вверх
Сегодня: 27.05.19
10.png

Журналы

Так враги мы уже или нет?

Это хороший вопрос: «Кто России и русским настоящий и первый враг?» И тем более он хорош тогда, когда из США пришла новость: один их влиятельный перец нас-то точно объявил врагами – своими и своей страны… А у нас же во вражеском логове теперь живет свой человек. Её мы и спросили насчет американцев:

 

«I’m saying in terms of a geopolitical opponent, the nation that lines up with the world’s worst actors, of course the greatest threat that the world faces is a nuclear Iran, and nuclear North Korea is already troubling enough, but when these terrible actors pursue their course in the world and we go to the United Nations looking for ways to stop them, when [Syrian President] Assad, for instance, is murdering his own people, we go to the United Nations and who is it that always stands up for the world’s worst actors? It is always Russia, typically with China alongside, and so in terms of a geopolitical foe, a nation that’s on the Security Council, that has the heft of the Security Council, and is of course a massive security power — Russia is the geopolitical foe»


(Из выступления Митта Ромни)


Давайте начнем с товарища Митта не-нашего Ромни, раз уж информационная действительность сама предлагает предмет для разговора. Первое, что сразу неплохо бы сделать, это все-таки восстановить контекст, в котором прозвучала скандальная фраза. Вот она, цитата – в абсолютном оригинале. Ромни все-таки говорит не о вражде как таковой, а, прямо скажем, о непростом взаимодействии США с Россией в ООН. Россия ведь, будучи наряду с Китаем постоянным членом Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, часто блокирует инициативы Штатов в ООН. 
В продолжении этого интервью CNN Ромни потом еще скажет, что Россия конечно же не является военным противником Америки. Однако всего лишь фраза – точнее, пять ее последних слов оказались насколько хлесткими, что мгновенно разлетелись по всем СМИ.
Причем не только российским. На многочисленных американских телеканалах, радиостанциях и в газетах это стало темой дня, и даже не одного.
У меня в тот день работал канал CNN. Короткой строкой в заголовках, отдельным сюжетом в новостях, сквозной темой в межпрограммных блоках звучало «Россия – враг или друг?». Но на откровенно, даже провокационно заостренный вопрос большинство гостей в студии все-таки отвечали: «Он это серьёзно? Как будто у нас нет проблем с Ираном!» или «Ребят, да бросьте вы! Конечно, Россия не враг».
Нет, американские журналисты не святы. Есть и у них свои леонтьевы с «однако», и ухмылки в эфире во время комментариев, эмоциональные реакции и просто стереотипы в мышлении. После шпионского скандала с разоблачением Анны Чапман и ее друзей чуть ли не все газеты в Нью-Йорке вышли с красной звездой и серпом и молотом на первой полосе. «Информация может быть о чем угодно, но причем тут серп и молот со звездой? Уж 20 лет, как нет той страны, а вы все...», – говорила я тогда знакомым американцам.
Бывает и такое: в эфире Fox News видео беспорядков (точнее, практически погромов) в Греции наложили на текст про митинги в Москве. А примерно за год до этого случая в эфире CNN в рассказе о каком-то выступлении несогласных в российской провинции использовали видео с Манежки (во всей, естественно, красе ситуации). Но и Fox, и CNN потом извинялись в эфире за свои ошибки. Уж не знаю, что там у них приключилось, но ни в том, ни в другом случае я не склонна искать злой умысел. Скорее, банальнее всё и проще – как, увы, это случается в любом журналистском коллективе. Не та метка на архивном файле, спешка перед эфиром, монтажер, в конце концов, не знает, как выглядит Москва и как там у этих русских все бурно было, а в тексте – слова про «столкновения с полицией».
На моей памяти столько случаев откровенных ляпов в эфире, за которые до сих пор густо краснеешь. Информация до выхода в эфир проходит многоступенчатый фильтр: автор, редактор, монтажер, режиссер, выпускающий редактор. И тем не менее – периодически что-то этакое проскальзывает.
Вообще, сама природа телевизионных СМИ, эта склонность выдрать фразу, подложить картинку позабористей делает зрителей заложниками индивидуальной – даже не профессиональной порой, а элементарной человеческой – чистоплотности журналиста. Можно ведь, знаете, такого навыдирать, что потом крайних не найдешь.
В сентябре прошлого года на Штаты обрушился очередной ураган. Впервые за много лет ураган такой силы двинул в сторону нью-йоркских небоскребов, и никогда еще город не готовили к эвакуации. Мне звонят коллеги с НТВ: «Расскажи, что и как, ты же в эпицентре событий?». И я рассказала: как получали уведомления об эвакуации, как запаслись едой и водой, как готовились люди на соседних улицах и как ничего страшного в Нью-Йорке в итоге не произошло. Но в эфире мой текст перекрыли картинкой из тех штатов, где ураган «повеселился» всерьез. При том, что вообще-то штат Джорджия и штат Нью-Йорк – две большие разницы. Да кто там на эфире особо разбирается в американских пейзажах!
Кстати, потом я включила наш «Первый» канал (профессиональная привычка – отслеживать, кто из коллег и как отработал тему). И собственный корреспондент «Первого» в Нью-Йорке, прогуливаясь по обочине какой-то автострады, не слишком сурово подтопленной водой, рассказывала зрителям, что в Нью-Йорке ураган был такой силы, что качались (!) небоскребы, а городские таксисты в разы подняли стоимость проезда (и это еще более несуразная ложь). Я просто потеряла дар речи – зачем врать? Не то чтобы та-аак врать, а вообще в-р-а-т-ь – зачем?
Накануне президентских выборов в России по просьбе коллег с 5 канала я писала интервью с одной нашей бывшей соотечественницей. Сказали – для аналитического материала об особенностях выборной системы в Америке для итоговой информационной программы. Героиня интервью потеряла сына 11 сентября 2001 года, когда самолеты террористов протаранили башни-близнецы в Нью-Йорке. В разговоре она постоянно уходила в какие-то детали и воспоминания. И вот в какой-то момент упомянула о том, что спустя несколько лет после трагедии участвовала в митинге памяти жертв тех событий: «Это было на Манхеттене. Собрались тысяч 12 человек, все улицы были заполнены людьми».
Казалось бы, к теме разговора о выборах это не имеет ровно никакого отношения. Однако корреспондент 5 канала взял именно эту часть синхрона да еще подытожил её словами: «Результаты выборов устраивают далеко не всех, и тогда возмущенные люди выходят на митинги протеста». (Цитаты привожу по памяти, потому что после моих гневных писем в редакцию сюжет просто удалили с сайта телеканала.) Здесь я уже потеряла не просто дар речи, а, как сказал бы Остап Бендер, веру в человечество! А если без шуток, то, по крайней мере, – была сурово опечалена журналистской частью этого самого человечества.
Практически каждый день я встречаю в российских СМИ информацию из Соединенных Штатов Америки. Риторика зачастую антиамериканская, и нередко – резко анти. А что Россия в американских СМИ? Конечно, тоже звучит, но – гораздо реже. В разы.
Америка вообще зациклена исключительно на собственных проблемах. Меня в свое время очень удивил канал CNN в его американской версии (в России смотрят в основном CNN International, а это иновещание – для других стран), а следом и остальные американские телеканалы. Несколько преувеличивая, можно сказать, что это «Местные ТВ-новости». Почти 100 процентов эфира связаны с Америкой: реформа образования, расследование громкого убийства в штате Техас, растущий разрыв в доходах в среднем по стране, пожар в Калифорнии, митинги протеста у здания Верховного суда в Вашингтоне, как поддержать малый бизнес, пострадавший от разлива нефти в Мексиканском заливе, и прочее, прочее, прочее. Только – США.
Иностранные журналисты жалуются: взять интервью у американского сенатора практически невозможно, потому что иностранная пресса сенаторам неинтересна: она не работает для американских налогоплательщиков – так какой смысл тратить время?
