вверх
Сегодня: 01.02.23
14.png

Журналы

Кто и за что объявил информационную войну мэру Иркутска?

Вы как хотите… Можете, например, считать, что наиболее острым и интересным сегодня является, скажем, вопрос о том, почему новым губернатором Иркутской области стал именно Сергей Ерощенко, а не, допустим, Юрий Трутнев. Или вопрос о том, кто все-таки будет преемником Владимира Путина через сколько-нибудь там лет. Ведь будет же? И, кстати, через сколько – через 6 или 12? Мы не возражаем насчет актуальности всех этих вопросов. Но для нас настоящий вопрос вопросов формулируется сейчас все-таки несколько иначе. Вот как-то так:


Кому-то наверняка покажется, что тут нечего обсуждать. Мэр Иркутска недавно отчитался о проделанной за год работе, и депутаты городской Думы оценили его работу как удовлетворительную… Чего еще надо? А надо бы, по-моему, понять кое-что. Не помешает. Тем более что далеко не все в городе настроены столь же лояльно, сколь большинство городских депутатов. Недавно чуть ли не в каждом почтовом ящике появилась газета, буквально крушащая всё, что делается городскими властями. А почитать иные сайты – так и вовсе впадешь в интеллектуальную кому: а что, ёлки-палки, действительно происходит?

 

Что, в конце концов, происходит?
Все началось как-то незаметно и почти тихо. Статейка на сайте в Интернете, потом анонимные комментарии к ней же, критические высказывания губернатора, потом в Интернете появился сайт, полностью посвященный деятельности (а точнее, по версии авторов, – бездеятельности) мэра города. И вот за какой-то год все вдруг увидели – а мэра-то мочат! И по-серьезному мочат – так, словно на носу очередные выборы. Да не просто на носу, а как будто – максимум через пару недель. И мы решили порассуждать: а кто, и главное – за что, мочит мэра? Любим мы порасспрашивать людей знающих да порассуждать...

Ворон ворону не только глаз выклюет – он еще и контрольный выстрел сделает!
Большинство из спрошенных нами друзей–знакомых в медийной тусовке первым делом показали пальцем на портрет бывшего губернатора области. Мол, вы что, слепые? Не видите, что губернатор не любил мэра Иркутска, а уж возможностей проявить эту нелюбовь у него было – хоть отбавляй?
Оно и действительно – нежной дружбы между двумя этими руководителями исполнительной власти как-то не сложилось. И поступками, и словами Дмитрий Мезенцев не раз давал понять – Виктор Кондрашов плохой мэр, и он, губернатор, лично был бы не против того, чтобы вместо Кондрашова работал кто-нибудь другой.
Причем Мезенцев не только сам критиковал Кондрашова, но еще и давал это делать другим высокопоставленным персонам, обитающим в различных службах Большого Серого Дома. Например, на последнем отчете мэра перед горожанами, прошедшем буквально полтора месяца назад, из администрации области высадился целый десант чиновников. Высадился он в компании с несколькими депутатами Законодательного Собрания, и все эти люди весьма критически оценили отчет мэра. Указали, так сказать, на имеющиеся недостатки в работе Кондрашова. И дали понять: губернатор недоволен – меняй стиль работы, парень…
И менять-то что-то наверняка было, и есть, и нужно, только вот Мезенцева уже месяц как нет с нами, а «мочилово» никуда не делось. Значит, в одном ли Дмитрии Фёдоровиче была причина-то? Тем более что с новым губернатором оно тоже никуда не делось, хотя и происходит на фоне того, что с Сергеем Владимировичем (и тут мы переходим к самой достоверной информации в мире, то есть к внутрисеродомовским слухам) отношения у мэра вполне себе ничего – по крайней мере, они начали складываться.
Их обоих уже, как минимум, пару раз застукивали за длительным совместным времяпрепровождением, беседами. Да и вообще новый губернатор якобы наплевательски относится к любому пиару, и черному – в том числе. А следовательно, не может он одобрять такие методы разборок. Кто-то еще маячит, машет флажками…

