вверх
Сегодня: 04.02.23
1.png

Журналы

Управляемый монстр

В чьих интересах он действует сейчас, и в чьих будет действовать, если возникнет особая надобность?

Этот вопросец – всем вопросам вопросец: что делать с ЖКХ? С тем самым, которое часто называют нехорошим словом, заканчивающимся на «…олбанным». Нет-нет, к городу Олбани, штат Нью-Йорк, это слово отношения не имеет! Имеет к людям, которые пытаются сделать из ЖКХ кормушку: бездонную, на веки вечные. Им, родимым, по-настоящему олбанным, и посвящает этот материал член Союза журналистов России, депутат Законодательного Собрания Иркутской области Антон Романов.

 

Мы помним, как всё начиналось…


Радикально реформировать жилищно-коммунальное хозяйство потребовали так называемые либеральные демократы, пришедшие в России к власти в начале 1990-х годов. Это было едва ли не главным их требованием. И не случайно: ЖКХ – одна из ключевых систем жизнеобеспечения, основные фонды которой составляют треть основных фондов всей страны. В СССР содержание ЖКХ было заботой государства – как содержание армии, допустим, или образования. На 1 рубль квартплаты государство дополнительно тратило 6 бюджетных рублей. И это оправданно. Территория нашей страны, как известно, «условно пригодна» для проживания. У нас даже жильем-то официально считалось только отапливаемое помещение, а право на жилье фактически являлось реализацией права на жизнь.
Суть жилищно-коммунальной реформы сводится к переводу ЖКХ на рыночные отношения и полному отказу от признания его статуса как системы жизнеобеспечения и безопасности государства. Усилия реформаторов направлены исключительно на то, чтобы теперь кто-то получил прибыль, удовлетворяя спрос на жилье, на тепло и электроэнергию. И чем эта прибыль больше, тем, понятно, этому «кому-то» лучше.
Очевидно, что попытки организовать ЖКХ на такой основе несовместимы с технологической инфраструктурой современного городского жизнеустройства. Чтобы увести жилищные отношения в рынок, потребуется разрушить до основания всю имеющуюся систему ЖКХ, в том числе всю систему тепло-, электро- и водоснабжения. А это грозит непредсказуемыми социально-экономическими и политическими последствиями. Кроме того, ясно, что эффективно управлять многоквартирным домом, в котором множество собственников, – невозможно.
Даже сам министр ЖКХ, транспорта и связи Иркутской области Пётр Воронин признает: «Мы потеряли собственника дома. Невозможно серьезно говорить о собственнике в объеме 100 совершенно различных по настроению, по интересам владельцев квартир. Один живет на 9 этаже – ему нужен лифт и чтоб кровля не бежала. А второй живет на первом этаже – да нафиг ему этот лифт нужен? Ему нужно, чтоб из подвала не парило, и чтоб дверь в подъезд закрывалась».
 Однако всё это, по сути, только начало, только цветочки… Вместо реальной конкуренции на рынке ЖКХ среди поставщиков услуг мы получили монополизацию рынка жилья и гигантскую концентрацию капитала. Вот что говорится в официальной информации Минэнерго РФ «Концепция развития теплоснабжения в России на среднесрочную перспективу», цитирую: «Проведенная приватизация не привела к тому, что появился собственник, способный инвестировать свой капитал в систему теплоснабжения. Приватизация инфраструктуры обслуживания позволила новым собственникам за относительно небольшие средства получить полный контроль над муниципальными системами теплоснабжения и обеспечить несменяемость руководства теплоснабжающих предприятий. Получая полный доход от продажи товара, полученного от эксплуатации чужой собственности, они всегда будут стремиться использовать поступающие средства на увеличение своей собственности… На повышение же надежности теплоснабжения средств всегда будет не хватать».
Результатом всего этого, по-видимому, станет создание нескольких коммунальных олигархов – истинных хозяев жилья, а значит – и новых хозяев страны.

Чего добивались, то и получили?


