вверх
Сегодня: 17.01.18
14.png

Терпение и труд... И немного удачи. Интервью с капитаном баскетбольного ЦСКА Виктором Хряпой

  После школы он попал в профессиональную баскетбольную команду. Затем были годы в НБА - ЧИКАГО БУЛЛЗ, ПОРТЛАНД ТРЕЙЛ БЛЕЙЗЕРЗ, титулы чемпиона Европы, России. У него успешная карьера и прекрасная семья. Похоже на сюжет голливудской картины? 

 

Это факты из биографии капитана баскетбольного ЦСКА, заслуженного мастера спорта Виктора Хряпы.

- Виктор, как вообще люди в нашей стране в баскетбол попадают?

 

- Многое в карьере зависит от удачи и от стечения обстоятельств. Типичный путь - это детская спортивная школа. Я пошел в баскетбол в первом классе. Мне было семь лет, я хорошо себя помню в то время и сейчас понимаю, что это была физкультура. Нас была куча детей, принцип игры нам объяснили, дали мячи... Но сам ребенок в таком возрасте не понимает, что он делает и зачем. Конечно, он знает, что играет в баскетбол и делает это лучше других де­тей в школе. Но все это очень далеко от тех принципов, которые используются в более старшем возрасте или профессиональном баскетболе.

 

- То есть в первом классе идти в баскетбол рано?

 

- Тяжело сказать, в каком именно возрасте нужно отдавать детей. Судя по лю­дям, которые сейчас играют, все они приходили в разном возрасте - и многие из них чего-то добились. Лет тринадцать-четырнадцать - это уже, видимо, пре­дел, если только ты не являешься каким-нибудь уникумом, обладая какими-то данными, которые отсутствуют у других. Тогда могут привлечь и в более позд­нем возрасте. А по-хорошему - начинать нужно лет в восемь-девять. Самый важный период развития спортсмена - от двенадцати до шестнадцати лет. И чем больше соревнований, тем лучше для любого спортсмена. Не мной и не один раз было доказано, что мастерство приходит во время игры. После спортивной школы все будет зависеть от того, чего ты уже достиг к этому моменту, что ты умеешь и достойно ли это внимания наших профессиональных клубов. И сту­пень эту было очень тяжело преодолеть большому количеству игроков.

 

- Как у вас получилось не пропасть в этот момент?

 

- В моем случае свою роль сыграло несколько факторов. Я жил в Саратове, и там в 90-е баскетбол был популярен. Это был пик саратовского «Автодора», когда команда дважды играла в финале, была чемпионом регулярного сезона. Мой стар­ший брат был в составе команды, и, занимаясь в спортивной школе, я имел воз­можность участвовать в тренировках основной команды. Поэтому мне повез­ло, и я сразу попал в профессиональную команду.

 

- На каком этапе сейчас находится российский студенческий баскетбол?

 

- В самом начале своего развития. По сравнению с тем, что у нас его вообще не было, - это огромный шаг. Идет активная популяризация. В России также суще­ствует Детско-юношеская баскетбольная лига - это молодежные команды в рамках профессиональных клубов Суперлиги. И мне кажется, они сейчас стоят выше студенческого баскетбола, потому что это конкретный прототип ко­манды, просто другого возраста. Они более нацелены на развитие, туда берут подростков с какими-то талантами, особыми данными. У них свой чемпионат, играют много игр.

 

- В США есть NCAA...

 

