вверх
Сегодня: 04.02.23
1.png

Журналы

Шанхайка. Всё по-новому!

 

 

Вокруг этого вопроса много споров. Как всегда! И название какое-то… непонятное! Уж любим мы спорить и стараемся всякую возможность использовать! А с другой стороны – почему нет? Ведь то, каким мы сегодня запланируем, сделаем и назовём центр Иркутска, таким он будет многие и многие годы. И даже, возможно, столетия!

 

– Я могу честно и откровенно сказать, что на протяжении существования всего этого безобразия, которое мы называем «шанхайкой», Виктор Кондрашов – первый руководитель города, у которого хватило политической воли, чтобы это сделать, – начинает свой рассказ Алексей Козьмин, один из руководителей проекта обновления «шанхайки». – Дай Бог, хватит сил и воли, чтоб довести это до конца. Проект уже в реализации – старая деятельность сворачивается, переговоры с собственниками идут, они готовы строить по-новому. Это серьёзное качественное изменение в городской политике. Когда я баллотировался в мэры (помните? в 2007 году), у нас была с ребятами символическая акция «Сожжём шанхайку!». Я разговаривал с людьми, занимавшими тогда в мэрии высокие посты, спрашивал: когда мы реально покончим с этим ужасом в центре города? Мне отвечали: «Алексей, мы всё понимаем, и нам это тоже не нравится, но охрана нам по закону не положена, за свой счёт нанимать мы не можем. А нанимать придётся!». Потому что понятно было, это – гигантские обороты, в том числе криминал, «чёрные» деньги. И консолидация усилий, которая произошла нынешней весной, зачистка этой территории – я считаю, заслуга мэра Виктора Кондрашова. Ему удалось то, что не получилось у предшественников. И это – исторический момент. Надо было разбираться и ставить точку, как с Черкизовским рынком в Москве.

 

– Да, ситуация очень похожа. Другое дело, что на месте Черкизовского рынка никто не собирается делать что-то такое, как у нас. Там, наверное, уже пошли высотки, да и всё!

– Я не знаю, не следил за этим вопросом, но думаю, там точно что-то возникнет, если уже не возникло – в Москве земля дорогая. Но у нас-то это центр города, где много памятников архитектуры, где другие регламенты – мы же не можем так просто взять и построить всё, что хотят собственники, или всё, что хотят архитекторы, например.

 

Сибирская Лаборатория Урбанистики (SiberianUrbanLab ), руководителем экспертного совета которой является Алексей Козьмин, в сотрудничестве с иркутскими, московскими, французскими архитекторами по заданию администрации города подготовила и представила концептуальный проект развития городской среды на территории бывшей китайской барахолки. Там переплетётся много функций – и общественная, и рекреационная, и торговая. Будет насыщенно и красиво!

 

– Вы сейчас на каком этапе? Прорисованы только эскизы? Можно уже понять, где находится тот или иной магазин?

– Нет, это мы и не прорисуем – если только в самом-самом последнем варианте рабочей документации. Сейчас пока понятно функциональное зонирование: где будут торговые помещения, где гостиница, где офисы, а где жильё. А чем будут торговать? Ну, есть определённые ограничения на тип помещения, в котором будут продавать продукты или готовить еду. Но на данном этапе нам важно, чтобы всё было взаимоувязано, обязательно должен быть микс функций.

 

– Слово «полифония» мне нравится. Полифония занятости…

– Да, и обязательно должны быть жители, которые живут там временно и постоянно, гостиницы, арендное жильё – доходные дома и жильё постоянное.

 

– Доходные дома?

– Представьте, у нас такие предусмотрены, более того, есть собственники, которые в той части города готовы строить именно доходные дома. Так вот, если функции смешанные, у нас не происходит вымирания этой территории в какие-то определённые часы. Там всё время кто-то есть, это всё время жилое и живое место.

 

– А места для развлечений?

– Мы выделили общественные пространства, их необходимо сейчас зарезервировать, чтоб там ничего нельзя было построить.

 

– Что тоже у нас возможно, теоретически говоря…

– Если не принять жёсткие градостроительные регламенты, которые по закону мы можем принять, то риски того, что проект будет реализован совсем в другом виде, есть.

 

– Но пока взаимопонимание с мэрией, с собственниками присутствует?

– С мэрией взаимопонимание есть, с собственниками гораздо тяжелее. В целом мы поняли друг друга по функциям помещений, плотности застройки, по этажности. Это отфиксировано, но некоторые нюансы связаны с тем, что мы считаем – здесь должна быть гостиница, а собственники хотят офисы и торговлю. Тут надо ещё разговаривать, договариваться, это уже более тонкие предметы.

 

– Кому охранников придётся нанимать в этот раз?

