вверх
Сегодня: 12.08.20
2.png

Журналы

Lady in yellow

Лариса Егорова два года назад была гостьей нашего журнала. С тех пор мы наблюдаем за ней, её карьерой, её делами. Она обычная женщина, которая 12 лет назад вступила в партию «Справедливая Россия». Пришла и вступила! Теперь Лариса Игоревна глава регионального отделения этой партии, единственная женщина, которая за всю историю нашей области участвовала в губернаторских выборах, самый свежий депутат Думы г. Иркутска. А ещё – жена, мама, бабушка. Счастливая притом! А недавно выступила с инициативой внесения в Законодательное Собрание Иркутской области законопроекта о поддержке граждан, воспитывающих малолетних детей…

 

При этом её отличительная черта непосредственность. А ещё – искренность. Как с такими качествами можно выжить в политике? Решив это выяснить, мы и напросились на интервью.

 

– Лариса, вы впервые стали депутатом Думы. Что вам не нравится в этом прежде всего?

 

– Первые дни работы в Думе мне показали, что работа в Думе…ммм… Я, конечно, предполагала, что она такая, но что она настолько кропотливая, не представляла. Я её более широкими мазками себе нарисовала.

 

– А она требует большой отдачи?

 

– Ну да. Я пришла на первую комиссию – и сразу погрузилась в мир цифр, проблем. И стала сомневаться, а справлюсь ли, сумею ли, а разберусь ли я во всём этом, не подведу ли людей, которые за меня проголосовали. Вот это чувство, особенно в первый день, мне самой не понравилось. Конечно, я себе сказала, что справлюсь, смогу. А когда во второй, в третий раз побывала на всех комитетах и на Думе, мне стало уже чуть-чуть попроще. Стала понимать, что к чему. На заседаниях Думы тактика у меня пока такая: в голосовании по тем вопросам, в которых я не уверена на 100%, не принимаю скоропалительных решений, воздерживаюсь. А те, что доносятся убедительно, я поддерживаю. Предполагаю так: ходить я, конечно, буду на все комиссии. И думаю, что во всём разберусь. Работа эта и правда интересная, но отдаваться ей нужно по полной! Шаляй-валяй в городской Думе не пройдет! Так я считаю.

 

– А что понравилось, вызвало позитивную реакцию, положительные эмоции?

 

– Однозначно, самая первая положительная эмоция, – это когда ты понимаешь, что от тебя что-то зависит! Ну, пускай совсем чуть-чуть, но ты можешь сделать – конечно, это вызывает огромную положительную эмоцию! Именно она и поддерживает в дальнейшем.

 

– Вы поняли, что в Думе реально делается дело?

 

– Да. Даже если мы за один день всего один какой-то вопрос смогли обсудить и решить. Я самый мелкий пример возьму: отлов собак. Когда я ходила на встречи с избирателями, понимала, какая это проблема. А сейчас вижу, что могу поучаствовать в её решении – ну, конечно, это приносит удовольствие и удовлетворение. Бюджет невелик, понятное дело, и мы не побежим и не заасфальтируем все улицы вокруг, но когда ты свой округ знаешь и понимаешь, что ты можешь сделать для него, правильно это доносишь до коллег, и вопрос в конце концов решается – вот что замечательно! У меня характер достаточно настырный, и я буду делать то, что надо моему избирателю и округу. Это для меня самый позитивный момент – я причастна к тому, что меняется к лучшему!

 

– Как атмосфера в Думе?

 

– Я как-то сразу восприняла Думу по людям. Замечательный Новожилов, другие прекрасные люди – я бы больше на персоналиях акцентировалась. Что касается политических вещей, то в Думе я провела совсем ещё немного времени и пока преобладания какого-то политического окраса не ощутила. Тут, скорей всего, простая такая, рутинная, требующая затрат работа, где политическая составляющая вообще не важна. Ну если, конечно, начнутся какие-то политические игры и в них будет втянута городская Дума, вот тогда, наверное, политическая принадлежность будет иметь значение. Понятно, во фракцию «Единая Россия» вступать я не собираюсь, да никто меня туда и не зовет, их и без меня там достаточно. И с табличкой «Справедливой России» просто сидеть не собираюсь. Я собираюсь там работать как депутат по 18-му округу Егорова Лариса.

 

– Один из самых острых вопросов, который может встать перед Думой, возвращение выборов мэра. Как вы лично относитесь к этому, надо ли нам выбирать мэра или всё оставить в таком виде, как есть сейчас?

 

– Мы с вами прекрасно помним те мэрские выборы, когда победил Кондрашов. Меня за такие высказывания всё время осуждают, но я глубоко убеждена, что когда мы выбирали между Серебренниковым и Кондрашовым, мы не знали с вами ни Серебренникова, ни Кондрашова. Мы были против того, что областная власть навязывает нам Серебренникова. Мы голосовали в тот момент не за Кондрашова – мы голосовали против власти, которая навязывает нам Серебренникова. После этого наш город ждал 5 лет, хорошо это будет или плохо. Кому-то было сильно хорошо, кому-то просто хорошо, кому-то, как всегда, плохо. Каждый воспринял по-своему. Поэтому то, что мы сегодня мэра не выбирали, для Иркутска – тоже новая такая ситуация. И каждый относится к ней по-своему: кто-то счастлив, кто-то нет…

 

– Большинство восприняло это как пощёчину…

 

– Я вам могу сказать: такое восприятие оформилось именно во время губернаторских выборов. Потому что в марте, когда смена мэров непосредственно проходила, – всё было тихо и мирно, вы не заметили, думаю, каких-то больших митингов. Да, Интернет пестрил, и газеты писали. Но народ был абсолютно спокоен. Я помню, что устраивали митинг у цирка, где стояли люди и прямо приглашали на митинг, – никто ведь не пошёл!

 

– Да, иркутяне напоминают эстонцев. Мы такие медленные, но зато если включилось сознание… Хотя в этом смысле мы, скорей, классические русские – долго запрягаем и потом быстро едем!

 

– Вот если мы сейчас спросим у людей, хорош Бердников как мэр или плох, я думаю, лишь небольшая часть иркутян реально заинтересована и следит за работой мэра. А как мы, в основном, следим за работой мэра? Вот вышли во двор: стоит детская площадка – наш депутат работает хорошо, нет детской площадки – депутат работает плохо. Так же и по городу. У нас в городе чисто, моль деревья не жрёт – у нас хороший мэр. Моль сожрала деревья – у нас мэр плохой. Мы так воспринимаем мэрскую работу, мы же её не отслеживаем, не знаем. Мы же не смотрим, какие изменения в Устав вносятся, какие законы принимаются. Вот сейчас принята Думой замечательная, между прочим, вещь, что молодым специалистам-медикам будут доплаты. Очень правильное дело! Но рядовые граждане не отслеживают ничего. Поэтому мы раскачиваемся на протесте. Я сейчас имею в виду основную массу. Не беру в расчёт тех, кто интересуется политикой и пытается разобраться в каждой кандидатуре. А что касается выборов мэра – так живёт не один город в Российской Федерации, и закон этот написан не нами – это федеральный закон. И я думаю, что всё, что произошло тогда – мы сейчас не будем трогать этическую сторону, нравится мне это или нет, – но то, что произошло тогда, было законно. В этом принимало участие, в том числе, Законодательное Собрание области. И самый первый вопрос нужно задать ЗС: когда они принимали этот закон, чем они руководствовались – то ли единороссовским большинством, то ли нежеланием небольшинства поднять эту всю волну? Вопрос к ним. И Конституционный Суд вынесет своё решение. Я думаю, что Дмитрий Викторович Бердников останется на своём посту. Другой разговор, что ему ещё 4 года работать, и вопрос – как он себя за эти 4 года проявит. Если он будет хорошим и достойным мэром, то чего ему бояться выборов? Ну, пускай будут прямые выборы. Если человеку есть что сказать народу…

 

– Вы лично за прямые выборы?