Как там будет завтра, конечно, – гипотетично. Но реальность – то, как ведут себя созданные в сфере ЖКХ Иркутска управляющие компании (УК). Они уже как будто не наемные управленцы, действующие в интересах собственников, а – сами собственники, домовладельцы, распоряжающиеся жилым фондом, как вздумается только им.
Между тем назначение УК состоит именно и только в управлении жилым фондом, они не должны заниматься бизнесом, т.е. получать прибыль от своей деятельности. По результатам работы она должна получать не прибыль, а заранее оговоренное вознаграждение от собственников – как любой наемный менеджер-управленец. За счет этого и должны существовать.
Прибыль от их деятельности должны получать собственники – владельцы квартир. Но собственники многоквартирных домов в силу своей разрозненности и многочисленности сделать этого не могут. Не могут они и проверить правильность, эффективность и целесообразность использования собранных средств. Пользуясь этим, УК фактически присвоили себе полномочия законных собственников. Они сами определяют, сколько денег собрать и на что их истратить. При этом получается: чем больше УК денег соберет и чем меньше их истратит, тем крупнее будет её вознаграждение. У ОАО «Западное управление жилищно-коммунальными системами», например, годовой валовой сбор составляет 1млрд. 300 млн. рублей, из них 900 млн. уходит на платежи ресурсоснабжающим организациям, 400 млн. – на ремонт и содержание домов, а 41 млн. 629 тыс. руб. составляет вознаграждение компании.
На одной из сессий Законодательного Собрания по моей инициативе, поддержанной еще 25 депутатами, было принято два запроса. В первом депутаты просили прокуратуру проверить «ЗУ ЖСК» и другие управляющие компании Иркутска в части выявления фактов неосновательного обогащения. А во втором – проверить соблюдение требований ФЗ-152 «О персональных данных» управляющими компаниями г. Иркутска. Связано это было с тем, что несколько управляющих компаний образовали свои собственные паспортные столы!
В ходе проверки факты, изложенные в депутатских запросах, в основном, подтвердились. В деятельности ОАО «Западное управление ЖСК» прокуратурой было выявлено более 90 нарушений законодательства, внесено 6 представлений, вынесено 8 постановлений о привлечении должностных лиц к административной ответственности. Установлено, в частности, что с момента установки общедомовых приборов учета тепловой энергии начисление жильцам домов платы за горячее водоснабжение и отопление производится в нарушение ст. 157 Жилищного кодекса РФ, – исходя из норматива потребления тепловой энергии, а не исходя из показаний прибора учета. При этом корректировка платы за указанный период не производится либо производится не в соответствии с требованиями законодательства. Расчеты же с ресурсоснабжающими организациями производятся исходя из показаний приборов учета. И так далее…
По подсчетам экспертов, только по двум статьям – теплоснабжение и горячее водоснабжение – УК города в прошлом году незаконно получили 1 млрд. рублей. Еще примерно в такую же сумму эксперты оценивают прибыль УК в результате того, что сами не занимаются содержанием домов, а нанимают субподрядчиков. Жильцы за содержание крупнопанельного дома обычно платят 14,5 руб. за квадратный метр, а подрядчикам за выполненную работу до мая доставалось из этих денег по 3,8 рубля, а с мая и того меньше – по 1,8 рубля за квадратный метр. Кроме этих статей, УК получают неконтролируемые доходы от использования общедомового имущества, размещения рекламы и многого другого. С результатами прокурорской проверки каждый может ознакомиться – они не секретны.
Избавиться от недобросовестной компании жители не могут. Предписанный законом порядок смены УК (голосование на очном собрании собственников) выполнить практически невозможно. Результаты голосования всегда можно будет оспорить в суде. При таком положении дел спрашивается – так кто же реальный хозяин в доме: собственник квартиры или эти так называемые управленцы? Если события будут развиваться в том же направлении, то через короткое время управляющие компании выкупят или заберут за долги жилой фонд – и превратятся в домовладельцев. Дальнейшее тоже предвидеть нетрудно. Квартиры новые домовладельцы начнут сдавать уже не по социальному найму, а по коммерческому – в несколько раз дороже. А тем, кто не сможет платить, путь один: дача, колодец теплотрассы или просто – сразу кладбище.

