вверх
Сегодня: 21.10.18
2.png

Оккупируй Уолл-Стрит! Американские протесты глазами иркутянки Оксаны Галькевич

 Наш человек в Америке (а как еще мы можем назвать Оксану Галькевич, начинавшую свой славный трудовой путь в журналистике в Иркутске?) Побывала недавно там, где бьётся сердце общественного неспокойствия против засилья мирового финансового спрута. Её - а значит, и собственными глазами - мы можем взглянуть сегодня на этот скандал...

 

 

Возмутитель мирового спокойствия, с середины сентября сотрясающий эфиры телевизионных и радиостанций всего света, на самом деле, не Уолл-Стрит, а Зуккотти-парк. Примерно сто метров в длину на 30 метров в ширину, этот парк настолько мал, что правильнее назвать его сквером. Не сумев оккупировать, собственно, главную финансовую улицу Америки, протестующие именно здесь разбили палаточный лагерь и теперь держат в этом месте идеологическую оборону. Нью-йоркский даунтаун за корот­кий срок стал оплотом международного движения «Occupy Wall Street», которое пытается грозить мировому капиталу.

 

 А что же сама, вы спросите, Уолл-Стрит? В полном порядке. Разве что по­сле первых атак людей с транспарантами улицу почти полностью закры­ли, заполнив металлическими перегородками. Оставили только узкий проход для туристов. Здесь ведь ежедневно снуют тысячи вооруженных фотоаппаратами посетителей.

 

 Этот район Нью-Йорка, действительно, буквально наполнен историей - как давней, так и новейшей. Здесь и старинные здания, построенные еще первыми европейцами, и Ground Zero, где стояли башни-близнецы Все­мирного Торгового Центра, разрушенные 11 сентября 2001 года. Зуккотти- парк тоже пострадал во время той атаки террористов и был потом вос­становлен. Кажется, теперь у этого места появился еще один шанс войти в историю - как раз благодаря «оккупантам», упорно не желающим рас­ходиться по домам.

 

 «Простите, а Вы могли бы объяснить... 
А что здесь вообще происходит?..»

 

  Как ни странно было слышать этот вопрос (все первые полосы газет и те­лерадиоэфиры ведь только об этом и твердят!), но женщина средних лет, казалось, явно была в недоумении. С осторожностью оглядываясь на вы­крикивавшую что-то толпу, она обратилась с вопросом к двум рабочим, доедавшим свои обеды на лавочке у пиццерии.

 

 Тревогу в глазах туристки из американской провинции понять можно - сквер с протестующими взят в плотное кольцо полиции. Они везде - кон­ные, пешие, на автомобилях и мотоциклах. Кажет­ся, по одному полисмену на каждого участника протестов. Рабочие же разглядывали протесто­вавших через дорогу «оккупантов» безо всякого интереса. Они-то тут каждый день - работа у них такая: новые небоскребы достраивают на Ground Zero. По одному этажу в неделю - итого плюс 8 этажей за 2 месяца протестов. Так что и будни, и демонстрации - всё у них перед глазами. И всё су­ета ...

 

 - Митингуют, - дожевывая пиццу, ответили стро­ители туристке. - Они против корпораций. Пыта­лись на Уолл-Стрит встать, а им не дали. Теперь вот у них тут политический кемпинг.

 

Этот политический кемпинг сегодня - точка на­пряжения американской внутренней политики. Тридцать соток парка вмещают в себя десятки вопросов, которыми недовольны простые аме­риканцы. При этом вопросы зачастую настолько полярные, а люди внешне и внутренне настолько разные, что в первый момент думаешь: «Да нет, ерунда полная. Не может это все никак работать!»

 

 Судите сами: в одном месте группа анархистов раздает свою тематическую литературу, а рядом с ними какие-то парни вещают про классовую вой­ну, для убедительности нарисовав серп и молот на картонном щите. Тут же, прямо на асфальте, в сво­ем спальном мешке расположился старик, поставив в изголовье самодельный транспарант, где написал: «Бездомные Аме­рики поддерживают движение «Оккупируй Уолл-Стрит»!». На ступеньках парка Зуккотти, как на сцене, поставили аппаратуру музыканты и часами играют, и кто-то из туристов даже танцует и подпевает. Чуть поодаль под деревом жители палаточного городка устроили community altar с цветами и благовониями.

 

«Какой-то чудак нарядился Дядей Сэмом
в звездно-полосатом костюме и требует
вернуть Америке те рабочие места,
которые, по сути, в силу всё возрастающего
импорта из Китая, отданы жителям этой страны»

 

 Интересно, как он себе это представляет - готов работать за 100 долларов в месяц, как среднестатистический житель Поднебесной, или согласен покупать рубашки не за 20 долларов, как сейчас, а, скажем так, за 220? В общем, полная сумятица-сумбурица, сборная солянка...