 

– Я всегда была ЗА прямые выборы, потому что не рассматривала другой формы для Иркутска никогда. Но нынче я поучаствовала в выборах, посмотрела, как вообще в принципе можно проводить выборы, и теперь не знаю, что на тот момент было лучше для Иркутска.

 

– Вы считаете, что выборы во многом манипулятивны?

 

– Они манипулятивны в любом случае!

 

– Но, согласитесь, осуществить манипуляцию в отношении 35 депутатов гораздо легче, чем в отношении 600 жителей города?

 

– Абсолютно согласна! Вот почему я всегда говорю, что самая-то главная проблема встаёт, когда мы выбираем Государственную Думу, Законодательное Собрание, ту же городскую Думу. Вот здесь надо смотреть, кто от каких партий-то! Вот здесь, когда мы выбираем ЗС, нельзя допускать, чтоб там было большинство кого-либо – как сейчас: там ведь одни единороссы! Всё должно быть равновесно.

 

– Паритет интересов?

 

– Да, если б так было, мы бы не дожили с вами до этого закона по назначению мэра. А если мы сидим там два–три оппозиционера в ЗС, так, конечно, любые законы, нужные губернатору или исполнительной власти, будут проходить, любые! И большинство будет решать, выбирать мэра или не выбирать, – вот в чём самая-то главная проблема!

 

– Не намекаете ли вы на то, что нам нужно развивать общественное сознание, активность граждан? Чтобы общество реально контролировало власть?

 

– Я не намекаю, я впрямую всегда об этом говорю! Дело ещё в чем? Вот мы выбрали депутатов Государственной Думы – и забыли о них на 5 лет, просто забыли! А потом мы опять начинаем смотреть картинки по телевизору и всему верить. Мы даже не знаем, чего они там делают в ГД. Ну, сидят – да, сидят. Приняли плохой закон – вся Госдума плохая. Но это мы, избиратели, должны быть активны в те моменты, когда выбираем саму властную структуру. Вот кто такой депутат городской Думы? Человек, который представляет твой округ. И к его выбору тоже нужно подходить осознанно. А я прихожу на встречу с избирателями, а там всего 3 человека стоят и говорят: мы никому и ни во что не верим! Но я – тот человек, который будет твой округ представлять. По большому счету, ты должен за это у меня спросить, а я должна тебе ответить. А мы всё же по-другому воспринимаем эту власть, мы далеко отошли от народного управления – и теперь это огромная проблема! Поэтому нужно включать сознание! Вот то, что сейчас произошло на губернаторских выборах, – да никто не говорит, кто там плохой, кто хороший. Всё покажет время. Может быть, Сергей Георгиевич войдёт в историю Иркутской области как лучший губернатор за все годы? Мы же с вами пока ничего не знаем, надо смотреть, как человек будет работать. Но когда проходили выборы, поверьте мне, никто из избирателей не читал ничьей программы. Может единицы, которые в силу работы в этом заинтересованы, а остальные даже не вникали. Все просто смотрели: тот такой, а этот этакий. Я ни в коем случае не хочу обидеть народ. Я сама к нему отношусь. Поэтому, мне кажется, надо думать, когда мы выбираем исполнительные органы власти. Вот каково сейчас Левченко? Ему, коммунисту, придётся работать с тотальным большинством единороссов. Конечно, он выстроит отношения, я не сомневаюсь. Ему надо найти компромиссы. Но гораздо легче было бы ему работать, если бы ЗС состояло из представителей разных партий. Ведь главная задача губернатора – это объединить все политические силы и все общественные организации в одну мощную структуру, которая будет работать на развитие области!

 

– Вы предпочитаете прямые выборы мэра, но при этом говорите, что форма избрания того или иного человека во власти не важна, важнее активность населения. Если население будет достаточно активно и сознательно, то при любой форме выбора мы получим хорошего человека во власти?

 

– Это так, да. И обязательно надо спрашивать с тех людей, которых мы выбрали.

 

– Вас удивило, что достаточно много людей на губернаторских выборах проголосовали за Ларису Егорову?

 

– 12 лет я занимаюсь партийной работой и 12 лет я не любила публичности, не была публичным человеком. Я женщина, социально направленная, всегда спокойно занималась этой работой. Меня очень волнует материнство, детство. Искренне это говорю, потому что сама мать. А сейчас меня прямо волной выбросило в эту публичность. Для тех, кто не знает, скажу, что я согласилась пойти на губернаторские выборы вовсе не потому, что захотела стать губернатором. Это произошло из-за того, что Иван Дмитриевич Грачёв ушёл из партии, меня сделали исполняющей обязанности руководителя регионального отделения. А ведь это абсолютно логично, когда лидер партии выдвигается в губернаторы? Поэтому когда говорят, мол, эти все спойлеры, не спойлеры… – это просто привязка, которая формирует негативное мнение. Конечно, в отличие от всех других кандидатов я была человеком новым и, честно говоря, самым народным кандидатом. Человек, который просто 12 лет назад вступил в партию и стал через 12 лет руководителем этой партии. Самое главное, что все народные проблемы, особенно социальные, я знаю изнутри. У меня нет бизнеса, я на заработной плате, в тяжелые времена растила двоих детей и прекрасно понимаю, как нелегко живётся людям. И, думаю, избиратели, когда голосовали, это почувствовали. То, что я женщина, сыграло свою роль, может, просто кто-то хотел меня поддержать как женщину. Потом я ходила на все дебаты и пыталась донести свою простую человеческую позицию. Я не говорила никакими заумными словами, я ими просто не владею. Я такая, как есть, и не пыталась понравиться. Людям я предложила свою социальную позицию, свою открытость, прямолинейность…

 

– Вы высоко оцениваете этот результат?

 

– Я высоко оцениваю результат и понимаю, что это возлагает на меня огромную ответственность. За меня проголосовали 7% – за человека, который не был ни на какой публике. И кампания у меня была более чем скромная. Это те люди, которые отдали свой голос действительно за меня. И понятное дело, что никогда я свою социальную политику не брошу, и те 2 закона, которые у нас лежат в Законодательном Собрании – о детях войны и о малом и среднем бизнесе, – конечно, мы их будем проводить. Конечно, мы сейчас будем готовиться к Госдуме. И всем, кому интересно, мы готовы рассказывать, как мы работаем и что мы делаем. Нам однозначно нужна поддержка людей. Вот сейчас я считаю, что нам очень нужен закон, исправляющий ситуацию с детскими садами. Мы не должны всё решать переполнением групп. Нужно понимать, что сейчас люди, рождённые в 1985 году, когда был пик, сами уже нарожали детей, а потом – помните, какой спад был? Скоро у нас детские сады опять чуть-чуть опустеют, главное – их удержать, а не превратить в парикмахерские или другие объекты, потому что потом снова начнётся всплеск. Воспитателей сейчас сократили – 3 воспитателя на 2 группы, а в группах по 40 с лишним детей. Я хочу сделать закон, по которому если ребенок в возрасте от полутора до трёх лет не получает ясельной группы, то маме должны выдавать пособие в размере прожиточного минимума – вот это сейчас моя наиглавнейшая задача, и я сейчас готова её через кого угодно донести. Если это сделаю не я, если это сделает Сергей Георгиевич, Олег Николаевич Кузнецов из ЗС или кто-то ещё – я буду только рада. Мне не надо записывать в заслуги, что это я придумала. Это моя основная задача, и я думаю, такие инициативы как раз и поддерживали люди, когда за меня голосовали.

 

– Хорошо. А теперь женский вопрос. Какой у вас любимый цвет?

 

– Ну, мне очень нравятся синий, зелёный. И жёлтый я тоже люблю – цвет нашей партии.

 

– Успехов вам, нам очень хочется, чтоб в политике работали такие люди, как вы – непосредственные, настойчивые, правдивые!

 

– Благодарю! И вам успехов!

 

Анна Костыляева

Иркутские кулуары

- Это фантастика! Часто езжу по стране, но ни разу нигде не встречал ничего похожего на ваш журнал. Иркутяне, вы жжете! Классное издание! Респект! Так весело и умно сегодня не пишет, кажется, вообще никто!

 

Борис Линчук, командировочный, г.Кемерово