- Поэтому в Америке так много игроков среднего уровня и выше. Мы не берем сейчас в расчет звезд. В их случае изначально видно, что человек чем-то обла­дает. Те же Леброн Джеймс, Коби Брайнт - примеров много. Шак - по нему уже в детстве было видно, что из него выйдет что-то хорошее. Леброн еще в школе играл, и было понятно, что он талант, - и его задрафтовали сразу после школы. И если у ребенка есть данные для спорта, то в США с детства у него будут раз­вивать эти качества, будут предоставлять выбор и полную свободу, чтобы к колледжу человек понял, чем он хочет заниматься. Но у тех людей, которые не проявили себя до шестнадцати лет, - у них также есть шанс в период обучения в колледже работать над собой. Там созданы такие условия, которыми у нас обладают лишь несколько профессиональных команд. Но в кол­ледж тоже не всех берут. Скауты знают, что вот в такой-то школе есть такой-то игрок, которого они хотели бы видеть в своей команде. Они не могут заинтересовать школьников финансово, это запрещено законом. Но они предлагают свой колледж. Говорят, допустим, у нас ты получишь хорошее образование, но мы хотим, чтобы ты играл в футбол или хоккей. И талантливым школьникам предоставляется бес­платное обучение. У нас этого нет, к сожалению. Если мы сейчас возьмем талантливого игрока, который хочет посту­ пить в престижный вуз, то его спортивные навыки не будут приняты в расчет. У наших вузов интерес какой?

 

- Деньги.

 

- Конечно, им важно, чтобы ты оплачивал свое образование. А в США система грантов популяризирует колледжи. Каждые пять-семь лет из колледжа выходят два-три игрока НБА. Многие предсезонные игры НБА проводятся в колледжах, ко­торые оканчивали игроки этих команд. Такие игры показыва­ются по национальному телевидению, и это способствует популяризации вуза.

 

- Поговорим теперь не просто об игроке, но о чемпионе. Тут тоже многое от удачи зависит?

 

- Когда ты попадаешь в серьезную команду, здесь уже не только ты один стараешься добиться какой-то цели. Со­браны профессионалы во всех областях - начиная от ме­неджмента, заканчивая какими-то совсем невидимыми обывателю сотрудниками, которые участвуют в клубной жизни. И задача у всех поставлена одна: побеждать в каж­дом матче. И здоровая конкуренция способствует росту команды. Все игроки высокого уровня, все понимают, что нужно достигнуть цели, и если не достигну ее я, если не до­стигнем ее мы - то проиграют все.

 

- Тем не менее, наблюдаешь за игрой - и очевидно, что у некоторых игроков мотивация больше, чем у других...

 

- В этом случае стоит разбирать внутреннее строение команды. В каждой команде все игроки примерно одинако­вые. Но решение всегда остается за тренером. Он выбира­ет по своему видению баскетбола, по манере, а у каждого тренера она своя. Как наставник хочет, чтобы команда играла? Кто-то хочет, чтобы команда играла быстро, все время бежала, забивала - и защита его не волнует. Кто-то хочет, наоборот, чтобы команда защищалась хорошо, а нападение - это второе. Поэтому тренер создает из име­ющихся игроков ту модель, которую он видит и хочет во­плотить на паркете. Соответственно, кто-то получает больше игрового времени, кто-то меньше.

 

- Но тренер наверняка же видит, кто более других наце­лен на победу.

 

- Значит, такой человек и играет больше. Тренер ставит его в ответственные моменты в решающих матчах. Но сезон очень длинный, например, ЦСКА участвует в четырех турнирах одновременно. Тот, кто больше других хочет по­бедить, он все равно не может играть все время, да и один он не выиграет. Поэтому тренер распределяет силы так, чтобы хватило на весь сезон.

 

Любая команда всегда делится на лидеров, тех, кто им по­могает, и на тех, кто выходит - и играет свою определен­ную роль. И если ты выполняешь свою определенную роль, это не значит, что ты не лидер или ты плохой игрок. Бы­вают ситуации, когда тренер вот так решил - и все: согла­сен ты или не согласен, ты должен выполнять тренерскую установку.

 

- А как же Виктор Хряпа? Вы и «рояль таскаете», и мячи забиваете...

 

- В отечественном баскетболе есть спортсмены-универ- салы - к ним можно отнести и меня с Андреем Кириленко. У таких игроков может не быть сумасшедшего спринта или суперпрыжка, но они обладают в равной мере всем: физиче­ской формой и пониманием игры. Я могу закрывать несколь­ко позиций и делать несколько вещей одинаково хорошо - защищаться, идти под кольцо и цементировать оборону команды.

 

Но все это ничто без трудолюбия. Нас ведь не двое во всей стране играет - спортсменов много, но у кого-то не сло­жилось что-то в подготовке, оказалось меньше желания, или они не оказались в нужном месте в нужное время. В юном возрасте кажется, что талант должен проявиться, и многие перестают работать, надеясь на свой талант.

 

Проходит два-три года -и их начинает вытеснять следую­щее поколение. Может быть, не настолько талантливое, но более трудолюбивое. И если ты не работал на износ, то ты выпадаешь... Дорогу получает другой.

 

- Это уже в юношестве было понятно, что у вас универсаль­ные навыки?

 

- До. И во многом это школа саратовского «Автодора», где мне был дан шанс показать себя и свои сильные стороны, свой потенциал.

 

Оказаться в нужное время в нужном месте - это большой плюс к тому, что ты умеешь сам.

 

Бывали случаи, когда ты работаешь на максимуме, но не ока­зываешься в нужное время в нужном месте - и твои усилия сводятся к нулю.

 

- Еще вопрос о подготовке. Американские спортсмены в своем большинстве значительно крупней европейцев. У нас бывает, что и на атлета человек не похож. И не только в баскетболе так. Американцы питаются по-другому или с детства бодибилдингом занимаются?

 

- С питанием связано многое. Американцы являются миро­выми лидерами в теме тренировочного процесса и питания спортсменов. К нам все передовые спортивные технологии приходят от них. Но, на мой взгляд, особо выделяются толь­ко афроамериканцы. У них просто другое строение тела. Зато они не плавают и в хоккей не играют.

 

- Белые никогда не победят черных в баскетболе?

 

- Ну почему, много раз уже европейские команды обыгрывали «Дрим Тим». Сербы были первыми в 2002 году на Чемпионате мира. Разрыв между «Дрим Тим» и европейскими командами значительно сократился. Последние лет десять интрига в матче есть всегда.

- Почему так повелось, что у нас спортсмены находятся перед игрой на своеобразном карантине? А в США понятие «жить на базе» отсутствует в принципе.

 - Системы сильно отличаются на всех уровнях, от школы до НБА или ПБЛ. Я думаю, что это советская традиция, когда все делали вместе, жили вместе, ели вместе. Людей закрывали на месяц, а то и два перед серьезными соревнованиями. И вот люди не видят семей, думают только о соревнованиях. У аме­риканцев более свободная атмосфера, они никогда не запира­ются в гостиницах. Я это связываю с различием в баскетбо­ле. Американский баскетбол, НБА -это все-таки больше шоу. Это бизнес, это развитие лиги, это привлечение капитала. И все это основано на болельщиках, которые приходят на каж­дый матч по двадцать тысяч.

 

А в Европе каждый матч - он важен. Это значит - победа в каждом матче любой ценой. И никто уже не задумывается о красоте баскетбола или других целях. Главное - победить. Неважно - как. От этого и исходит система. Чтобы завтра победить, сегодня всем нужно хорошо отдыхать, хорошо вы­спаться, и не дай Бог, чтобы кто-нибудь отравился.

 

- Европейский баскетбол сейчас окупается?

 

- Российский баскетбол не окупается, это точно. В Европе, мне кажется, тоже вряд ли.

Отсюда и подход к игре. Главное - результат.

- То, что команды прибегают к помощи психологов, - это известная практика. Но, Виктор, вот смотрите. Газета «Со­ветский спорт», статья «Битва экстрасенсов» от 22 сентября 2011 года. На полном серьезе рассказывают, что в художе­ственной гимнастике в залах на соревнованиях сидят по три колдуна от каждой команды и воздействуют на спорт­сменов и зрителей. Сталкивались с подобным?

- Я сэтим сталкивался однажды в своей баскетбольной прак­тике. Была в нашем чемпионате одна команда, не буду назы­вать ее сейчас. Так вот они целый сезон приглашали женщи­ну-экстрасенса в раздевалку соперника перед игрой. Что она там делала - неизвестно, какие-то чары накладывала. И это случалось не раз и не два, а на протяжении сезона.

 

- Результат был на табло?

 

- У команды был результат. Но связывать успех с экстрасен­сом, по крайней мере, неправильно.

Взять того же Усейна Болта...

