вверх
Сегодня: 04.02.23
3.png

Журналы

О Фейсбуке… Чтоб ему!

Давайте не будем ханжами! Сетевые ресурсы (и вообще Интернет) открыли для нас новые миры. И пусть кто-то считает эти миры абсолютно виртуальными, а значит, этакими презренными, жизнь там – по своей наполненности, по контенту, как модно сейчас говорить – ничем не отличается от так называемого мира реального. Более того, иногда эти новые миры как раз помогают нам лучше понять реальность! И себя.

 

Наш новый автор Олег Жилкин уверен в этом, хотя и готов ненавидеть этот проклятый Фейсбук. Когда-нибудь. Потом…

 

Олег Жилкин. Родился в Иркутске. Жил на Украине, Сахалине, Северном Кавказе. В 1992 году с горем пополам окончил историческом факультет ИГУ. В юности мечтал сбежать за границу и развалить Советский Союз. Работал на стройках народного хозяйства, служил в стройбате, сотрудничал с различными подразделениями региональной исполнительной власти в области молодежной политики, а также с Центром независимых социальных исследований и образования. В 2008 году переехал в ближайшее Подмосковье. Автор трех серий телевизионного сериала «Детективы» на Первом канале. Самой большой творческой удачей считает роль врача-патологоанатома в телешоу «Федеральный судья». C 2012 года живет в г. Портленде, штат Орегон, в США. Воспитывает двоих детей, кота и собаку. Причём дети и кот – тоже коренные иркутяне. Самое яркое жизненное впечатление – работа кочегаром в храме Архангела Михаила в Иркутске. Профессиональный патриот – последние два года до переезда в США работал в Центре военно-патриотического и гражданского воспитания города Москвы.

 

Пришла мне как-то пора задуматься над смыслом жизни. Не своей, со своей мне все понятно, а – в общем задуматься. Пошел я, значит, по известному адресу, где эта функция раздумья прописана в качестве главной опции, и долго в эту опцию смотрел, пытаясь разглядеть в ней что-то мне доселе незнакомое, вымучивая из себя мысль, которая и так была ясна, как слеза ребенка: с Фейсбуком надо заканчивать.

 

Доброй славы мне это занятие не приносило, денег тоже, зато от полезных дел отвлекало здорово, что, возможно, и хорошо иной раз, но когда это отвлечение входит в привычку, то начинает по своим последствиям походить на запой. А ведь можно это время с пользой употребить, убеждал я себя: заняться искусствами, танцем например, пойти в колледж или получить спортивный разряд по шахматам наконец.

 

Надо сказать, что зависимость моя сформировалась не так давно, может быть, пару лет всего-то, поэтому я рассчитывал с ней легко справиться. Опять же жене хотелось доказать какой я волевой мужик на самом деле, а не то, что она думала обо мне всю свою семейную жизнь.

 

Воля – она решает всё, тут спору нет, но было ещё одно обстоятельство, которое меня сдерживало от принятия окончательного решения. Дело в том, что нахожусь я вдали от Родины, в полном от нее драматическом отрыве, так сказать, и поэтому фейсбучные контакты для меня едва ли не единственный способ поддержания духовной связи с отчизной, без которой, как известно, русский человек чахнет, гибнет и впадает в уныние.

 

Моей духовной отчизной является Иркутск. Так-то география моих проживаний неимоверно пестра, но люди, которых я хорошо когда-то знал, помнил и судьбой которых я продолжал интересоваться, несмотря на то, что уехал из города лет восемь назад, по преимуществу проживают здесь, в Иркутске.

 

И тут важно то, что люди эти, как на подбор, чрезвычайно активны. И в жизни активны, и в сетевой деятельности тоже. Оказалось, что следить за дискуссиями, в которых они участвуют, очень интересно, может быть, потому, что многих из них я знал лично, вместе с ними учился, работал или видел в телевизоре. Очень часто все эти обстоятельства знакомства совмещались в одном человеке, и это означало, что я знаком не просто с интересным человеком, а со знаменитостью, чёрт возьми, пусть и регионального значения. Но что такое региональное значение, когда весь мир благодаря коммуникационным технологиям превратился в одну маленькую деревню, где все друг друга знают или, если не знают, то легко могут познакомиться через Интернет.

 

Итак, когда мир сужается – масштабы теряют своё прежнее значение: Иркутск больше не провинция, а точка отсчёта.

 

Да, допустим, выбор точки отсчета выглядит произвольно, но не для иркутян же, которым и так известно, что Иркутск – середина Земли, и которые ведут себя так, как вели всегда, в полном соответствии и гармонии со своей вселенской миссией. Результаты недавно прошедших в области выборов эту претензию города на исключительность с блеском подтвердили. Я с огромным удовольствием в режиме онлайн наблюдал за провалом информационной политики действовавшей власти. И это я считаю главным достижений сетевой демократии года.

 

Возможность участия в сетевой жизни жителей города огромный бонус, которым нелегко пожертвовать по доброй воле. Если, конечно, у человека есть здравый рассудок, репутация или хоть малейшее представление о духовных ценностях и приоритетах.

 

По факту, у меня в полной мере не было ни того, ни другого, ни третьего. Жить без этого можно, но общаться на равных с людьми, у которых всё это в избытке наличествует уже по факту рождения, трудно. Люди, сталкиваясь в моем лице с оскорбительным пренебрежением к нормам духовной иерархии, сердились и в раздражении порой говорили глупости. Все это страшно веселило и здорово отвлекало от унылой западной сетевой действительности, где действуют нормы политкорректности и фейсбук в целом не столь политизирован и интеллектуально насыщен. Российский сегмент фейсбука не просто демократическая площадка для дискуссий, зеркало для публичных самолюбований, но и ринг в подворотне. Лучшее, что может произойти в фейсбуке, это драка, как мне кажется. Безумный головокружительный момент истины, когда сбрасываются маски, топчутся репутации, в том числе собственная, теряются интеллигентские навыки и профессорские сынки начинают разговаривать со своими оппонентами матом.

 

Так выяснилось благодаря Фейсбуку, что, в придачу ко всем своим недостаткам, я ещё задирист. Социопатия, агрессивность, нарциссизм не лучшие качества для приобретения и накопления сетевого капитала, поэтому он у меня такой жидкий, но что поделать... Важно, что есть и всегда были люди, которые любят тебя таким, какой ты есть. И это уже позитивный взгляд на вещи, который приходит с опытом – или уходит с ним.

 

В Новый Год хочется говорить о любви, поэтому нужно держаться курса. Благодаря Фейсбуку у меня появилось много новых интересных знакомых, потерять связь с которыми было бы жаль, на самом деле. Жаль – не жаль, но таково уж загадочное устройство психики, что мысль, даже самая дикая, однажды зародившись в моей голове, уже не покинет её по доброй воле никогда. Тем более мысль позитивная, поскольку я склонен к экспериментам по самоусовершенствованию.

 

Итак, в один миг я заблокировал все свои фейсбучные контакты на два месяца. Переход прошёл легко, без сопровождающейся ломки. За это время мне удалось прочитать две книги современных американских авторов на языке оригинала, пройти курс английского письменного в колледже, погрузиться в местную новостную среду. Я даже купил шахматную доску и взял в библиотеке книгу, посвященную дебютным началам этой древней как мир игры. Иркутск на время перестал волновать меня совершенно. И это был тревожный симптом угрозы потери самоидентичности. Я перестал чувствовать биение живого пульса планеты. Душу мою покрыла паутина равнодушия и скуки. Нет, конечно, все это чушь, на самом деле. Просто я съездил на праздники в Канаду, и мне захотелось поделиться впечатлениями. Я написал небольшой рассказ о поездке, и разместил фотографии в фейсбуке.

 

А через три дня на связь неожиданно вышел некто Андрей Фомин и предложил написать в новогодний выпуск его журнала что-то на тему социальных сетей… Это судьба, не иначе, решил я. Чем больше я думал над темой, тем яснее понимал, что вряд ли из этой затеи получится что-то хорошее. Однако, поскольку стимул попасть в новогодний выпуск журнала был очень высок, я сел писать всё равно. Одним из мотивов было острое неудовлетворенное желание побыть самозванцем. Всякому, кто вкусил удовольствия злить людей, хочется делать это вновь и вновь, во всё более извращённой форме. А любовь, скажете вы, – как же любовь, ведь ты обещал держаться курса?

 

Конечно, всё делается в мире по любви. И даже ругаемся мы от её избытка, я думаю. Главное, что мы есть, что мы можем что-то открыто рассказать о себе, не задумываясь о последствиях этой откровенности. Это трудно, рискованно, грозит потерей друзей и репутации. Я не знаю, ради чего. Ради зыбкого шанса узнать себя в других людях, быть может?

 

Air Jordan Олег Жилкин

Иркутские кулуары

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers