вверх
Сегодня: 01.02.23
10.png

Журналы

Нахон туристу страховой полис

 

 

Что скажу за нашу страховую медицину? За нашу местную – в виде голубоватых полисов на бумаге с водяными знаками – на сей раз ничего. А вот за страхование граждан на период выезда оных за рубежи нашей необъятной – свои пять центов вполне вставлю.

Впрочем, речь пойдет о шекелях. Если уж быть достоверной.

Шекель – тугрик израильский, идёт по курсу один где-то к восьми рублям с копейками, что примерно в четыре раза дешевле нынешнего доллара. Доллар – это же наше всё, потому именно в такой валюте мне была оформлена медицинская страховка на пару недель пребывания на Святой Земле. Я могла бы и не покупать страховку, если честно. Но тогда меня просто-напросто не пустили бы в Израиль. И вот на 30 тысяч «зеленых» пришлось мне застраховать свою потенциальную невыносимую зубную боль, или не менее невыносимую лихорадку, с которой вдруг не смогу справиться при помощи походной аптечки, или какой-нибудь там перелом чего-нибудь – не дай Бог, конечно.

 

Но на сей раз Бог послал подозрение на разрыв селезенки. Что поделаешь, в автомобильные аварии можно совершенно незапланированно попасть везде, где есть автомобили. В принципе, амбуланс (она же – «скорая помощь») и миштара (она же – полиция) приехали примерно в течение десяти минут, а ещё через десять мы уже ехали в Иерусалим в большущую клинику, в которую, в том числе, свозят вот таких бедолаг. Что-то наподобие огромного травмпункта.

Дальше был мой «косяк». У меня при себе не было паспорта… Внимание!!! Работают все радиостанции Земли! Граждане, уважаемые россияне! Находясь в местах отдаленных столь, что прекращается действие вашего персонального медицинского полиса российского образца, всегда и везде имейте при себе паспорт! Ибо всякое неблагозвучие подкрадывается, как и положено, незаметно, а хлопот потом не оберешься.

 

Как только выяснилось, что у меня нет паспорта, израильская медицина сразу потеряла ко мне интерес. Надеюсь, что она потеряла его потому, что выглядела я вполне сносно, ничего у меня, в состоянии травматического шока, не болело, кровища не хлестала и на вопросы я отвечала вменяемо и спокойно. (Половина страны говорит там по-русски, ещё половина половины понимает чудовищную смесь из русского, английского и отдельных ивритских слов на уровне «моя твоя не понимай».) Сложно сказать, как развивались бы события, если бы хотя бы одно из перечисленных (например, хлеставшая кровища) обстоятельств имело место быть. Однако в моём случае внешнего благополучия меня быстро отпустили из больницы под честное слово, что я, взяв паспорт и медицинскую страховку, обращусь всё же теперь уже в любую больницу страны.

Ок. Прижало меня примерно через пару часов, потому любая больница страны оказалась как нельзя кстати. Друзья привезли меня в так называемый «терем» (работает круглосуточно, есть в каждом городе) города Бейт-Шемеша. В тереме, как и положено, сидела красавица, которая равнодушно посмотрела на мой страховой полис (на тридцать, напоминаю, тысяч долларов) и ткнула пальчиком в телефонный номерок, там указанный.

Всё дело в том, что получить медицинскую помощь по данному полису можно лишь после подтверждающего звонка в Сервисный Центр страховой компании. Более того, в договоре даже есть соответствующая строчка: «Страховщик не возмещает расходы, произведённые без предварительного подтверждения со стороны Сервисного Центра (п.п.9.1 – 9.3 «Правил страхования медицинских расходов при выезде за границу»)».

Ага. Вы когда-нибудь дозванивались из-за границы по многоканальному телефону? Когда включается автоответчик и начинают капать ваши денежки за разговор в роуминге?.. На сей раз, справедливости ради, никакого автоответчика не включилось – я просто не могла дозвониться в одиннадцать вечера в Москву (ибо телефон был с кодом 495). Второй указанный номер вообще был глух. Можно было, конечно, списать на то, что я, в принципе, из глухой Сибири и не умею звонить по межгороду. Но как-то домой в Иркутск дозваниваться получалось.

 

Тем временем степень моего загибания стала критической. И друзья сказали: ок, мы заплатим наличными. Ситуация тут же изменилась! Меня принял врач! Сразу измерили давление, записали всё подробно! Потом уложили на кушетку, прямо в обуви (это для меня было самым большим потрясением от столкновения с израильской медициной: нигде никаких бахил нет и в помине, и даже лечь на кушетку мне сказали не разуваясь, потому что она была застелена одноразовым покрытием, размером со всю кушетку, в «голове» у которой был закреплен рулон – и врач просто отмотал кусок нужной длины…).

Ну что же, сказал молодой араб по-русски, есть два варианта: либо у меня просто сильная контузия, либо всё же разрыв селезенки. А потому надо сделать ультразвуковое исследование. Но можно не делать – если денег жалко.

Про «денег жалко» он, конечно, не говорил. Он просто резюмировал моё состояние и дал рекомендации. Друзья снова достали кошелек. Тут, конечно, так и просится лирическое отступление на тему «не имей сто рублей, а имей сто друзей», но пока – не до лирики.

Короче говоря, за всё про всё легко и непринужденно улетело 760 шекелей. Страшно представить, как развивались бы события, если бы разрыв селезёнки все же был бы диагностирован…

До страховой я так и не дозвонилась. По приезду в Иркутск первым же делом я поковыляла в свою страховую компанию. Меня вежливо выслушали, пожелали выздоровления и всё такое, а потом сказали фразу, которую я уже была готова услышать: мы всего лишь местные операторы, сама страховая в Москве, и все претензии – в Москву, и деньги вы получите оттуда же. Вы все чеки собрали, все диагнозы предоставили (и как это у меня еще хватило ума попросить, чтобы они выписали мне все справки с переводом на английский?!!), так что – всё нормально должно быть у вас.

 

А если бы у меня не было друзей, которые заплатили за меня наличными? – спросила я. Но этот вопрос был признан лирическим и остался без ответа. Главное, что всё хорошо закончилось, – приободрили меня. Ну, как бы с этим не поспоришь, конечно. Однако я не поленилась сходить во вторую компанию, которая также страхует граждан, выезжающих за границу. Но и там мне сказали то же самое: да в чём проблема? Заплатите своими, а как только вернетесь в Россию – мы вам деньги вернём согласно предоставленным чекам и… в течение месяца.

Последующий вопрос: а если у меня нет при себе требуемой суммы денег? – снова поставил страховщиков в тупик. И никто из них так и не объяснил: в чём смысл такого страхового полиса? Я поговорила с парой друзей, которые попадали за границей в разные медицинские ситуации. В обоих случаях друзья платили наличными, а деньги получали лишь по возвращении в Россию.

 

Оно, конечно, понятно: болеть – больно, дорого и вообще вредно для здоровья. Но вот страховые полисы для путешествия за границу – это просто какой-то бизнес на крови получается. Понятно, что иностранным клиникам выгоднее получить наличные деньги сразу, чем ждать перечисления от российской страховой: это потребует подтверждающих бумаг и займёт время. Понятно, что это выгодно и нашим страховым компаниям: я почти уверена, что часть граждан либо не соберут нужных чеков и справок, либо просто не станут связываться.

Да вот, кстати, и я сама. Пока я денег не получила. Я, конечно, верю в добро и надеюсь, что их всё же получу. Но вот пункт 9.1 меня, прямо скажем, тревожит. Потому как – в России живу, у нас тут не принято в обуви на кушетку.

Есть в иврите такое словечко: нахон. Переводится как – правильно, так и есть, верно говоришь. Но звучит, согласитесь, с легким нашим акцентом.

Вот я и думаю: нахон мне такой страховой полис?

 

 

Прелести страховой медицины на себе испытывала

Анастасия Яровая

 



Комментарии  

#1 Оксана 23.04.2014 14:31
Спасибо, Анастасия, за ваш рассказ. Теперь внимательней буду относиться к вопросу страхования при поездке
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА И ТАЙНА, СВЯЗАННАЯ С ЖУРНАЛОМ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ», НО ТАК ИМ И НЕ РАСКРЫТАЯ, – ЭТО ТАЙНА ВЫЖИВАНИЯ ЖУРНАЛА. У ВАС ВЕДЬ СОВЕРШЕННО НЕТ РЕКЛАМЫ! ДОЛЖЕН ЖЕ БЫТЬ КАКОЙ-ТО СПОНСОР!? ИЛИ НЕТ?

 

 Александр Васильев, бизнесмен

Nike