Новости о событиях в мире даются лишь в том случае, если это имеет непосредственное отношение к стране или это действительно громкое событие из разряда землетрясения в Японии и крушения лайнера в Италии. Но даже в этих случаях в первую очередь ищут всё, что связано со своими: американские туристы на Конкордии, американская учительница в японской провинции и так далее. И на вопрос «А что там ООН по Гондурасу заявил?» местные афони точно не знают ответа, если только их президент не открывал рта по этому поводу.
Мы в такой картине мира появляемся довольно редко. Мы вообще преувеличиваем свою роль и место применительно к жизни и желаниям американцев. Нам всё кажется, что они чего-то там такого недоброго о нас думают. Но в том-то и дело, что они – если отсканировать информационное поле – и вовсе не думают о нас. Практически нет им до нас дела. Проведите простой эксперимент: наберите в англоязычном поиске на сайте любого американского телеканала или газеты слово Russia. А следом, например, China. А потом для сравнения France или Canada. И сразу станет ясно – кто настоящий ньюсмейкер в глазах американцев. Это точно не мы!
Мне сложно сказать, какую информацию они о нас получают помимо медиаисточников  – в школах, например, на уроках истории или экономгеографии. Я вообще за то, что если и говорить об этом, неплохо хотя бы в учебник для начала заглянуть. Весьма приблизительное суждение могу составить лишь по тем вопросам, которые мне все время задают, – причем не только американцы, а буквально люди со всего света (не зря же Нью-Йорк прозвали melting pot). Свидетельствую: никому не интересны наши самовары с матрешками, зато народ демонстрирует удивительную информированность в некоторых наших внутренних процессах.
– В России полиция останавливает человека, требует паспорт и забирает деньги, – сказал как-то преподаватель физики из Китая.
– А правда, что в Петербурге тебя могут убить только за то, что ты черный? – этот вопрос задал студент из Франции.
– У вас в стране власть захватила коррумпированная мафия, а алкоголизм – на первом месте среди причин смертности. Нам об этом профессор рассказывал на лекциях, – заявила одна студентка, тоже из Франции.
– Русский язык – такой сексуальный! – это мнения телевизионного продюсера из Бразилии и французской оперной певицы.
– Вы даже в космосе не можете без водки. Я смотрел документальный фильм по ТВ – там сказали, что ваши космонавты пьют даже на орбите, – подтвердил инженер из Германии.
– Русские, вы единственные, кто говорит «нет» американцам! – убежден сотрудник немецкой авиакомпании «Люфтганза».
А Митт Ромни... Он из поколения, выросшего в годы холодной войны. А «поднявшегося» в самые горячий период этой холодной войны. Страшное дело! И, конечно, он мог бы быть поаккуратней на язык – все-таки на серьезный, ответственный пост в своих больших мечтах претендует. И это многие здесь понимают. Вон уже вице-президент страны Джо Байден и госсекретарь Хилари Клинтон вслед за президентом России Медведевым высказались по поводу его комментариев, поставили, так сказать, на место.
Хотя Митт Ромни, заметьте, ведь даже еще не кандидат в президенты. Он всего лишь кандидат в кандидаты в президенты США, и еще не факт, что именно он будет противостоять Обаме в предстоящей гонке за кресло в Белом доме. Однако резонанса своим высказыванием он добился невиданного – я вот что-то не помню, чтобы риторические удары Жириновского или Зюганова в адрес Америки становились новостью номер один в заграничном эфире. А вот Ромни сумел попасть в топ новостей по ту сторону океана. Только вот… Какое – по большому счету – нам-то до него дело, а?


Оксана Галькевич, Нью-Йорк


P.S.: На днях один из коллег, работающих в Нью-Йорке, разместил у себя в Facebook предвыборный ролик республиканцев (Ромни, как вы знаете, наверное, тоже из этой партии), в котором президента Обаму обвиняют в работе на Россию.
– Скоро здесь заговорят о кремлевском обкоме и о проплаченных им акциях «Occupy Wall Street»... – прокомментировал он видеоклип.
Было бы забавно такое услышать!

 

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Другие материалы автора

ЖУРНАЛ В СОСТОЯНИИ ДОБЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ ТАМ, ГДЕ ДРУГИЕ ДАЖЕ НЕ ИЩУТ


Сергей Вагаев, основатель проекта «100 друзей»