– Ну, мы постарались сделать проект исходя из того, что благосостояние собственников будет расти. Их земля должна приносить им доход.

 

СПРАВКА: Сибирская Лаборатория Урбанистики создана в 2012 году на основе партнёрства российских и европейских архитекторов и урбанистов. Именно на стыке российского и зарубежного опыта возникают проекты, учитывающие мировой опыт, взгляд со стороны и адаптированные к российским реалиям, нормативной базе и климатическим условиям. Лаборатория занимается проектами регенерации и модернизации городской среды, осуществляет разработку мастер-планов городских микрорайонов и загородных поселков, проектирование общественных пространств и транспортных решений для городов. В своей деятельности сотрудники и эксперты Лаборатории ориентируются на передовой мировой опыт развития городов, руководствуются принципами экологичности и устойчивого развития, комфорта среды обитания. Лаборатория работает по уникальной методологии, создавая индивидуальную команду для каждого проекта. В команде обязательно работают молодые архитекторы и урбанисты, которые привносят энергию и свежий нестандартный взгляд на решение поставленных задач.

 

Член экспертного совета Сибирской Лаборатории Урбанистики Сергей Маяренков – один из самых молодых участников проекта обновления областного центра – рассказывает, насколько тщательными были юридический и градостроительный анализы ситуации на «шанхайке», над ним работали 70 человек. Вначале с вертолёта сфотографировали все объекты, изучили все доступные материалы по собственникам: какие участки в частном владении, какие принадлежат муниципалитету, какие – области, где право собственности не разграничено. Нашли нестыковки – в границах участков, в видах деятельности – разрешённых и существующих. Отметили охранные зоны, оценили интенсивность транспортного и пешеходного потоков – по времени, по дням недели, в различных точках кварталов. Анализ ситуации занял около полугода: с декабря 2013 года по май 2014-го. Второй этап – детальное проектирование и согласование с владельцами участков – начался в июне 2014 года. Шанхайка оказалась нанизанной на один из главных городских маршрутов и, конечно, нуждается в преображении:

 

– В Иркутске когда-то была хлебная площадь – на месте нынешнего цирка, и торговая – сейчас там Торговый комплекс и Центральный рынок. Между этими «магнитами» со временем появилась улица Урицкого с многочисленными магазинами. В 1990 годы эта ось раздвинулась – на месте станкостроительного завода появился торговый центр «Меркурий», а в цехах завода карданных валов – ТЦ «Иркутский», и «шанхайка» тоже оказалась нанизанной на этот маршрут. В перспективе его можно замкнуть – через Центральный парк культуры и отдыха, при этом ЦПКиО получит вторую жизнь, 130-й квартал, бульвар Гагарина, далее через Нижнюю Набережную, хотя там, конечно, ещё нужно привести в порядок участок в районе бывшей чаеразвесочной фабрики, вновь на сквер Кирова и ТЦ «Меркурий». Этот маршрут уже фактически сложился сам, над ним надо немного потрудиться – и город получит хороший променад.

 

На самом деле, качественная пешеходная улица, идя по которой можно познакомиться с местными достопримечательностями, пошопиться и перекусить, это – достояние любого уважающего себя города. Особенно грамотно всё выглядит, если улица заканчивается, или начинается, или включает в себя местный рынок. Возможно, нам, местным жителям, это и не кажется таким уж важным и необходимым. Но вот иностранные эксперты всерьёз акцентируют на этом внимание. Француз Николя Бушо (Nicolas Buchoud ) – глава компании «Ренессанс Урбан» – входит в экспертный совет Сибирской Лаборатории Урбанистики, он тоже участвовал в проекте преобразования нашей «шанхайки» и привнёс много интересных идей. В том числе, он считает, что сама по себе живая торговля, когда много продавцов и много покупателей, – это очень большая ценность для города, его жителей и гостей. Когда не гипермаркеты встают безликие, а есть живое общение. И то, что сейчас пытается сделать городская администрация с Центральным рынком – его обновляют, вводят новый формат, – это тоже важно, потому что рыночные площади всегда были центрами и общения тоже. Не только покупок, но и разговоров, обсуждения новостей. И коммуникация, коммуникационные площадки – одна из самых главных вещей, которые должны быть в современном городе. Все колоритные, все аутентичные… Если делать настоящий рынок настоящих фермеров, конечно. А фермеров у нас уже хватает сейчас, только все они пока сидят в Интернете, и продукты свои тоже продают через Интернет.

 

– Да, конечно, у нас была такая задача – создать насыщенное функциями пространство внутри Иркутска, в его центре, по которому приятно будет ходить, – продолжает Алексей Козьмин.

 

– Что, вообще не будет транспорта в центре?