 

 С другой стороны, этих людей в центр Нью-Йорка привело общее недовольство - они выступают вместе не «ЗА», а «ПРОТИВ». Исходя из принци­па: вы и ваш сосед можете голосовать за разные партии на парламентских выборах, но в то же время вы можете быть одинаково недовольны, например, поборами со стороны гаишников на дорогах. И таких, как вы, в стране наберется 99 процентов. Вот и нью-йоркские «оккупанты» в ка­честве одного из главных лозунгов своего движе­ния сделали «We are 99%».

 

 Это большинство выступает, например, против корпоративной структуры государства в Соеди­ненных Штатах Америки и требует запретить фи­нансовые дотации политикам от банков, частных лиц и прочих заинтересованных корпораций. По­литические кампании и выборы в США, считают участники протестного движения, должно фи­нансировать только государство из общего бюд­жета страны. Кроме того, движение «Occupy Wall Street» выступает против недоступности меди­цинского обслуживания - сегодня из-за дорого­визны лечебных услуг почти половина населения страны не может позволить себе страховку.

 

 Митингующие в двух шагах от финансового цен­тра своей страны недовольны тем, что прави­тельство США с готовностью пересматривает долги банков (особенно после кризиса), но не рядовых граждан, которые тоже оказались в за­труднительной финансовой ситуации, причем, наверняка - в более затруднительной. В первую очередь протестующие требуют пересмотреть долги студентов, оплачивающих свое высшее об­разование.
И вот это уже далеко не сумбур и не разноголо­сица. Если иметь в виду, что все эти такие разные люди рассылают импульсы «Мы-ждем-перемен». Причем перемен они ждут в своей стране - и дальше, в мире. Сначала Нью-Йорк поддержали крупные города США, потом присоединились со­седние Канада с Мексикой и Европа.

 

 «Интересно, а мы? - думаю я, пробираясь
узкими дорожками внутри палаточного городка.
- Есть ли у россиян что-то близкое списку этих требований?»

 

 И понимаю, что нет - мы, кажется, опять в противофазе. Нам впору собирать движения за свободу личной реализации граждан, за то, что­бы государство, наконец, убралось из тех сфер деятельности, где общество и само способно разобраться, а уж никак не за «большее участие государства» в том же бизнесе, например. А тут на одном столбе вижу, как кто-то из сочувствую­щих прилепил лист бумаги с надписью «Амери­ка! Коммунисты Чили с вами!». Просто какой-то сюжет из программы «Время» двадцатилетней давности!

 

 ...О, и вот опять серп и молот на транспаранте! Ребята, мы же только что разобрались с этим всем, а теперь вы туда, в ту же воду?!

 


- Дело не в социализме, а в демократии. Пони­маешь, нормальная, действительно работающая демократия должна противостоять тому, что власть и влияние сосредотачиваются в руках ограниченного круга людей. Вот как раз это и есть задача движения «Occupy Wall Street», - объ­ясняет мне один из участников движения.

 

 Парень, к слову, аспирант-политолог одного из самых пре­стижных высших учебных заведений мира. Из тех вузов, про­ще говоря, что готовят будущую мировую элиту в разных сфе­рах деятельности, - речь о Колумбийском университете.

 

 Это в будни палаточный лагерь среди стеклобетонных небоскребов
может создавать впечатление,  что он вмещает исключительно
любителей экстравагантных способов самовыражения.
А в выходные в городок не стесняются зайти и профессора,
и даже сотрудники тех самых финансовых корпораций.
И они точно так же стоят с транспарантами, точно так же участвуют в маршах протеста.

 

 Я лично участвовал в двух маршах и в большом митинге на площади Свободы, - продолжает мне рассказывать будущий политолог. - Заинтересовался движением, после того как ус­лышал про тот марш, где полиция арестовала около 700 че­ловек.

 

 А я вспоминаю известные события на Манежной площади в Москве, а заодно - ощущение хаоса и ужаса. И что-то робко спрашиваю американца про «опасность подобных меропри­ятий».

 

 

Да нет же, это вообще ненасильственное движение. Нам не нужны революции или перевороты, но мы вправе требовать перемен. Для этого мы и вышли на улицы - чтобы привлечь внимание как можно большего количества людей в США, что­бы люди задумались о том, что есть проблемы, которые тре­буют решения. Чтобы задумались и наши политики. Поэтому сейчас так важно сделать наши акции и выступления громки­ми и эффектными. В этой стране уже демократия. И именно поэтому нормально, что люди требуют перемен публично.

 

 

 Честно говоря, на этих его словах во мне даже зависть про­снулась. Как думаете, долго бы у нас такой палаточный лагерь простоял где-нибудь в сотне метров от Центробанка? Воооот
и я о том же...

 

 

 Скажи, а вот допустим, правительство или президент Обама, наконец, отреагируют на ваши выступления и согласятся выполнить ряд ваших требований? Как вы собираетесь кон­тролировать их выполнение? Кто вообще это будет делать? У вашего движения вон даже лидера конкретного нет, - продол­жаю я донимать будущего кандидата политологических наук.

 

 Я, вообще-то, не думаю, что в результате будет что-то вроде «контракта» между движением «Occupy Wall Street» и кем-то из политиков или представителей бизнес-элиты. Это вообще невозможно сделать за один день или, скажем, указом пре­зидента. Скорее всего, перемены будут продвигать отдельные политики, которые, например, выйдут из нашего движения. У них будет поддержка людей, и они, в свою очередь, будут чувствовать определенное моральное давление со стороны сторонников, чтобы добиваться конкретных результатов. Это долгий путь к переменам в обществе. И до тех пор, пока поло­жение вещей будет оставаться неудовлетворительным, люди должны оставаться активными, должны протестовать.

 

 «При этом никаких ограничений бесконечного броуновского движения 
в лагере - каждый день новые лозунги и новые идеи»

 

  - То есть протесты - это и есть ваша стратегия? Больше вы ничего пока не можете предложить? - снова спрашиваю я.

 

 

Пойми, в нынешней ситуации важны именно протесты чтобы привлечь внимание, чтобы, повторю, заставить задуматься как можно больше людей, заставить граждан страны активно обсуждать проблемы. А уже потом надо начинать продвигать ключевые принципы движения в по­литической сфере страны.

 

 Ну хорошо, а что могло бы быть примером для США в ре­шении проблем, например, неравенства - больших дохо­дов у богатых и недостаточных у бедных? Может, в Европе или еще где-нибудь в мире есть страны, которые с этими задачами лучше справляются?

 

Некоторые европейские социальные системы работают лучше остальных. Очевидно, что скандинавская или не­мецкая модели выглядят довольно неплохо на данный мо­мент. Хотя, вообще-то, этот вопрос, честно говоря, очень запутанный... Социальные реформы - это всегда и везде ооочень сложный процесс. И я не думаю, что Соединен­ные Штаты Америки могут достичь быстрого прогресса в этом деле. Хотя некоторые моменты просто откровенно идиотские - ну, например, модель оплаты услуг в здраво­охранении или вот сокращение расходов на бесплатное образование по всей стране...

 


И мне рассказали про такой клубок проблем, что, и прав­да, начало казаться, что вот-вот эту страну что-нибудь придавит. Но у американцев нет ощущения безысход­ности или тупика. В разноголосой толпе не слышно слов «Пора валить отсюда!» или «Только мы можем быть таки­ми тупыми придурками!». У американцев сильно развито чувство «yes, you can!». Любую проблему они воспринима­ют как задачу, которую нужно решить. И сложно предста­вить, чтобы, приступая к решению, кто-то из них сказал: «В ЭТОЙ стране все равно ничего не получится».

 

Сколько еще продержатся жители палаточного городка, непонятно. В Нью-Йорке уже падал снег, и хотя потом он растаял, погода по-прежнему пронизывающе холодна. Но пока сюда по-прежнему приходят даже целыми семьями. Дети мастерят свои транспаранты и приносят их на ми­тинг - для них это такой наглядный урок обществознания, урок демократии.

 


Даже если мы уйдем, это не будет означать, что мы отсту­пимся от своих идей. Весной люди могут вернуться снова!

 

 ОТ РЕДАКЦИИ:
Пока номер готовился к печати, Зуккотти-парк опустел. У властей лопнуло терпение, и в палаточный городок на­грянула полиция. Под предлогом наведения обществен­ного и санитарного порядка она арестовала несколько десятков протестующих. Правда, временно. Часть других «оккупантов» продолжала бурно негодовать, маршируя по улицам. Причем суд Нью-Йорка признал право людей выражать свое недовольство таким образом. Однако сей­час всё стихло. Следующим шагом аналитики видят уже политическое развитие движения...

 

Журнал "The One" №4, декабрь-январь 11/12

 Дата: 27.01.2012

Автор: Оксана Галькевич



- Нет, мне все у вас нравится, но хотелось бы побольше определенности в выражении политической позиции журнала… Вы все-таки за нынешнюю власть или против? А то читаешь «Иркутские кулуары» и часто не можешь понять, вы ругаете или хвалите…

 

Александр Ахмедов, студент