И растут у спрута щупальца…


Куда же направляют прибыль «управляшки»? Естественно, на защиту своего бизнеса. В первую очередь, на защиту. И если нет лучшего способа защиты, чем психологическая обработка собственников жилья, значит… в крупных УК создаются отделы маркетинга для работы с населением.
Эти отделы не похожи на службы маркетинга бизнес-компаний, как мы их привыкли видеть. Они созданы, скорее, с целью захвата жилого фонда конкурентов, защиты фонда собственного и подавления «бунта на корабле». Вот некоторые выдержки из служебных инструкций этих отделов:
«Маркетинговые исследования помогают:
– определить наиболее недовольных жителей по месту проживания;
– выявить общие тенденции, лежащие в основе недовольства;
– определить социальный срез недовольных, с которыми надо работать;
– определить рычаги давления на указанную категорию жителей».
И в обязанности маркетолога входит:
«…анкетирование, разработка механизмов по предотвращению «захвата» жилого фонда, отстройка от конкурента, создание методов контроля и стимулирования как старших, так и подрядчиков… Проведение собраний, мероприятий по заголосовкам, отстройке, захвату (жилого фонда)».
Отдельный вопрос – работа с ТОСами. По закону, это органы общественной самодеятельности, самостоятельно и под свою ответственность решающие вопросы местного значения. По определению, ТОСы должны действовать в интересах самих жителей. Однако УК активно создают свои ТОСы – то есть постоянно действующие оплачиваемые сетевые структуры, действующие в интересах УК. ТОСы состоят из старших по домам и старших по подъездам, которые за свою работу получают от УК скидку по квартплате. За счет остальных жильцов, разумеется. И всё это позволяет без проблем осваивать средства жильцов, а также бюджетные средства и деньги, выделенные из Фонда «Содействия реформированию ЖКХ».
Для УК это хорошо. Для городского сообщества в целом – нет. Хотя бы потому, что в результате такой практики Иркутск сейчас вычеркнули из списка городов – получателей средств Фонда.
С помощью управляемых ТОСов можно решать многие общественно значимые вопросы: от точечной застройки до исхода избирательных кампаний. Так, для победы на выборах в Думу областного центра по микрорайону Университетскому достаточно набрать 1000 голосов. А сетевая структура ТОС, созданная УК в этом микрорайоне, уже насчитывает почти 600 человек. Найти недостающие голоса в такой ситуации проще простого. Не зря число представителей УК, победивших на муниципальных выборах в различных городах Приангарья в последнее время, резко возросло. И – точно будет расти в дальнейшем.
 
Странное саморегулирование


В рамках реформирования ЖКХ законодательство рекомендует создавать в этой сфере саморегулируемые организации (СРО.) Региональные СРО являются членами национального объединения. Но… созданные в Иркутской области саморегулируемые организации не просто сыроваты для того, чтобы их можно было назвать СРО, но даже и вовсе не СРО по сути.
Истинный смысл СРО заключается в том, что они (цитирую вице-спикера Совета Федерации Владимира Штырова на совещании в Ангарске) «должны отвечать за свои предприятия с точки зрения того, как они работают. Если это строители – то саморегулируемые организации должны контролировать, чтобы они смогли построить здание, которое не упадет на голову. СРО должны заменить систему лицензирования. Это – во-первых. Во-вторых, они должны нести ответственность материальную за потенциальный ущерб, который нанесли их члены. То есть они должны заменить систему страхования. Грубо говоря, сбежала управляющая компания «икс» – СРО, в которой она состоит, должна за нее заплатить те убытки, которые нанесла гражданам управляющая компания «икс».
Насколько же в Иркутске всё соответствует этим требованиям? Компенсационный фонд СРО создан по минимуму. Сумма страховки едва достигает 2 млн. рублей. Поэтому СРО в принципе не может компенсировать потери жильцов и ресурсоснабжающих организаций от ущерба, нанесенного недобросовестной УК. Что и происходит в действительности: потери от деятельности УК «Приморская», которые оценены в 70 млн. рублей, будут погашены не СРО, а включены в тариф и оплачены всеми жителями области.
 Зачем же тогда созданы СРО? Чтобы исполнять представительскую функцию? Или лоббировать интересы УК в органах власти? Или для чего-то еще? Зачем?!

