вверх
Сегодня: 01.02.23
6.png

Журналы

«Генераторы» нестабильности

Наш новый автор, Евгения Гольцова, декан Социального факультета Института социальных наук ИГУ, доцент кафедры социальной философии и социологии ИГУ, с научной точки зрения пытается смотреть на то, что происходит в нашем обществе. Смотреть и анализировать. Смотреть, считать и анализировать. Как-то так… Вот что из этого всего получается.


Война это не подвиг. Война — болезнь.
Антуан де Сент-Экзюпери,
«Военный летчик»

 
Самой громкой медийной темой прошлого лета и уходящей осени был судебный процесс над Pussy Riot в Москве. Все обсуждали девушек, оказавшихся в стеклянной клетке зала суда после скандального молебна в церкви. Кроме вопроса об избыточной строгости наказания девушек обсуждались причины инцидента в главном православном храме страны. Почему подвергся атаке эпатажной молодёжи патриарх? Как такое стало возможным в стране с вековыми православными традициями? Общественность давала оценки участницам группы и противоположной стороне – государственным карательным структурам и церкви. По данным социологов, информированность граждан об акции группы «Pussy Riot» в августе составила 84%. После массовой истерии на эту тему в прессе и на телевидении складывалось впечатление, что даже школьники будут этой осенью писать вместо традиционного «как я провёл этим летом», сочинение на тему «как я отношусь к Pussy Riot.
Все это было бы смешно, если бы не было грустно. К сожалению, скандал и судебный процесс сопровождаются углублением раскола и усилением идейной поляризации общества, что подтверждают результаты социологических опросов. Например, по данным Фонда общественного мнения, справедливым наказание участницам панк-молебна в главном храме страны считают 53%, несправедливым – 27%, 19% респондентов затруднились ответить. В то же время, результаты опроса, проведенного информационным агентством «Росбалт», показали, что 55% после истории с Pussy Riot стали хуже относиться к РПЦ. Как сказал наш сатирик Михаил Жванецкий, люди «работают на раскол». В цифровом выражении соотношение сторонников и противников Pussy Riot близко к 50:50. Действительно, общество раскалывается, как подтаявший айсберг у берегов Гренландии. И вот уже на одном краю «айсберга» рвут и сжигают портреты певицы Мадонны, поддержавшей хулиганок, а на другом – открещиваются от церкви и даже от Бога. Диаметрально противоположные оценки слышатся со всех сторон. Например, одна из моих знакомых, женщина некрещёная и неверующая, решительно осуждает действия «кощунниц», в то время как другая, считающая себя христианкой, напротив, осуждает действия властей и церкви и пишет в своем блоге: «Сейчас так противно, и ощущаю сильное желание... да, откреститься от этой мерзости, лжи и лицемерия. Пожалуй, дальше я буду верить в Бога как-нибудь сама, без церкви». За словами идут действия: одни люди спиливают поклонные кресты, другие организуют казачьи дружины для охраны православия, а известная правозащитница Людмила Алексеева призывает собирать дружины атеистов для защиты от «неатеистов», регистрируются партии православных и атеистов. Всё это напоминает огромный театр абсурда с явно затянувшимся спектаклем и с абсолютно непрогнозируемым концом. И ведь понятно, что данная ситуация сложилась не в одночасье, а сформировалась «благодаря» каким-то глубинным сдвигам, деформациям в менталитете народа, связанным с трансформацией базовых жизненных ценностей.
Что же происходит сегодня с нашим обществом? Чтобы разобраться, вернёмся в не очень далёкое советское прошлое. С 20-х годов ХХ века в Советском Союзе появилась организация «Союз воинствующих безбожников» (СВБ), которая даже имела свою еженедельную газету «Безбожник» и значок. СВБ просуществовал с 1925 по 1947 годы, он поддерживал антицерковную политику Советского государства, направленную на закрытие и снос храмов, на ликвидацию духовенства. При помощи государственных структур, партийных и комсомольских органов первичные ячейки СВБ создавались на предприятиях и в учреждениях, в колхозах и учебных заведениях. Согласно официальной статистике, к 1940 году членами СВБ были 3 миллиона человек. После Великой Отечественной войны функции СВБ были переданы Всесоюзному обществу по распространению политических и научных знаний, впоследствии – обществу «Знание», которое успешно продолжало антирелигиозную пропаганду до самого распада Советского Союза. Практически все журналы и газеты тех лет несли атеизм в массы. Например, на карикатуре из комсомольского журнала «Молодая гвардия» 1970-х годов был изображен батюшка на мотороллере с развевающейся бородкой и болтающимся крестом. Бабушка показывает на него внуку и говорит: «Смотри, внучек, батюшка молился – и мотороллер выиграл!».
Таким образом, ещё и полвека не прошло с того времени, когда наши родители успешно строили светлое будущее под названием «коммунизм» и не верили ни в каких богов, т.е. почти поголовно были комсомольцами и атеистами. Ситуация во взаимоотношениях общества и религии была полностью противоположная современной. Однако время шло, одни трудности сменяли другие, со строительством коммунизма не получилось, всегда чего-то не хватало, приходилось с чем-то бороться. Так и дожила страна до момента, когда поборола саму себя, и прекратила свое существование.
Разразившийся системный кризис привёл общество к стрессу и глобальной (в масштабах страны) переоценке ценностей. Теперь мы имеем возможность наблюдать, как всё переворачивается «с ног на голову»: как бывшие атеисты и агностики причисляют себя к верующим, а верующие, наоборот, превращаются в атеистов. По данным социологической службы «Среда», доля людей, относящих себя к православию в последние годы, составляет от 73% до 76%. Однако это не означает, что такое количество людей действительно являются верующими и соблюдают религиозные каноны, ходят в церковь и т.д. Количественные исследования Левада-Центра показывают, что доля людей, которых можно считать воцерковлёнными, гораздо меньше. Постоянно, хотя бы раз в неделю, в церковь ходят лишь 5% опрошенных людей, не реже раза в месяц – около 12%. Такой феномен демонстративной религиозности, вероятно, связан с тем, что в условиях тотальной незащищённости у многих граждан появилась потребность причастности к религии, вере. Второй феномен современной религиозности проявляется в склонности к поклонению разным «богам». Однажды во время отдыха в Аршане мне довелось пообщаться с русской семьёй, которая, приехав на один день, успела посетить буддистский и православный храмы и местного шамана. Естественно, «вооружённый» такой поверхностной религиозностью человек не может решить свои проблемы и избавиться от них – и поэтому начинает искать «виновников» стресса.
В соответствии с объективными экологическими закономерностями, каждый организм должен стремиться к равновесию с окружающей его средой, иначе он не выживет. Человеку свойственно стремиться к стабильности в любом её виде, пусть хрупкой, ломкой, но спасающей его от стресса. Именно поэтому лозунги «партии и правительства», содержащие слово «стабильность», традиционно находят отклики в душах людей. И человек, которому всего лишь пообещали сохранение стабильности, идёт на избирательный участок и голосует «за стабильность» – именно эту фразу мы часто слышим в последнее время. Причём никто особо не печалится тем, что стабильность эта эфемерна, что по сути это «стабильность жить от зарплаты до зарплаты».
Что же делать человеку, если другой стабильности нет? Довольствоваться той, что есть. И негодовать, когда кто-то посягает на эту эфемерную стабильность. Имя им – «либералы», «демократы» и «примкнувшие к ним» в последнее время «воинствующие атеисты». Можно представить, какими эпитетами награждает защитников стабильности противоположная сторона. Суть этого специфического проявления национального самосознания хорошо отражается четверостишием:
От народа, что гордый и смелый
И на скорый ответ тороват,
На извечный вопрос «Что же делать?»
Вы услышите, кто виноват.
Наглядную иллюстрацию «поиска врага» можно видеть в замечательном документальном фильме Сергея Мирошниченко «Рождённые в СССР», в котором рассказывается о детях, родившихся в Советском Союзе на излёте застоя, в 1982-м году. У детей брали интервью в возрасте 7, 14, 21 и 28 лет. Фильм примечателен, в частности, тем, что в нём участвуют двое детей из Иркутской области. Детдомовский мальчик Андрей, которого усыновляет американская семья, и девочка Рита из поселка Листвянка. Забавно наблюдать, как семилетние и четырнадцатилетние герои фильма проговаривают весьма знаковые вещи и отчетливо называют тех, кто «виноват» в происшедших со страной катаклизмах: Ленин, Горбачёв, капиталисты, американцы и так далее. Высказывания детей не удивляют. Ведь их устами глаголет «истина», впитанная от родителей и воспитателей. Некоторые фразы неестественно звучат из уст несовершеннолетних, но были бы вполне логичны для 40-летних, то есть, для родителей, переживших стрессы реформ и вынесших из них главную ценность – ценность стабильности и её сохранения.
Новейшая история нашей страны показывает, что с поисками врага у нас всегда было «хорошо». Перманентная борьба с «врагами», происходящая в стране, отодвигает на последний план солидарность и взаимопомощь. Она не только не консолидирует общество, но и, наоборот, продолжает его разобщать. Отдельные, особо энергичные, «патриоты» уже готовы мобилизоваться на защиту играющей в свои игры власти, как например, рабочие Уральского вагоностроительного завода, которые хотели бы приехать в Москву и «разобраться» с оппозиционерами.
Разобщенность российского народа укореняется в его национальном самосознании и превращается в некую «константу». Именно в ней кроются социальные корни таких известных феноменов русского национального самосознания, как недоверие и нелюбовь к государственным структурам, официальной власти и закону; неприязнь деревни к городу, провинции к центру, рабочих к интеллигентам; нетерпимость молодых к пожилым, детей к родителям и так далее. Заражённым этой ненавистью людям ничего не стоит унизить и оскорбить любого, чем-то отличающегося от них, человека. Поэтому мы видим, как избивают женщин, как заламывают руки чемпиону мира по шахматам и тащат его в автозак, как оскорбляют известных людей вплоть до президента и патриарха. Эта же ненависть порой выражается в страшных трагедиях, когда ни за что убивают человека, как убили друга героини фильма «Рожденные в СССР» из посёлка Листвянка. Молодые люди собирались пожениться. Поехали на природу отдыхать и столкнулись с какими-то отморозками. На вопрос «За что убили?» девушка отвечает: «Да ни за что!». Самое странное в данной ситуации то, что углубление разобщённости и повышение конфликтности общества происходит параллельно росту религиозности, которая вроде бы должна противодействовать этому процессу.
Таким образом, неприязнь и нетерпимость превращаются в основные ментальные качества тех, кто думает, что защищает стабильность. На самом же деле эти люди воспроизводят напряжённость и конфликты, которые, в конечном счете, являются источниками, или «генераторами», нестабильности. Объединительная функция религии не срабатывает потому, что поверхностная, ситуативная религиозность, которая в большей степени обусловлена не верой, а суеверием, никоим образом не способствует росту понимания и терпимости в обществе.

Best Halloween Candy , Healthiest Halloween Treats

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТЯЖЕЛОВАТЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОСПРИЯТИЯ. МНОГО О ПОЛИТИКЕ ПИШЕТЕ И ОЧЕНЬ СЛОЖНО.

Марина Попова, преподаватель русского языка и литературы

 

jordan Release Dates