Если друг оказался вдруг…
Другим источником чернопиарошной заразы опрошенные нами граждане специалисты по подноготной дружно объявили собственный для Виктора Ивановича Серый Дом. А точнее, посоветовали присмотреться к работающим в нем депутатам городской Думы и чиновникам городской администрации, доставшимся Кондрашову «по наследству».
Действительно: в здании на Ленина, 14 работает крайне мало людей, приведенных туда именно Кондрашовым. Подавляющее большинство тех, чей рабочий стул стоит в этом здании, получили этот самый стул задолго до того, как Кондрашов вообще начал думать о политике. И его никто из этих людей не звал на пост мэра.
Кроме того, есть еще люди, которые работали в Сером Доме, но после ухода Владимира Якобовского из кабинета последовали за своим патроном. И у всех этих людей есть хороший повод смотреть на мэра совсем другими глазами и – под другим углом. И там, где обыватель видит новый детский сад или отремонтированную дорогу, бывшие и нынешние чиновники вполне могут видеть нецелевое использование средств или кумовство при приеме на работу. Вблизи-то, как говорится, и не такое увидишь. А уж перенести это видение в публичное пространство и вовсе нет никакой проблемы – были бы деньги и обиженные СМИ, которые радостно подхватят тему… И в пользу этой версии причин и заказчиков разгула критики городских властей – масса аргументов. Однако безоговорочного доверия она тоже не вызывает.
В первую очередь из-за того не вызывает, что предшественники Кондрашова страдают одной трудноизлечимой болезнью – они крайне непубличны. Задайте себе вопрос: сколько раз после отставки с поста мэра вы видели «на людях» Владимира Якубовского? А ведь он из Иркутска никуда не уезжал! Да чего там: он ведь занимает весьма публичный пост – сенатор! А вот не видно человека – хоть ты тресни.
Да и человека, способного организовать медийную кампанию в СМИ тихо и незаметно, в окружении «бывших» нет. Нет- нет, мы знаем, что деньги творят чудеса, но как раз таких чудес почему-то от команды Якубовского никто и никогда не видел. Хотя именно Владимиру Викторовичу молва приписывает «коммунальную войну» с Кондрашовым, давайте будем честны сами с собой – ну разве так ведутся настоящие информационные войны? Половина горожан уже и забыла, что Кондрашов год назад предъявлял какие-то претензии крупным управляющим компаниям города, возникшим как раз при предыдущем мэре. Мы даже до сих пор не знаем, кто является их реальным собственником, мы не знаем – чем там все закончилось. Или просто все замерло – на время, а то и навсегда?

Герои-одиночки не перевелись
Между тем, на наш взгляд, имеет право на жизнь и версия о том, что Кондрашова могут мочить просто люди из СМИ, ведомые исключительно своим внутренним убеждением. Оно и правда: большая часть качественных «наездов» на мэра имеют первоисточником одного автора и транслируются одним сайтом. И по одной простой причине: за внешне красивой витриной отношений мэра и массмедиа кипят нешуточные страсти. Не секрет, что каждый год мэрия (как и администрация области) заключает со СМИ так называемые «договоры информационного обслуживания». И каждый год процедура заключения договоров превращается в своеобразный чемпионат по «мерянью пиписьками». Каждый владелец или редактор газеты или телеканала убеждает чиновников, что именно его средство массовой информации является лидером в области формирования общественного мнения в городе. А бывают еще и открытые конфликты, когда то или иное СМИ вообще лишается бюджетных денег. И вот тут, после этого, начинается шоу «у нас открылись глаза!». Вий отдыхает…
Один из городских сайтов лишился контракта с мэрией на сумму 1 (Один) миллион рублей в год, и – его редакционная политика резко поменялась. В городе сразу стало невозможно жить под руководством «кровавой кондрашовщины». Нетрудно предположить, что в случае заключения договора с данным сайтом управление городом мгновенно улучшится буквально за день–два. Потому-то и критика в адрес мэра профессионалами от СМИ никогда не переходит неких рамок приличия. Ибо взрывать «дорогу к кошельку» – не в правилах иркутских массмедиа. Да и ополчись они на мэра по-настоящему – и инструментарий, и темы «гнобежа» были бы гораздо разнообразнее. А значит – и эффективнее.

А может, ты все-таки обидел кого серьезного, милок?
Это очевидно: к медийным войнам обычно склонны люди, находящиеся в открытом и публичном противостоянии. И пока такое противостояние у мэра только одно – с городскими строителями. Оговорюсь: далеко не со всеми строителями, конечно, и даже не с основной его частью. Но точно с теми, кто лишился своих строек. Мэр – причем в лучших традициях непубличной политики – добился решения о сносе 15 зданий, незаконно построенных в городе. И первый снос состоится буквально в течение ближайших двух недель.
А каждый сносимый дом – это не только миллионы долларов неполученной прибыли. Это еще и миллионы долларов убытков для тех, кто строил и покупал незаконное такое жилье. Мэрия никогда не афишировала несколько важных и потенциально капиталоемких решений. Например, что 90% всех действующих разрешений на строительство выдано еще при Владимире Якубовском и Александре Тишанине. Что в городе была даже система узаконивания незаконных строек, и она теперь практически прикрыта. Что строительное лобби «пробует на зуб» нового мэра с первых дней его работы: мало кто помнит 200 поправок в Генеральный план города, а ведь большинство из них были, как утверждают специалисты, попыткой узаконить как раз ту самую точечную застройку.
Вот и давайте теперь зададим себе вопрос: сколько вы заплатите, зная, что вас через несколько месяцев лишат миллионов долларов прибыли? Будете ли вы сидеть «в окопе» или пойдете в атаку на своего противника? И найдете ли вы союзников из числа обиженных СМИ или смиритесь с судьбой и просто будете сидеть сложа руки?

