вверх
Сегодня: 01.02.23
7.png

Журналы

Жаркие. Зимние. Наши!

 

 

 

Денис: Я точно знаю финальную фразу нашего небольшого рассказа-впечатления: мы едем в Пхёнчхан!

 

В детстве я географию изучал по Олимпийским Играм. Все эти Альбервили, Лиллихаммеры, Атланты, Нагано... дались бы они мне, обычному пареньку из Братска? Но сначала большой спорт приобрёл во мне телевизионного болельщика, потом болельщика – обладателя первого взрослого разряда по санному спорту, а чуть позже – такого, как есть: болельщика активного (антипода «диванного»).

 

И вот сочинские Игры – первая в нашей жизни Олимпиада. Та, что вживую. Эмоции я оставлю супруге, но без доли пафоса не обойтись. Мы «потрогали» Историю! Просто взяли и прикоснулись к ней! И любой из аргументов околоспортивных, которые гуляют по Интернету, не переломят этой глыбы впечатлений. Мы были внутри события, за которым наблюдали сотни миллионов людей по всему миру. От одной мысли потряхивает!

 

Полина: Я почему-то неосознанно мечтала попасть на Олимпиаду. В конце 12-го года даже записалась в волонтёры. Проходила сложные тесты и интервью, потом мне дали доступ к порталу дистанционного обучения этих самых волонтёров. Я была счастлива, постигая тонкости волонтёрского мастерства. Но за два месяца до начала Олимпиады получила письмо, в котором говорилось, что я поставлена в резерв. Другими словами – пролетела я с волонтёрством как фанера над Сочи... Но сильно не расстроилась, ведь на тот момент у нас уже были куплены билеты на соревнования.

 

Денис: Для всех интересующихся можем пройтись по мифам и легендам олимпийского Сочи. Итак:

 

Дороговизна

 

Здесь только факты. «Аэрофлот» и «Трансаэро», действительно, продавали с начала года билеты Москва – Сочи – Москва на олимпийские даты по 5000 рублей на человека. Недолго, но продавали. Мы в приступе нависающей эйфории решили не спешить... и спустя 10 дней я брал уже последний билет за 8500. Два с небольшим часа в пути – и ты уже в новом сочинском аэропорту, попадаешь в предолимпийский мир, где тебя ждёт проводник-волонтёр. Отныне ты связан с ним невидимыми силами. Или – он с тобой? В общем, на любом проблемном участке путешествия волонтёр будет.

 

Все железнодорожные передвижения в олимпийских пределах (Аэропорт – Адлер – Сочи – Красная Поляна) бесплатны. В горы так вообще пустили «Ласточки» – очень комфортные и современные составы. Пока даже в Европе на таких «электричках» ездить не доводилось. Автобусом воспользовались только раз и... простояли в пробке по пути в Олимпийский парк. Полчаса с видом на морскую лазурь.

 

Полина: Ох уж мне эти замашки судьбы! Буквально за неделю до начала Игр на меня сваливается новость: на Олимпиаду я еду в командировку. Не буду утомлять подробностями, но в итоге выясняется, что все наши репортажи будут далеки от спорта, зато будут насыщены сочинским колоритом с запахом шашлыков и привкусом чурчхелы. Это уже в самом Сочи выяснилось, что в центре города шашлыком и не пахнет. Перед Олимпиадой там провели своеобразную зачистку, и заведения с явным сочинским колоритом были вытеснены всякими новыми и аккуратными «макдональдсами». Кстати, это одни из немногих заведений в Сочи, работающие круглосуточно. Возможно, летом ситуация меняется, и для туристов открывается больший спектр увеселительных заведений, но вот зимой даже перекусить после девяти вечера становится настоящим квестом: найти-успеть-захватить. Сочинцы – народ такой: лишний раз шевелить пальцем ради какой-то выгоды не станут. Ведь они знают: в туристический сезон «своё» и так заработают.

 

А вот цены в местных заведениях вполне приятны. Комплексный обед за 160 рублей с салатом и компотом? Легко! А пицца за 600 рублей размером с небольшой журнальный столик? Да пожалуйста! Чашка неплохого капучино – 120 рублей, что просто не могло не радовать по утрам. Однако такого понятия как «кофе с собой» в Сочи пока нет. Вместо удобного картонного стакана с крышечкой туристам предлагают обычный пластиковый стаканчик, который выскакивает вместе с подозрительным напитком из кофейного автомата.

Немного Родины, Харатс

 

– Цены на олимпийских объектах тоже не сказать чтобы кусались: блины с начинками – 200–300 рублей, шашлык – 400 (хотя – мрачноватый такой шашлык), глинтвейн – 300, пиво – 150, чай… честно, после всего вышеперечисленного – не помню!

 

– Хотя не обошлось в олимпийском Сочи и без мест, откуда уходили с реально кругленьким счётом. Желание попробовать местную рыбёшку – барабульку – завело нас в уютное и милое кафе на самом берегу моря. Открытая терраса, тёплые пледы, глинтвейн из местного вина, нежный шашлык и вкуснейшая мелкая жареная рыбка. Но почему никто не учёл, что цена в меню была указана за сто грамм, а не за порцию?! Вот и насчитали нам почти кило барабули по цене отличного стейка из сёмги в хорошем столичном ресторане. Да и сервис в Сочи оставляет желать лучшего. В некоторых кафешках никогда не слышали об оплате безналом, а в некоторых о таком понятии как вежливость. Но все эти недостатки в сфере услуг сглаживала сама атмосфера большого спортивного праздника. Дружелюбные и весёлые люди, всюду флаги, музыка, трансляции, салюты, и при всём при этом просто отличная погода!

Сочи февраль

 

– Да, февральские пальмы в нашем дворе меня сразу пленили. Как-то даже забыл, что в одном заведении на нас дико смотрели, когда я достал пластиковую карту. Забыл, как бегал по окрестностям в поисках банкоматов. Забыл, как в одном из кафе после сытного обеда и отличной золотой трансляции я захотел отойти в туалет и... мне пришлось просить некий ключ(!) – чтобы отворить заветные двери строения на улице, чуть поодаль от кафе. Место действия: центр города. А нет – помню! Всё помню!!!

Искал банкомат Альфабанка...

 

Охрана

 

– Она была везде. По пути из аэропорта в Сочи я ещё развлекал себя, считая людей в форме по маршруту следования, но быстро отвлёкся. Просто стало спокойнее. А как там это может выглядеть со стороны – ...надцатое для меня дело. И я бы очень хотел, чтобы так было всегда во взрывоопасных регионах нашей большой страны. Да будь хоть часть таких мер на регулярной основе задействована в Волгограде – не говорили бы мы сейчас с такой горечью о терактах в мирном городе. Но вот какую-то полицейскую навязчивость я отметить не могу. У нас ни разу не проверили документы, не попросили открыть рюкзаки или вести себя поспокойнее. Человечно как-то всё было. Да, при каждом проходе на вокзал или в олимпийские кластеры – серьёзный досмотр, похлеще аэропортовского. Но я не видел ни одного возмущённого! Иностранцы, дети, приезжие – все дружно вставали в небольшие очереди: каждого досматривали индивидуально, никаких проблем. 10 минут максимум.

 

– То, что безопасность в Сочи на самом высоком уровне, я поняла уже перед посадкой в аэроэкспресс, когда меня досмотрели тщательнее, чем перед полётом. С этого момента к процедурам снимания верхней одежды, опустошению карманов, расставлению рук в стороны, и объяснениям, почему пищит какой-то участок моего тела, я была готова на каждом шагу. Женщин досматривали только женщины. Таков порядок. Так что чужие мужские руки меня не касались. Но время, конечно, терялось. Чтобы добраться из Сочи до горного кластера, например, дважды нужно было проходить тщательнейший контроль. Хотя опытного болельщика этим не удивишь. Муж в красках напомнил Олимпиаду 2002 года, сразу после терактов в США – ну, чтобы проще стало оценивать происходящее.

 

– Интересно было, конечно, на казаков посмотреть. Что за народ? Ничего такие, как с книжных страниц сошли: усищи, нагайки, девок там из «пусек» погонять – милое дело!

 

– Кстати, ходил слух, что сотрудников правопорядка было в разы больше, чем виделось на первый взгляд. В глаза не бросались. Репортажи снимали без каких-либо проблем везде. Ну, естественно, при наличии аккредитаций. А то, что не видно всех сотрудников в штатском (если были), – правильно. Эти ребята должны быть незаметны. Вежливо возникать в нужный момент там, где требуется их участие. А в остальном... где-то в сторонке, в сторонке.

 

Неразбериха

 

– Это отдельная тема про волонтёров. Уникальное племя! Свой протоязык, жесты, ритуалы... Не буду врать, велик был шанс нарваться на волонтёра-зомби. Молодого человека, запрограммированного строго на один-два ответа. «Как пройти/что делать дальше». Кроме шуток: едем на золотые бобслейные заезды Зубкова, садимся в автобус до трассы, парень-волонтёр, приветствуя нас, говорит:

 

– Да-да, вам сюда, это автобус на бобслей.

 

– А долго нам до трассы ехать?

 

– Да это на бобслей автобус, до трассы.

 

– А ехать-то сколько?

 

– На бобслей!

 

В общем, каждый отвечал строго за свой участок работы. И не у каждого ты узнаешь, как проехать туда, куда в его инструкции не написано. Хотя я уверен, что тут особенность всё-таки в интеллекте и кругозоре молодых волонтёров. В конце концов, при мне это же племя болтало с туристами по-французски и по-китайски! Доходчиво и без «зависания».

 

– Да-да. Одно из любимых: «На этот вопрос вам ответит другой волонтёр!».

 

Зато я очень завидовала их экипировке. У меня могла бы быть точно такая же! Куртки, жилетки, ботинки, рюкзаки и кепки – да то, что подавалось в Bosco, все их олимпийские линейки – не так круты! Понравился задор, настроение, которое волонтёрам создать как раз удалось. Помню, как после церемонии открытия мы шли со стадиона, и вот группа волонтёров выстроилась в коридор. Поздравляли всех, подбадривали, выставили ладони – а нам надо было пробежать через этот коридор оптимизма и «дать пять» всем волонтёрам.

 

Билеты

 

– Опыт любителя больших спортивных турниров говорит: чем раньше – тем лучше! Билеты мог купить любой, за вполне вменяемые деньги, в Интернете в первые дни открытых продаж. Было несколько «окон», когда эти билеты вбрасывались. Достаточно было следить за новостями официального сайта. Мы, например, билеты брали с боооооольшим запозданием, ближе к концу ноября. 2–2,5 тысячи на человека они вышли. Это цена за личное, болельщицкое участие в «золоте» бобслея и «серебре» мужской лыжной командной гонки. Сами виноваты – поздно спохватились, иначе могли бы условно недорогие билеты на фигурное катание или хоккей (мы же не знали, что… будь он не ладен!!!) взять. 3–5 тысяч. А теперь лучше сядьте! Бюджетники, пенсионеры и просто нормальные, адекватные люди. В основном официальные, оставшиеся в наличии билеты на топовые соревнования шли примерно так:

 

Церемония открытия: 25–50 тысяч рублей. Хоккей: 20–30 тысяч. Фигурное катание: 12–18–20 тысяч. Биатлон: 5–6 (здесь точно не помню).

 

– Меня трудно заподозрить в любви к большому спорту. Телевизионные трансляции всегда вызывали больше улыбку, всё казалось несуразным: куда-то бегут, стреляют, несутся по желобу вперёд головой...И вот если бы мне предложили смотреть Игры перед экраном, не было бы того поразительного для меня эффекта. Силы. Мощи. И спортивной крутости, которая была везде. Бобслей, лыжи – здесь я почти рыдала на стадионах. Хоккей – здесь я утешала почти рыдающих мужиков на Красной Поляне после четвертьфинала с финнами. Церемония открытия... слов не хватит!

 

– Ни одна олимпийская арена или стадион на этих топовых событиях не пустовали. Это тоже нельзя замолчать или утаить. Люди тратили ТАКИЕ деньги. Во многом именно в этом свете наши траты на Игры я вижу очень скромными, вполне доступными многим. С одной оговоркой: нам было где остановиться. Благо, самые родные люди в Сочи ждали (это я так про тещу!). Но и остальные десятки тысяч туристов-болельщиков как-то жили. Искали, бронировали, ютились, выбирали, торговались. Было бы желание! Обычно, за редким исключением, удел зимних Олимпиад – небольшие города, там всегда с этим жилищным вопросом сложно.

 

Новострой

 

– Я в Сочи оказался впервые. Мне сложно сравнивать с тем, что было, могу только констатировать, что стало. РЖД, этот паровоз прошлого, мне кажется, сделал многое. Вокзалы, поезда, обслуживание – вряд ли дали туристам заскучать по их родным Квебекам, Туринам или Солт-Лейкам.

 

Новые многоуровневые автомобильные развязки и эстакады иногда заставляли меня одернуться: «Эй, ты как будто не уезжал из Москвы!». Здесь бы Иркутску поучиться не грех. А то о московских пробках – это каждый умник знает. А о том, что в Иркутске можно от Цимлянской до сквера Кирова добираться минут 50, не каждый иркутянин расскажет. Исключительно как свидетель всех трёх городских автопространств говорю.

 

Удивительный абсолютно новострой в Красной Поляне. Отели, дороги, олимпийские деревни... Ну а весь Олимпийский парк построен в имеретинском болоте, по большому счету! Это же назад в прошлое! БАМ, каскады ГЭС, освоение целины – практически того же масштаба проекты!

Красная Поляна 

 

– Олимпийский парк оказался таким огромным, что за один день его не обойти. Моё первое с ним знакомство произошло в день открытия Олимпиады. Один из спонсоров Игр подарил бесплатный билет, и мне посчастливилось стать одной из 40 тысяч человек, видевших весь этот глобальный перфоманс не у экранов телевизоров, а вживую. Правда, из-за работы я на первую часть шоу опоздала, но и этого было достаточно, чтобы влюбиться в Олимпиаду раз и навсегда.

 

– Олимпийцы отплатили нам золотом. 37-ю медалями в общем зачёте. Я, бывалый прогнозист, ставил на 6–7 золотых и 5–6 место в общем зачете. Чертовски приятно иногда бывает признать свой пессимизм. Мы ведь даже о хоккее в Сочи после треклятого финского вечера не вспоминали. Не было времени опомниться, у меня телефон разряжался за считанные часы, я не успевал «прогонять» все новости. Отличное чувство! Я его знаю по своей телевизионной работе: когда остаётся вот такое ощущение, что хочется смотреть ещё и ещё, что немного вот тут бы ииииии.... – вот это оно! Время поставить точку. Оставить зрителю ожидание и такой момент предвкушения на будущее.

Олимпийский парк 

 

– Это были самые запоминающиеся и яркие 17 мгновений зимы. Конечно, стань я волонтёром – увидела бы олимпийскую историю с иной стороны, но... я счастлива, что было так, как было! Эти горы, заснеженные трассы, стадионы, свет Олимпийского огня – мне сравнить не с чем. А эти непередаваемые эмоции – видеть, как спортсмен твоей страны идет на медаль?! На финише ты перестаёшь соображать, ты один сплошной нерв, который напряженно ждёт финала в галдящей разноцветной толпе. Именно на Олимпиаде я впервые сказала – я горжусь своей страной! И я искренне плакала, когда смотрела церемонию закрытия Игр.

Крюков и Вылегжанин бегут за серебром... За СВОИМ серебром!

 

– И да, мы ещё не сказали? Курс на Пхёнчхан!

 

Зубков на старте 

 

 

Зубков на старте

 

 

Морпорт Сочи

 

Олимпийский парк

 

 

Лаура лыжно-биатлонный комплекс 

 

 

немного Родины)

 

 

Олимпийский парк 

Денис Кравец, Полина Кравец

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТЯЖЕЛОВАТЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОСПРИЯТИЯ. МНОГО О ПОЛИТИКЕ ПИШЕТЕ И ОЧЕНЬ СЛОЖНО.

Марина Попова, преподаватель русского языка и литературы

 

jordan Release Dates