– Почему же, транспорт будет – и общественный, и личный, но не везде. Транспорт будет сильно ограничен – это касается и парковок на тротуарах, и мощения, и специальных мер по замедлению движения. А пространство для пешеходов расширяется. У нас в проекте большая часть посвящена транспорту, мы по этому разделу приглашали москвичей, они делали с нашим Техническим университетом исследования и эскизный проект. Сверхзадача такова: транзитный транспорт из центра города убрать вообще! Понятно, что это задача не одного года и даже не пяти лет – это долгосрочная стратегическая задача. Но к этому нужно идти поэтапно. То есть должен быть план действий. Через центр города должно стать невыгодно ездить насквозь – и тогда у нас трафик, по некоторым оценкам, в центре упадёт в два раза. Например, если вы едете из Солнечного в Ново-Ленино, вам должно быть выгодно проехать в объезд, либо по правому берегу, либо по левому – но только не соваться в центр. Потому что вы знаете, что в центре максимальная скорость 15 км/ч с учётом светофоров, искусственных ограничений и так далее – вы будете очень долго ехать. Но при этом, конечно, в городе должен быть транспортный каркас, который позволяет обтекать центр.

 

– Алексей, но вот вы же сейчас живёте в Томске… Ну что вам за дело до Иркутска?

– Ну, во-первых, я здесь прописан (смеётся). Очень долго жил, часто здесь бываю. Вот некоторые говорят: Иркутск – провинциальный город, что вы пристали со своей столичностью – пусть он и выглядит как провинциальный. А я не хочу! Я не хочу, чтоб, приходя на улицу Урицкого, ты понимал, что ты где-то совсем в провинциальном городе, в котором время остановилось в 90-х годах. И если в Томске есть длинные пешеходные маршруты, сделанные 10 лет назад к 400-летию прямо через весь город – хорошие, обустроенные, приятно по ним ходить, – то хочется, чтоб и в Иркутске было то же самое.

 

– А, может, лучше?

– Может, и лучше. Мы вот хотим в центре сделать Китайскую улочку – вокруг этого сейчас идут большие споры.

 

– Расскажите!

– Мы предлагаем улицу Софьи Перовской сделать пешеходной и специализировать её на торговле китайскими товарами – это эскиз, давайте обсуждать! Но у нас есть идея – сделать ворота с одной и другой стороны улицы, одни – Шеньянские, другие – Шеньженьские. У нас же два китайских города-побратима, один официальный, другой пока нет. Можно за их счёт установить эти ворота как памятные знаки. Есть же у нас улица Канадзавы?! И это тоже будет что-то интересное в центре Иркутска. Зачем воспроизводить серость? Я недавно шёл пешочком, прогуливался, увидел – летом этого ещё не было – в первой линии открылась парикмахерская, где работают киргизы – и обслуживаются у них киргизы! То есть возникает базовая инфраструктура. Город – это живой организм! Понятно, что у нас есть история – с одной стороны, с другой стороны, совершенно понятно, что у нас в этой истории та часть города, о которой мы сейчас говорим, она не была, как утверждают оппоненты, самым сердцем старинного сибирского купеческого города. Она была такой окраиной, где публичные дома (это я из исторических записок знаю), разные полукриминальные кабаки, кладбище тут же. И то, что мы хотим делать на этой территории Китайскую улочку, никак не противоречит истории Иркутска, которая всегда была связана с Китаем. И в этом сила наша, а не проблема!

 

– Скажите, Алексей, сколько времени потребуют эти преобразования?

– Реализация всего проекта займет от четырёх до семи лет. Городские власти обратились к инвесторам с просьбой в первую очередь решить вопросы с сетями, получить необходимые подключения – на водоснабжение, электроэнергию, связь. Чтобы коммуникации можно было проложить централизованно в один приём, а затем уже каждый собственник поэтапно будет реализовывать свою часть проекта. Понятно, что собственники будут отстаивать каждый дополнительный этаж, каждый квадратный метр торговых площадей и каждый свой рубль. Но такие глобальные проекты должны быть пластичны и изменяться в деталях, но принципиальные отклонения нужно вычислять на ранних стадиях и предупреждать. Теперь главное – не потерять темп!

 

Ну что же, это значит, совсем скоро мы с вами станем свидетелями кардинального преобразования нашего города. Мы будем свидетелям истории!

 

Анна Костыляева

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Другие материалы автора

- Ваш журнал не для любителей балов и гламура, а для интересующихся и думающих. К людям, которые говорят неудобную правду - к таким, как вы и ваши авторы, я отношусь очень уважительно. И сама, признаюсь, так не умею. Не всегда умею.

 

Лариса Егорова, депутат Думы г. Иркутска

nike fashion