Мэру для примеру
В качестве отступления порассуждаю (надеюсь, читатель простит мне такую любовь к умничанью?) сначала, что идеальный мэр любого города – это политик, опирающийся на поддержку как жителей, так и городских элит. Да: и еще имеющий довольно самостоятельный, не зависящий от влияния крупных корпораций или других серьезных влияний городской бюджет. Кондрашов оказался в таком контексте, в котором в его пользу лишь одно из этих слагаемых: поддержка горожан.
Действительно, в городе пока нет организованных общим интересом массовых групп горожан «снизу», противостоящих мэру по какому-то аспекту внутригородской жизни. Более того: опросы показывают, что уровень доверия к мэру и его команде, рейтинг – высоки. Простые люди по-прежнему ждут от городской власти позитива. А вот люди непростые, так называемые элиты, позитива этого не ждут. Элиты видят в Кондрашове откровенно случайного человека, занявшего чье-то чужое место, и не стремятся его откровенно поддерживать. Нет, глядя ему в глаза, все чаще улыбаются, чем хмурят брови. Разве что депутат Думы Алексей Красноштанов открыто изъясняется. Но он один, а вот ЗА глаза…
За глаза о Кондрашове говорят многие, много и всякого. А за спиной при этом пытаются вырулить туда, куда привыкли рулить в бытность мэром Владимира Якубовского. И дело не в том, что при Якубовском в городе было как-то совершенно ужасно или противозаконно, а в том, что сложилась своя система приоритетов и интересов, и эта система была на руку определенной группе лиц, которую, наверное, и можно было называть хозяйствующей, командующей, реально властвующей в городе.
Сейчас эта группа всё больше и больше теряет такую власть. Худо-бедно, но Кондрашов за время своего мэрствования «ушёл» основную часть прежней команды. Вон даже вечная, казалось бы, Светлана Домбровская, отвечавшая за культуру, и то покинула свой пост, тогда как ее областная коллега Вера Кутищева, к которой, кстати, куда больше вопросов, вполне себе благополучно «руководит культуркой» до сих пор. Но мэру, как мне кажется, необходимо сделать окончательный выбор: а пытаться ли вернуть благоволение и контакт с прежней хозяйствующей элитой, что в принципе возможно – за счет торговли землей, должностями, разрешениями на строительство и прочая, прочая, прочая… Или, быть может, надо просто озвучивать, кто и в каких интересах противостоит мэру и его команде, – чтобы городское сообщество, простые люди знали, что происходит? И сами уже решали, кого поддерживать, а кого нет?
Лично я за такой вариант развития событий – обеими руками. Заодно и уровень публичности бы в городе повысился. А с публичностью ведь какая штука хитрая происходит? Люди привыкают к ней и к новой плоскости разговора с властями (да и друг с другом), и потом вернуть их на прежний уровень – когда власти чего-то там себе закулисно решают, а плебс утирается в тряпочку – крайне трудно. Почти невозможно. И это же хорошо!
Судя по всему, мэр еще не определил, а насколько же ему нужно благоволение элит, и нужно ли оно вообще. И заодно – верит ли он в благоволение простых горожан. А потому непонятными остались и некоторые вопросы – кадровой политики, например.
За прошедший год в администрации и контролируемых ею муниципальных предприятиях произошли буквально революционные изменения. Ушла с должности бессменный в течение более 15 лет первый заместитель мэра по финансам Галина Зюбр. Сменились начальники нескольких служб и отделов городской администрации. Новых руководителей обрели несколько муниципальных предприятий, в том числе МУП «Иркутскавтодор», получающее из бюджета ежегодно более 800 миллионов рублей на содержание городских дорог. Со скандалом состоялось назначение председателя городской Контрольно-счетной палаты. И все эти назначения и отставки остались без освещения мэром в публичном пространстве. Совершенно напрасно, как мне кажется. Люди бы поняли, что к чему!
А так лишь множатся вопросы к самому мэру. Кто все эти вновь назначенные люди? По какому критерию они получили свои должности? Какие задачи ставятся перед новыми чиновниками, и какие задачи провалили чиновники старые? Виктор Кондрашов рискует быть непонятым уже не только элитами, но и тем самым городским сообществом, избирателями. Недостаток публичности сыграет в этом решающую роль…
2011 год был очень успешным с точки зрения наполнения городского бюджета. В том числе и потому, что почти 4 млрд рублей город получил из бюджетов вышестоящих уровней. Но юбилей города прошел, и возникает резонное волнение – а что дальше? Перед городом стоит масса проблем, а откуда возьмутся финансы для их решения? Да, мэрия делает хорошие, сильные шаги в том направлении, которое поможет увеличить налогооблагаемую базу: опекает малый и средний бизнес, сформулировала запрос на инновационную деятельность. Но для городского бюджета нужны на порядок более крупные суммы, чем всё это способно принести в обозримом будущем. В теории, деньги у города могут быть, и это те деньги – свыше 3 млрд рублей, что составляют налог на доходы физических лиц в Иркутске и уходят в бюджет региональный. Но вот вернутся ли они – для решения проблемы школ, детских садов и городских дорог, – непонятно. И неизвестно, что собирается предпринять мэр, чтобы заполучить их – хотя бы частично. А потому беспокойно – за него и за город в целом. Не сильно, признаться, но все же беспокойно.

В cухом остатке…
А в сухом остатке у нас два умозаключения!
Под пунктом первым умозаключение такое… За год (а точнее все-таки за два последних) мы получили убедительное подтверждение того, что мэр хочет видеть Иркутск не таким, каким его видели прежние правители, а – новым. Если не возражаете, скажу даже так: «Пацан сказал – пацан делает!» Как умеет…
При этом образ нового Иркутска весьма привлекателен, интересен. Тот, кто бывал за рубежом, подтвердит: наш город, с одной стороны, приобрел нечто такое, что роднит его с европейскими городами (все эти уличные скульптуры, скверы, граффити по сути являются ничем иным, как элементами, обеспечивающими более высокое качество городской среды), а с другой – он приобрел нечто такое, что подчеркивает его аутентичность, оригинальность, своеобычность. Мы же об этом мечтали черт знает с каких пор!
Мэрия старается внедрить скандинавский опыт: городской бюджет все плотнее переориентируется на потребности молодежи, а особенно – молодых мам. Отсюда и проекты перинатального центра, новые детские сады и дворовые площадки. Скандинавы давно доказали: забота о молодых больше развивает городскую среду, чем забота о пожилых горожанах. А капиталоемкие проекты, собирающие лоббистов и коррупционеров всех мастей, постепенно сворачиваются,
И, между прочим, поведение многих молодых иркутян подчеркивает, что дорожка, нащупанная администрацией города (или всеми нами?), имеет верное направление. От молодых людей все чаще и чаще приходится слышать не привычный гундеж по поводу места рождения и жительства, а нечто такое, что при определенных обстоятельствах можно расценивать и как гордость за город. Как интерес к его перспективам. Как точку в предложении (и настроение, конечно, тоже) «Хочу остаться жить в этом городе навсегда».
Но вот второе умозаключение пока не дает этой точке стать жирной, бескомпромиссной, окончательной. И связано это умозаключение с некоторой нерешительностью мэра в конструировании, создании этого нового Иркутска. А по сути – в проведении реформ.
Год назад город получил более 1,5 миллиарда рублей на дороги, и мало кто знает, что вместе с деньгами были получены и подрядчики. Теперь часть вновь отремонтированных дорог развалилась. Ну и где виновные? Кто их знает, и почему не знает? И политика «я ни с кем публично не ссорюсь» в данном случае работает против города и горожан, а значит, и против самого мэра. Ей-богу!
А Кайская роща? Там как-то, прошла информация, запретили стройку и создали охраняемую природную зону. Но вскоре после этого… разрешили достраивать то, что уже начали строить, и разрешили только потому, что были задеты интересы опять же очень влиятельных персон. Но каких? Народ хочет знать своих «героев». И народ вполне способен показать этим «героям», где, извините, раки зимуют. И покажет. Вы только намекните, товарищ мэр. Вы только попросите помощи!
Народ пока еще верит, что вы, как мэр, работаете не на свой карман, а в интересах города. Впрочем, смотрите пункт первый…


Алексей Васильев

 

adidas Yeezy Slides September 2020 Release Date

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ЕСЛИ Б «КУЛУАРОВ» НЕ БЫЛО, ИХ СТОИЛО БЫ ПРИДУМАТЬ. МЫ ЖЕ НА ВАШИХ МАТЕРИАЛАХ СТУДЕНТОВ УЧИМ!"


Юрий Зуляр, доктор исторических наук, зав. кафедрой политологии и отечественной истории исторического факультета ИГУ

Gifts for Runners