Процесс идет, контора пишет…


С целью ведения лицевых счетов и начисления платежей УК создали процессинговые компании. И они тоже не совсем обычны. Их всего две, и отличаются они тем, что у одной компании слово «процессинговая» в названии пишется со строчной буквы, а у другой – с заглавной. И ладно бы только это. В нарушение Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии отмыванию (легализации) доходов, полученных преступным путем» ООО «Иркутская Процессинговая компания» не поставлено на учет в МРУ Росфинмониторинга по СФО, правила внутреннего контроля и программы его осуществления не разработаны и не согласованы с уполномоченным органом. А это всё (как, наверное, понял читатель) создает благоприятную почву для отмывания нелегальных доходов.
Но совсем занятная ситуация сложилась с частными паспортными столами. Пользуясь изменениями в законодательстве о персональных данных, УК создали не такие паспортные столы, к которым мы все привыкли, а такие… которые могут передать сведения о жильцах без ведома самих жильцов. Прокуратура как раз и выявила нарушения законодательства о персональных данных при передаче сведений от ОАО «Западное управление ЖКС» к ООО «Иркутская процессинговая компания». Обработка персональных данных жильцов осуществлялась без получения в установленном порядке их согласия. Не были также предприняты необходимые меры, обеспечивающие сохранность персональных данных и исключающие несанкционированный к ним доступ. А это – даже не лазейка, а целая брешь для мошенников.
Персональные данные можно использовать для создания теневого рынка жилья. Известно, что к нам в область на сезонные работы приезжает масса жителей ближнего зарубежья. Чтобы получить работу, им нужно где-то встать на временный учет. Имея в распоряжении «свой» паспортный стол, легко оказать такую услугу, обеспеченную платежеспособным спросом. Наших гостей можно сначала прописать, а затем выписать без ведома хозяев жилья. А можно к одинокой бабушке прописать иного ненавязчивого соседа, который и появляться-то не будет. Появится он тогда, когда бабушка уйдет в мир иной, а он одномоментно станет счастливым обладателем заветной жилплощади. Так делается не только в нашем регионе…
А еще частные паспортные столы – это ресурсная база для проведения избирательных кампаний. Именно на основе данных, предоставленных такими учреждениями, составляются списки избирателей. И перед выборами в нужные квартиры можно прописать несколько десятков избирателей, а после выборов – выписать: поди потом ищи и докажи, кто прав, кто виноват.
Могут быть и другие, более экзотические последствия работы частных паспортных столов. Согласитесь, если данные о месте проживания сотрудников прокуратуры, суда, милиции, ФСБ появятся в открытом доступе, то в случае социальных катаклизмов это способно здорово облегчить решение задач потенциальным террористам!
Кстати, совсем недавно директор ООО «Иркутская Процессинговая компания» гр. Пыленок сообщил, что для удобства жителей была создана сеть касс по приему платежей. Однако внимательный собственник при оплате за жилье мог заметить, что на чеке в качестве принимающей деньги организации был обозначен «Мой банк». По имеющейся информации, процессинговая компания уступила (читай: продала) сегмент бизнеса богатому покупателю. И «Мой банк» получил всю бухгалтерскую базу с начислениями, паспортными данными, лицевыми счетами жителей города в своё полное распоряжение…
 
Что делать?


У тех специалистов, кто отчетливо представляет себе уровень проблемы и при этом не зависит от денег и влияния управляющих компаний, мнения относительно того, как её решать, в главном сходятся. Надо либо создавать ТСЖ – товарищества собственников жилья – и избавляться от посредника в виде УК, либо возвращаться к муниципальному управлению жилым фондом, что лично мне кажется наиболее разумным решением. Но вот как быть с другим аспектом этой проблемы – с поведением самих горожан?
Самое удивительное, с чем мы столкнулись в ходе проверки, – безучастность или лень основной массы жильцов. Мало того, что все нарушения стали возможны исключительно благодаря сознательному или неосознанному потворству со стороны жильцов, которые, подписывая договоры управления с УК, давали им необоснованно широкие полномочия в ущерб собственным интересам. Но ведь и позже, когда прокуратура сделала заявление в СМИ, что готова защищать интересы жителей в суде, если они захотят вернуть необоснованно присвоенные УК деньги, откликнулись и написали заявления только… пять человек. Пятеро – из нескольких сотен тысяч!

 


Антон Романов,
депутат Законодательного Собрания
Иркутской области


 

สินค้าออกกำลังกายผู้หญิง คุณภาพ ราคาพิเศษ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers