вверх
Сегодня: 01.02.23
14.png

Журналы

На волнах нестабильности

Меня часто спрашивают друзья-иркутяне: «Слушай, старик, а что происходит в Братске? Чем живет город после скандального отлучения от власти Александра Серова? Такое ощущение, что как-то потряхивает город…». И я не знаю, что ответить. Знаю только мнение самих братчан. Многие из них продолжают жить ожиданиями чего-то особенного, правда, непонятно, какого – хорошего или плохого. Потрясений – и больших, и малых – за последнее время было столько, что любая попытка заглянуть за горизонт будущего может легко подвести и к радости, и к огорчению.
    Но если отстраниться от стороннего злопыхательства и посмотреть на происходящее взглядом пытливым и доброжелательным, то нетрудно заметить, что главное ожидание братчан связано с неутолённой жаждой стабильности. И что же это такое – стабильность в понимании обывателя, спросите вы? Это, ответит вам любой, когда во всём чувствуется уверенная хозяйская рука главы города, как было прежде и к чему привыкли при мэрах Невмержицком, Петрунько, да и Серебренникове в последние годы его правления – тоже.
    При Серове такого уже не ощущалось, при нём атмосферу взаимоотношений заполнил настрой «Я ща вам покажу!» вместе с кадровой чехардой и расплывчатыми перспективами. Над ним, дилетантом во власти, тихо посмеивались, ожидая скорой развязки, которая… и не заставила себя долго ждать. Суду теперь предстоит определить: вымогал Серов взятку в особо крупном размере у депутата Заксобрания Гаськова – или это депутату так захотелось, чтобы вымогал. Но именно по этой извилистой трещине на репутации города, думаю, и разделилось сегодня общественное мнение Братска.
   Так уж получилось в новейшей истории легендарного города, что общественность потеряла доверие местной власти. Да-да, я не оговорился! В начале горожане не захотели отнестись с пониманием к кадровой несогласованности местных «единоросов», не сумевших определиться с единым кандидатом на выборах мэра, в результате чего в избирательной кампании участвовали сразу двое представителей партии власти. В народе решили тогда: ну если между собой не смогли договориться, значит, не достойны власти. Оба! И на протестной волне в кресле мэра, сам того не ожидая, оказался откровенно слабый выдвиженец коммунистов, которого потом даже сам областной партийный вождь Сергей Левченко неоднократно «по-товарищески» критиковал за допущенные проколы.
  Затем та часть общественности, что в своё время голосовала за Серова, посмела не согласиться с его арестом и вышла на митинги. Учитывая все имеющиеся «факторы нестабильности», депутаты городской Думы решили не рисковать – и «во имя сохранения стабильности в городе» лишили братчан права самостоятельно избирать мэра, взяв этот труд на себя. Таким образом, местная власть лишила доверия и ту часть общественности, которая была за Серова, и ту, что была против. Всем чохом, словом, – ату!
Новая схема управления городом, утверждённая на общественных слушаниях, дала право мэру, которым автоматически стал председатель Думы Константин Климов, исполнять представительские функции, а назначенный по конкурсу глава городской администрации (им стала бывший заместитель мэра, руководитель аппарата администрации Елена Гольцварт) – исполнительские. Инициаторы этого нововведения утверждали, что схема вполне жизнеспособна и рассчитана на то время, пока всё не успокоится. А потом можно будет провести общегородской референдум и определиться – как управлять городом в дальнейшем.
    Оппоненты же одолевали вопросами: почему референдум не провели перед тем, как изменить схему управления городом, и почему не было общественной дискуссии в СМИ, которая бы помогла людям понять происходящее и объективно определить плюсы и минусы предложенного нововведения? Конечно, говорили они, в идеале предлагаемое, может быть, и эффективно, но всё надо рассматривать с поправкой на жизненные реалии. Кто даст гарантию, что мэр–председатель Думы и глава городской администрации уживутся и не возникнет конфликта интересов? Никто не дал. И сегодня не дает. И, наверное, именно поэтому братчане относятся к нынешней власти как к чему-то временному и неосновательному.
– Это как раз и есть издержки новой модели управления, – считает депутат Эдуард Дёмин, возглавлявший городскую Думу в прошлом созыве. – Там есть какие-то плюсы с точки зрения уравнивания ветвей власти, но минус самый главный в том, что глава города для всех в привычном представлении – это тот, кто принимает решения и несёт за них ответственность. На сегодняшний день глава города вроде бы и принимает решения, но ответственность за это, в конечном счете, несёт глава администрации, которая обладает финансовыми ресурсами. Если раньше глава города, принимая решения, понимал их финансовое обеспечение, знал, за счёт чего и как делать, то сегодня эти вещи вообще разошлись в разные стороны.
    По оценкам многих моих собеседников, власть в городе остаётся нестабильной, а время «переходного периода», о котором постоянно говорили приверженцы нынешней системы местного самоуправления, тает на глазах, и уже наступила пора – для всех потенциальных желающих побороться за кресло мэра Братска – каким-то образом заявить о себе. Во всяком случае, от того же Эдуарда Дёмина, недавно покинувшего ряды «Единой России», уже ждут, с учётом его богатого политического и управленческого опыта, подобной заявки. Хотя сам он к этому относится без энтузиазма:
– В большей степени склоняюсь к тому, чтобы не участвовать. Даже, честно говоря, не знаю, что должно произойти, чтобы я решился на это.
Другие эксперты говорят о том, что любому здравомыслящему понятно: быть самостоятельным в принятии решений в условиях Братска довольно проблематично – слишком много влиятельных сил вокруг будут пытаться корректировать любые «устремления к ...». Даже самые благие. Как тут не вспомнить рассказ Драйзера о справедливом и талантливом мэре, который отличался холодным расчётливым умом, последовательностью в действиях, пользовался уважением избирателей, но плохо кончил, не сумев победить мощное лобби крупной железнодорожной компании!? В Братске именно так и можно завершить политическую карьеру.
   Тут есть две таких структуры, способных посодействовать: Группа компаний «Илим», к рождению которой, по утверждению информированных источников, имел непосредственное отношение нынешний премьер Дмитрий Медведев, и «РУСАЛ» Олега Дерипаски. Ответственные представители обеих компаний внимательно следят за происходящими политическими процессами в Братске, сопоставляя их со своими интересами, и всегда готовы поговорить о пользе социального партнёрства. С некоторых ведь пор «поиграть в социальное партнёрство» стало модным в олигархической среде России. Только, к сожалению, соотношение «мы вам столько, а вы нам столько» чаще всего складывается далеко не в пользу территорий, на которых эти структуры добывают деньги. А потому любой мэр в Братске сильно рискует априори, изначально, едва-едва сняв руку с Устава города после произнесения инаугурационной клятвы…
Государство пока ещё не определило эффективный механизм регулирования этих отношений, и результатом этой неурегулированности остается ряд самых серьезных проблем, решить которые территории не могут. Для Братска это, в первую очередь, проблемы экологические.
Недавно посетивший город скандально известный депутат Госдумы Андрей Луговой что-то такое почувствовал в воздухе – неприятный запах, который напоминал прокисший суп, разлитый в общественной уборной. Пахнуло на народного избранника знакомыми горожанам выбросами лесопромышленного производства – метилмеркаптаном. Сопровождавщие героя-контрразведчика в шутку объяснили депутату, что это так пахнет деньгами. И не ошибались. Думаю лишь, что следует уточнить – чужими деньгами.
Братск давно стал для предприимчивых пришельцев цехом по производству денег. При этом дороги в городе находятся в плачевном состоянии, а «капиталить» их не на что. И люди по привычке предпочитают ругать власть, не вдаваясь в подробности её существования. А в местной власти закипают страсти. Информация о возникающих напряжениях между мэром и главой администрации периодически просачивается через стены муниципалитета, обрастая правдоподобными и не очень подробностями и вызывая всевозможные кривотолки.
– Я уже сто тысяч раз говорил, – подчёркивает депутат Дёмин, – что при существующей модели напряжение неизбежно. Его теоретически можно избежать только в том случае, если эти руководящие должности занимают друзья-единомышленники, и даже в подобных условиях совместимость крайне редка. Ведь в самом управленческом механизме, который применяется сейчас в Братске, заложена борьба за ресурс – управленческий, финансовый и так далее. У каждого из двоих свои задачи, и по-другому здесь быть просто не может. Каждому хочется – и это абсолютно нормально – сделать больше самому да вдобавок, чтобы все это отметили. Я не знаю, может быть, есть где-то положительный пример успешной работы такой управленческой конструкции… Но я абсолютно убеждён, что в идеале она способна работать лишь короткий период времени. И нам ещё два года с этим жить!
    Самый молодой в истории города 37-летний мэр, пусть и не избранный всенародно, Константин Климов внешне спокоен и рассудителен. Он не согласен с тем, что в Братске происходит что-то не так, и убеждён, что всё идёт своим чередом. Никаких конфликтов с главой администрации нет, говорит Константин Валерьевич, и быть не может. Ведь глава администрации подотчётен Думе, которую возглавляет он – Климов, и функции у них совершенно разные. Он является высшим должностным лицом в городе – и этим, считает мэр, всё сказано. Разговоры о том, что он попал в немилость к заму губернатора Сергею Серебренникову, который, кстати, активно способствовал его избранию председателем Думы, Константин Валерьевич тоже считает беспочвенными: отношения с региональным руководством вполне нормальные. И всё что положено, город из области получает.
Иного, признаться, я услышать и не ожидал. Нечто в таком же духе он сказал на недавней пресс-конференции. Его спросили:
– Вы знаете, что, по некоторой информации, Серебренников делает всё возможное, чтобы вас убрать. Вы верите в это?
И Климов ответил:
– Не знаю. Если это правда, то и пусть. Если нет – тем более. Проблема-то не во мне. Я буду рад, если в город приедет вдруг мэр-волшебник и все проблемы решит за раз. Я так не могу. Если Сергей Васильевич сможет, то так даже лучше для города.
    И всё же, по мнению тех, кто живет внутри всех этих отношений, кто в курсе интриг, взглядов исподлобья и намеков исподтишка, в Братске назревает конфликт именно между Климовым и теми, кто его поддерживает, и… скажем так: теми, для кого авторитет Серебренникова беспрекословен. А то, что таких людей в Брастке по-прежнему немало, – факт. А потому не сомневаюсь, что Сергей Васильевич и впредь будет активно влиять на политические события в городе.
    С тем, что выборы мэра неизбежны, согласны едва ли не все, кто «в теме». Другой вопрос: кого считать фаворитом в грядущей гонке? На самого Климова готово поставить пока далеко не большинство. И, по его же собственным прикидкам, найти необходимые для ведения полноценной предвыборной борьбы 20, а то и 30 миллионов рублей будет крайне тяжело. Инвесторы наверняка потребуют от Климова отрабатывать вложения на определенных условиях. А к такому Константин Валерьевич, как он утверждает, не готов принципиально. Во всяком случае, на мой вопрос об этом он ответил именно так:
– Только на приемлемых условиях!
Между тем, глава администрации Братска Елена Гольцварт, которая и не думает скрывать своих амбиций на участие в предстоящих выборах, убеждена, что можно обойтись и гораздо меньшей суммой. Надо просто, считает она, максимально эффективно действовать на своём месте. Результативность в работе – это лучшее, по её мнению, пиар-продвижение. Елена Викторовна не отрицает, что между нею и Климовым существует соперничество. Кроме того, она убеждена, что в рамках существующей структуры управления городом можно вполне успешно исполнять свои обязанности: мэр, активно используя представительские функции, – пробивать дорогу к решению городских проблем на всевозможных уровнях, а глава администрации – рачительно хозяйствовать. Да, признает она, в её работе присутствует политическая составляющая, и быть просто хозяйственником глава администрации позволить себе не может – хотя бы потому, что при нынешнем далеко не однородном составе городской Думы глава администрации вынужден быть начеку, дабы избежать неожиданных атак со стороны коллег. Елене Викторовне не меньше мэра необходимо знать и о настроениях депутатов, и о чаяниях представителей местного бизнес-сообщества. А еще ведь есть «несистемная», как модно сейчас говорить, общественность, которая тоже при случае может боднуть в бок… В общем, забот выше крыши. Но при всех этих заботах Елена Гольцварт сохраняет редкий оптимизм. Посмотрим – оправданный ли?
И, наконец, Александр Гаськов… О нём можно говорить и думать всё что угодно, он даёт поводы порассуждать о своей, для многих загадочной, личности. Когда-то предрекали, что с приходом к власти в Братске Серебренникова звезда его безвозвратно закатится за чёткую линию горизонта, отделяющую приближённых от отдалённых. Ан нет! Александр Юрьевич всё приближался и приближался к основной группе влияния, без которой не принимаются сколько-нибудь значимые для города решения, всё увеличивался и увеличивался в политических размерах – пока, наконец, окончательно не закрепился в этой группе.
     Однажды кто-то даже сравнил его с самим Борисом Березовским. Не знаю, тешит ли это самолюбие Гаськова, который до сих пор не может избавиться от другого достаточно условного комплимента – «коммунального барона», прилипшего к нему с чьей-то лёгкой руки. Этим своеобразным «титулом» неоднократно пользовался в своих публичных выступлениях главный обидчик Гаськова – экс-мэр Серов. Хотя поди разберись теперь, кто кого из них обидел больше!
Недавно депутат и «эсер» Гаськов неожиданно для многих ещё и возглавил городскую больницу №2, где в своё время успешно работал. Кто-то расценивает этот его неординарный шаг как намерение провести ювелирную «хирургическую» операцию по изменению имиджа для того, чтобы стать мэром, а кто-то убеждён – чтобы предстать в более выигрышном свете перед присяжными заседателями на судебном процессе по «делу Серова». Бог ведает, как оно на самом деле, но отрицать у Александра Юрьевича наличие воли, организаторских способностей, умения просчитывать ситуацию на несколько ходов вперёд было бы глупо. В этом смысле он ничем не хуже остальных претендентов, а может быть – даже лучше.
    А что же братчане? Каковы их ожидания? Создаётся впечатление, что если вдруг в кресле мэра окажется даже самая неожиданная фигура, но избранная всенародно и способная следовать в своей работе твёрдому принципу «слово и дело», то люди успокоятся и перестанут обращать внимание на власть, надеясь, что «авось всё и образуется»...
И строгий мужичок, как недавно у магазина, раздражённо бросит: «Вот пусть власть и думает! А мне некогда... Мне пиво пить надо!» Поэтому посмею предположить, что город продолжит пребывать в состоянии нестабильности до тех пор, пока вопрос о власти не решится окончательно. По всей вероятности, произойдёт это не раньше 2014 года. А пока на референдуме предстоит определить модель управления городом, внести соответствующие поправки в Устав, если, конечно, братчане решат вернуться к всенародным выборам мэра, а затем – и сами выборы. Поэтому, как ни крути, а терпением надо запасаться... Придётся!


Вадим Скворцов

Gifts for Runners

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

СТИЛЬ ИЗЛОЖЕНИЯ В ВАШЕМ ЖУРНАЛЕ ОЧЕНЬ ПРОСТОЙ И ДОСТУПНЫЙ, И ЭТО ПОДКУПАЕТ, ТАК ЖЕ КАК И ВАША АВТОРСКАЯ НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ. А ВОТ ИЛЛЮСТРАЦИЙ МНОГОВАТО, Я ХОТЕЛ БЫ ПОЛУЧАТЬ ПОБОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ОТ ЗНАКОВЫХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ Я ЗНАЮ. ВЕДЬ ИНОЙ РАЗ НА ОСНОВЕ ЭТИХ МАТЕРИАЛОВ Я ВНОШУ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ КОРРЕКТИВЫ В СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. НО, КАК ГОВОРИТСЯ, НА ВКУС И ЦВЕТ ТОВАРИЩА НЕТ. КОМУ-ТО ИНТЕРЕСНО И КАРТИНКИ РАЗГЛЯДЫВАТЬ.

 

Валерий Лукин, уполномоченный по правам человека в Иркутской области

Kopačky na fotbal