- Про него пишут, кстати, что у него в плеере не музыка, а специальные звуки для медитации.

 

- И что, он от этого бежит быстрей?

 

- Пишут, что так.

 

- Для меня это смешно. Все это на уровне теории. Может, это и имеет какое-то воздействие, но никто не знает, какое. Каждый человек настолько индивидуален, что он сам выбира­ет себе путь подготовки, в том числе и настрой перед мат­чем. Главное, чтобы это давало результат.

 

- Когда вы на площадке, вы чувствуете, что против вас бо­леют?

 

- Болельщики бывают разные, есть очень агрессивные, на­пример, в Греции, Сербии, Испании. И ты чувствуешь разницу. Разницу игры дома и на выезде. Но в этом и прелесть спорта, что ты должен совладать со своими эмоциями.

 

- «Бууууу» перед штрафными мешает?

 

- Нет, ты его просто не слышишь. Ты слышишь фон. А фон если и влияет, то это маленький процент от общего со­стояния. И шум может мешать в начале карьеры, когда ты не привык. Но, проведя в команде даже один сезон, ты привы­каешь.

 

Это все равно что едешь по дороге один или в плотном по­токе. Первое время ты едешь и думаешь: вот сейчас в аварию попаду. На каждую машину смотришь и думаешь: только бы не в мою сторону она повернула. Ты боишься, но со временем ты привыкаешь, едешь спокойно и поворачиваешь, куда тебе надо.

 

- Традиция последних десяти лет приглашать иностранных тренеров - это дань глобализации или кризис российской тренерской школы?

 

- Я думаю, и то и другое. И это очень спорный факт. Говорят, что вот приехал иностранец - и наши игроки ра­стут с ним в тренировочном процессе. Но растут-то не­сколько процентов, а мест, которые занимают иностранцы, все равно больше.

 

В баскетболе еще распространена натурализация ино­странных игроков. Они все классные баскетболисты, но пока в сборной иностранный игрок, на его месте не играет россий­ский игрок. А если не играет, значит - не развивается. Тоже самое стренерами происходит. Идет гонка за сиюминутным результатом. Это главная цель всех команд, которые бо­рются за ведущие места.

 

- Какой вы видите выход?

 

- А выход всегда там же, где и вход: перестать приглашать иностранцев. В какой-то момент иностранные тренеры были сильней. Но все равно это не путь для развития. Стренерами в России сейчас особенно тяжело. Их нет, пото­му что они не востребованы. В НБА 80% тренеров - бывшие игроки. У нас - с точностью до наоборот. Но это редкий слу­чай, когда человек, не игравший в баскетбол, в нем разбира­ется и может стать хорошим тренером. Таких людей едини­цы. У нас почему-то работают тренеры, которые никогда не играли.

 

С игроками сейчас получше, в каждой команде есть несколько ведущих российских игроков. И это плюс не только для коман­ды, но и для сборной, которая получает подкрепление.

 

- Вы слышали о теории, что Фил Джексон (одиннадцати­кратный чемпион НБА. - Прим. ред.) продал душу дьяволу?

 

- Слышал, это все ерунда. У него талант не от дьявола, а от Бога. К тому же он всегда играл в командах с великими игро­ками. Что в Чикаго, что в Лос-Анджелесе. Не мешать игрокам делать то, что они умеют, - это уже талант.

 

Бывает, что тренеры привыкли работать в топ-командах, и когда их приглашают в команду чуть слабей, они уже не хотят работать, говорят, что это не их уровень. Конечно, легко прийти в команду, где из двенадцати десять - игроки высокого уровня, всё умеют и понимают баскетбол. Намного сложней и интересней добиться результата с людьми, кото­рые способные, но чего-то еще не умеют или не понимают.

 

- Чем Виктор Хряпа будет заниматься, когда закончит играть, не хотите стать тренером?

 

- Таких планов у меня нет.

 

 

Источник: Журнал "The One" №3, ноябрь 2011 года

Дата: 13.11.2011

Автор:Текст Денис Жидков. Фото М. Сербии, Т. Макеев, Д. Жидков

  

 

 



ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер

Архив новостей

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Мысли напрокат

8584718.jpg