вверх
Сегодня: 12.08.20
1.png

Журналы

Ангарская «управляйка»: мифы и рифы

В 2004 году в нашей стране появился Жилищный кодекс, который принципиально изменил отношение государства ко всему жилищному фонду. Правда, тогда большинство россиян об этом не догадывались. В те времена Ангарск гремел далеко за пределами Иркутской области благодаря своим нововведениям в сфере ЖКХ. А что сейчас?


Тогда именно в Ангарске начали отказываться от системы муниципальных ЖЭКов, организуя так называемые «пилоты» – частные управляющие компании. Не будем сейчас углубляться в эту тему и комментировать то, каким образом практически весь жилой фонд одного города оказался поделённым между несколькими частными компаниями, в то время как сами собственники жилья об этом ничего не знали. Тем не менее в некоторых районах города сразу стало видно, что пришёл хозяин. Стали появляться новые детские площадки, краситься подъезды, вставляться давно выбитые стёкла и даже разбиваться клумбы. Не везде, конечно. Но всё же у городского руководства был отличный повод сказать: мы делаем что-то новое. И с тех пор ситуация в сфере жилищно-коммунального хозяйства в Ангарске представляется соседям именно так: они там впереди планеты всей. Вот только с течением времени стало понятно, что далеко не все надежды самых прогрессивных реформаторов оправдались, а кое-какие оказались и просто мифами.

Миф первый: администрация нам поможет


Коренные перемены в ситуации с жилищно-коммунальным хозяйством в Ангарске начались в 2010 году, когда люди узнали, что они должны сами принимать тарифы, проводить общие собрания жильцов и вообще хозяйствовать. А муниципалитет, на который все привыкли надеяться, может принимать участие в таких собраниях только как один из собственников и то только в том случае, если в доме есть муниципальное жильё.
По городу прокатилась волна повышенного интереса к этой сфере. Возможно, народ и не всполошился бы так, если бы администрация города не стала пытаться взять ситуацию в свои руки. Выглядело это более чем некрасиво: выступая в качестве инициатора общего собрания собственников многоквартирных домов, Департамент по управлению муниципальным имуществом администрации города назначал проведение очных собраний на рабочее время, оповещение было поставлено из рук вон плохо. В результате очные собрания кворума не собирали, заочные проводились по совсем уж не прозрачной схеме, если проводились вообще. Для тех домов, которые «не определились» в своём выборе, вступал в действие тариф на ремонт и обслуживание жилья, установленный главой города Ангарска. А тариф этот был не из самых низких.
К счастью, именно в то время самые умные и ответственные собственники обнаружили, что происходит что-то непонятное, и стали вникать в ситуацию. Среди первых была Людмила Лешко, сейчас – председатель общественной организации собственников «Исток».
– Дом наш, сравнительно недавно построенный, содержится очень плохо, поэтому, когда я услышала о том, что нам самим нужно проводить общие собрание и устанавливать, сколько платить управляющей компании, я решила немедленно взяться за это дело. И первое, с чем я столкнулась и с чем сталкиваюсь постоянно до сих пор, – полное незнание правовой основы наших отношений как с «управляйками», так и с администрацией. Мы ничего не знали! Верили всему, что нам говорят в мэрии, и были уверены, что если ДУМИ – Департамент по управлению муниципальным имуществом – выступает в качестве инициатора собрания, то всё будет сделано по-честному. Оказалось, что чиновники нередко ставили свою подпись под протоколами общих собраний не глядя, а проигрывали жители.
Тогда-то люди и поняли: если они не возьмут власть в своих домах в свои руки, дело кончится плохо. Не то чтобы повсеместно пришло такое понимание, но оно передавалось от человека к человеку – и количество домов, сумевших таки провести самостоятельно общее собрание и установить тариф, с каждым годом всё росло. Не будем говорить, что людям это давалось легко: невероятно трудно! Ведь при общем заочном голосовании инициативной группе, которая, как правило, состояла из двух–трёх женщин, приходилось обходить буквально каждую квартиру в доме, и не везде их встречали приветливо.
После того как собственники уже достаточно разобрались и стали проявлять всё возрастающую активность, уже новое руководство Ангарского района приняло решение организовать курсы «Управдом в каждый дом», которые должны были превратить активных общественников в настоящих управляющих многоквартирными домами.

На первый набор был даже конкурс, и попасть туда смогли не все желающие. Среди слушателей были как представители собственников, так и сотрудники управляющих копаний. Учащиеся верили: как только у них появятся заветные корочки, отношение к ним в городе резко изменится. Ведь авторы программы, в частности Валентина Ростовщикова, обещали всяческую поддержку. Подкреплялась эта вера тем, что бюджет Ангарского района взял на себя расходы по обучению именно активных общественников. Тем не менее уже после окончания учёбы многие подтвердили: работать с управляющими компаниями стало нисколько не легче.
Да, теперь мы знаем, как это положено по правилам, по закону, – рассказывает Галина Усова, активная собственница, выпускница первого набора. – Вот только в управляющих компаниях умудряются не обращать внимания даже на самые законные требования собственников – например предоставить подробный финансовый отчёт не только за прошедший год, но и за полугодие или даже месяц. А о том, что в этих отчётах по-прежнему пишется полная белиберда, разобраться в которой под силу только опытному бухгалтеру, я молчу. Только вот напрасно жилищники думают, что среди собственников нет грамотных людей. Есть и экономисты, и сметчики, и бухгалтеры – так что разбираемся мы во всём прекрасно, и на сколько нас обманывают, тоже чётко понимаем.
В любом случае, административный ресурс оказался для собственников чисто формальной поддержкой, не дающей ничего нового. Несмотря даже на то, что поначалу к решению этих вопросов руководство района решило привлечь отдельную организацию – Центр развития местного самоуправления, а после его реорганизации уже городская администрация создала Центр поддержки общественных инициатив. Целая контора, в которой работают не меньше 10 человек! Нельзя сказать, чтобы Центр совсем ничего не делал. Нет! В нём собираются Советы общественности, в нём можно получить много дельных советов, а кое-кто из членов Советов общественности добился больших успехов в выстраивании своих отношений с управляющими компаниями. Но только всё же основная работа ЦПОИ направлена на чисто популярные, скажем даже – попсовые, мероприятия: конкурсы, смотры, собрания и прочее. О серьёзной поддержке говорить не приходится.
Ещё одно разочарование собственников – появление самостоятельного отдела в администрации города под названием «Орган муниципального жилищного контроля». И орган-то – да, действительно есть! А вот результатов от его деятельности – пока никаких нет! Возможно, потому, что в компетенцию муниципальных ревизоров входит только выявление различных нарушений и выписывание предписаний. Что-то типа погрозить пальцем. А для принятия более конкретных мер, например назначения штрафа, приходится отправлять все материалы в Службу строительного надзора и жилищного контроля, в Иркутск. В общем, всё та же волокита.

Миф второй: надо жаловаться


Поняв, что от власти ждать помощи не стоит, кинулись собственники писать по всем остальным инстанциям. То есть в прокуратуру, в Государственный строительный надзор и Жилищный контроль, Роспотребнадзор и даже в Министерство связи – когда речь коснулась массовой незаконной установки дополнительного интернет- и телевизионного оборудования в подъездах многоквартирных домов. Местный прокурор даже как-то пожаловался, мол, завалили жалобами жильцы, никакого спасу нет. Вообще, ангарчане стучались во все двери и неоднократно писали даже президенту. Да только лишь единицам удалось добиться толку. Не потому, что так у нас работают все надзорные органы. А потому что оказалось, что победить систему непросто.
Вот, например, на первом этаже одного из домов Ангарска некто купил однокомнатную квартиру. И начал ремонт – причём такой, что жильцам сразу стало понятно: здесь будет какое-то заведение. То ли магазин, а может, и забегаловка типа «разливное пиво» – всего можно ожидать. Встревоженные соседи написали запрос в Управление архитектуры: под какие цели предназначено данное помещение, которое из жилого превратилось в нежилое? И оказалось, что никто никаких документов не согласовывал, перепланировки никакой быть не должно. И вообще, это – квартира. Сообщив это людям, чиновники успокоились. Пришлось соседям обращаться в Службу жилищного надзора. Оттуда – ответ: отправим специалиста с проверкой. Месяц проходит, другой – ремонт уже заканчивается! Кинулись с вопросами: где же проверка? И оказалось, что при проведении проверки необходимо заранее ставить хозяина площади в известность о месте и времени прибытия комиссии. И надо же такому случиться: в это время хозяина никогда не оказывается на месте – и доступ в помещение закрыт. И нет никакой возможности установить, что оно используется не по назначению, хотя там уже и отдельный выход с крыльцом сделан. В общем, оказалось, что все исполнительные органы перед нахальным владельцем бессильны.
А сколько было написано жалоб по поводу так называемых приписок в отчётах управляющих компаний! Не зря люди считать учились – теперь они понимают, что проводимые в доме работы должны оцениваться по нормам для жилищно-коммунальных предприятий, а на деле оцениваются по нормам строительным, которые гораздо выше. И ладно бы, если бы работники, то есть слесари, маляры и уборщицы, получали соответственно! А ведь персонал получает по очень даже коммунальным стандартам, в то время как народ платит так, словно дома обслуживают профессиональные строители.
Сумели люди подсчитать и человеко-часы, и квадратные метры придомовой территории, чтобы выяснить, сколько травы косят летом и снега убирают зимой. Вот только большинство жалоб остались жалобами, а тех ответных действий, что так ждали всколыхнувшиеся собственники, не последовало. Особое разочарование испытали собственники тогда, когда в город пришел очередной интернет-провайдер. Нахальные подрядчики без всякого спроса проникали в подъезды, сверлили отверстия в перекрытиях, долбили стены, устанавливали своё оборудование, оставляя после себя грязь, пыль и дырявые крыши. Собственники бесились от понимания: их обворовывают внаглую, средь бела дня! Вызывали полицию, частные охранные предприятия, «обрывали» телефоны своих управляющих компаний: по какому праву в нашем доме кто-то хозяйничает? Нам не нужны никакие новые сети – у нас и так уже по 3–4 провайдера есть! Кто будет ущерб возмещать, нанесённый общему имуществу?! Доходило даже до драк: жильцы пытались выгнать установщиков, а те упорствовали. К сожалению, добиться успеха в этой войне удалось лишь нескольким отдельно взятым домам. Остальные так и остались – с дырками.

Миф третий – и самый главный: собственником быть просто


Этот момент, по мнению большинства активных собственников, стал самым важным. Вся эта коммунальная кутерьма оказалось слишком тяжёлой морально. Когда ты живёшь, замкнувшись на собственной квартире, и ничем дальше порога не интересуешься, то забот немного: вовремя оплачивать коммунальные платежи – и всё. И если при этом тебе всё равно, чисто ли в подъезде и есть ли во дворе лавочки, – то картинка просто идеальная, хотя и грустная. Но если уж захотел человек вести себя как настоящий хозяин, то прежде всего ему нужно готовиться к самому негативному повороту дела: к постоянным конфликтам в управляющей компании, суде, прокуратуре и – что особенно печально – с соседями. Немало есть в Ангарске людей, занимавших чрезвычайно активную позицию – и отказавшихся от борьбы со словами: сил больше нет.
Потому что преодолеть все препоны, учиняемые жилищниками и разными проверяющими инстанциями, можно – не зря же есть в Ангарске примеры и справедливых решений суда в пользу собственников, и крупных штрафов для управляющих компаний, и удачной смены одной управляющей компании на другую. Этих примеров не так много, как хотелось бы, но они есть. А некоторые могли бы послужить прекрасным ориентиром для всех остальных россиян: правды можно добиться. Вот только в большинстве случаев для победы не хватает самого главного: активной позиции всех жильцов дома, их поддержки и единого мнения по спорным вопросам. Ведь не зря говорится, что один в поле не воин. К сожалению, большая часть тех, кто сейчас входит в составы Советов многоквартирных домов или является их председателями, – женщины. В большинстве своём – пенсионного возраста. Для них каждый разговор на повышенных тонах – большое испытание. А ведь собственнику-активисту нужно не только в ЖЭК наведываться периодически и там если не ругаться, то уметь твёрдо отстоять свою позицию, но ещё и соседей нужно расшевелить, уговорить, убедить – чтобы хотя бы протоколы заочного голосования не потеряли и подписали правильно. Чтобы разным «засланцам» не глядя подписи не ставили. Чтобы то, что делается во дворе, не ломали и не портили, а лучше – чтобы помогали, следили и берегли – как своё собственное.
Но – и это самое важное – процесс воспитания не стоит на месте. Пусть такого сознательного народу ещё немного. Но он есть и, как может, привлекает к себе интересующихся и неравнодушных. Многие из них говорят: понимаем, что молодым не до этих проблем, им работать надо, детей воспитывать. Значит, наше дело о домах позаботиться, чтобы было что в наследство оставить.
И, как ни странно, это и есть самая заветная мечта ангарских активных собственников: чтобы соседи во всём помогали и поддерживали. И уж тогда можно будет горы свернуть.

 



В хитросплетении мифов разбиралась Надежда СЕВЕРЯНКИНА



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь