К вере, признается, пришла не сразу, несмотря на семейские корни. «К сожалению, большую часть жизни мы не по своей воле прожили атеистами», - пишет она в своей книге. Справиться с потерей сына ей помогла только вера.



После советского периода, после нелегкого периода перестройки Шаралдай так и оставался без церкви. В 2005 году Елена Степановна отдала под церковь свой дом. Вот уже восемь лет в необычной церкви проходят службы, на которые приезжает батюшка из Загана, отпевают погибших, крестят новорожденных, исповедуют и причащают. Что очень радует Елену Степановну – каждый год крещеных ребятишек становится все больше. Возвращаются к вере люди…



Во дворе у Елены Степановны шагу не ступить, не задев какую-то живность: кудахчат курочки, сонно щурятся на солнце котята, незлобно порыкивает на гостей пес, теленок жует какую-то тряпку. Елена Степановна проворно отбирает у теленка тряпку (и это в ее 73 года!) и смеется:



- Знаете, не могу без животных! Так хорошо: встанешь с зорькой, коровку подоишь, во двор выйдешь, на курочек посмотришь…



Такую простую и в то же время сложную жизнь прожила она, Елена Степановна Павлуцкая.

 

Источник: http://www.infpol.ru/

Off-White Shoes

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


"Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук

Nike Air Max 200