вверх
Сегодня: 24.04.17
1.png

"Наука" не взлетит. Как Роскосмос потратил 22 года впустую и погорел на резинках

Российский космический лабораторный модуль "Наука" не будет запущен на МКС в связи с невозможностью устранения проблем с двигательной системой и общим устареванием компонентов. Чем это грозит российскому космосу — разбирался журналист Лайфа Михаил Котов.

 

Знаете, как сильно хочется написать о современной российской космонавтике что-то хорошее? Мы смогли, добились, запустили. Такие новости и статьи писать легко и приятно. Хочется поделиться с каждым, рассказать о том, чего нам удалось достичь и как важно это для всей человеческой цивилизации. Но... Один за другим появляются совершенно иные новостные поводы. Один хуже другого. И большинство от "Роскосмоса".

 

Скажи "Науке" нет

 

В конце прошлой недели на заседании экспертного совета военно-промышленной комиссии России, где говорилось о стратегии развития "Роскосмоса", из слайдов презентаций стало понятно, что старт лабораторного модуля "Наука" к МКС отложен как минимум на год — до конца 2018 года. Вчера же информационные агентства сообщили, что "Науку" вообще могут не запустить, так как за 22 года "все резиновые элементы модуля уже устарели и не отвечают предъявляемым к ним требованиям".

 

Если эту информацию подтвердит "Роскосмос", то окажется, что проект, длившийся более двадцати лет, просто пропал втуне, обернувшись вместо российского космического триумфа грандиозным пшиком.

 

Звоночки о том, что это случится, прозвучали уже несколько месяцев назад. Сначала среди планируемых пусков на 2017 год не удалось обнаружить запись о старте ракеты с модулем "Наука" к МКС. Само по себе это ни о чём не говорит, всегда могут добавить в последний момент, но заставляет задуматься.

 

Затем в сетевой версии американского издания Popular Mechanics появилась информация, что последние три года работы центра имени Хруничева над очисткой топливной системы многофункционального лабораторного модуля закончились ничем. Загрязнение так и не удалось ликвидировать. Однако российское официальные лица молчали или говорили о том, что всё с "Наукой" в порядке.

 

Судя по крупицам информации, появившимся сейчас, в возможность запустить этот модуль в космос не верит уже никто. Осталось только получить официальное добро на отмену всех работ.

 

Страдания по "Науке"

 

Работы над этим модулем начались в 1995 году. Предполагалось, что "Науку" создадут на основе дублирующего модуля "Заря" и она станет самым большим российским сегментом Международной космической станции. В настоящее время российская часть орбитального комплекса включает функционально-грузовой блок "Заря", служебный модуль "Звезда", стыковочный модуль-отсек "Пирс", а также малый исследовательский модуль "Поиск" и стыковочно-грузовой модуль "Рассвет".

 

Проблемы с финансированием затормозили своевременное создание "Науки", и модуль был готов лишь к 2013 году. Первоначальный срок запуска назначили на 2014 год, затем отложили, ещё раз отложили и вновь. И вот уже сроки перенесены на конец 2017 года.  Его объявили самым точным дедлайном.

 

Впоследствии стало известно, что в 2013 году в двигательной системе "Науки" были обнаружены загрязнения. Модуль был отправлен обратно, в центр имени Хруничева, где его в течение нескольких лет пытались вернуть к жизни. Это сложнейшая работа, так как двигательная система лабораторного модуля включает сотни метров топливопроводов и различных шлангов, каждый из которых необходимо промыть и очистить. Впрочем, как стало известно недавно, весь комплекс работ оказался бесполезным.

 

В настоящее время для устранения загрязнений (металлического порошка, образовавшегося при изготовлении модуля) предлагается разрезать топливные баки, чтобы очистить их изнутри, а затем сварить заново. Эти работы займут около года. Что делали в течение предыдущих нескольких лет, остаётся загадкой.

 

Ещё более таинственными выглядят заявления о "резинках", которые нельзя заменить. Раз уже модуль едва ли не целиком собирается и разбирается, то невозможность замены резинок без технического обоснования звучит странно. Впрочем, в этом вопросе специалистам, отвечающим за безопасность полёта и проводимых работ, виднее.

 

"Наука", которую мы потеряли

 

Чего же мы лишаемся в случае невыхода "Науки" на работу? На этот модуль были главные российские надежды в связи с близящимся в 2024 году окончанием контракта на совместное использование МКС между США и Россией. В свете близящегося развода российские космочиновники рассматривали вариант отделения отечественной части станции и начало самостоятельной работы. Для этого предполагалось добавить к российским сегментам три модуля: лабораторную "Науку", а также узловой и энергетический сегменты. Без этого самостоятельная работа российской части станции малореальна, а о том, чтобы летать на МКС только ради полётов, уже сказал недавно Дмитрий Рогозин. По его словам, отрасли нужны заказчики, заинтересованные в результате, а не в процессе, как это часто бывает сейчас. 

 

Впрочем, без "Науки" у нас и процесса никакого не будет. В модуле были предусмотрены унифицированные рабочие места и устройства для подключения научного оборудования как внутри станции, так и за бортом. Кроме всего прочего, при помощи европейского манипулятора ERA предполагалось проводить многие научные эксперименты, не выходя в открытый космос, что помогло бы сократить издержки. "Наука" должна была заниматься не только собственно научными задачами, но и обеспечивать МКС кислородом, регенерировать воду из мочи и управлять ориентацией станции по каналу крена.

 

В принципе, задача этого модуля — стать основой для продолжения развёртывания станции, обеспечить порты для транспортных кораблей и других исследовательских модулей. Название "лабораторный" не отражает всей важности "Науки" в жизни станции.

 

Недавно было принято решение об уменьшении российского экипажа МКС на одного космонавта с возвращением полноценных полётов после запуска лабораторного модуля. Что будут делать теперь, неизвестно. Сразу же становится неактуальным и запланированный на август выход в открытый космос. В настоящее время его основная цель — подготовить стыковочное место для "Науки", а если её нет, то и готовить ничего не требуется.

 

 

Вперёд, "Наука"?

 

Хорошо (вернее, плохо), "Наука" не летит в космос. Какие есть варианты у "Роскосмоса"? Самым адекватным решением выглядит не попытка замалчивать до последнего, а в кратчайшие сроки провести дефектацию и определить, всё плохо или всё очень плохо. Главное — не обманывать самих себя возможностью тихой сапой перенести сроки ещё на год в ожидании, что проблема рассосётся. Работы над "Наукой" велись уже четыре года, и надежды на лучшее почти не осталось.

 

Почему такая срочность? Всё дело в том, что до раздела имущества с американцами в 2024 году осталось совсем мало времени. Если к этому моменту на российском сегменте не будет стоять набора из лабораторного, узлового и топливного модулей, то само существование российской части орбитальной станции окажется под вопросом.

 

С нынешними бюджетами и Федеральной космической программой второго шанса запустить серьёзную научную станцию у России просто не будет. Тогда вся космическая программа может автоматом скукожиться до двух-трёх запусков военных спутников в год и наблюдению за тем, как умирают космодромы.

 

Сейчас, как никогда, нужна жёсткая воля и чёткое, без прикрас понимание ситуации. Вместо этого происходит обратное: переносы задним числом, как можно тише, тогда как требуется решать проблему, находить средства и стараться успеть к сроку. Как уже было сказано одним очень умным животным: "Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!"

 

Михаил Котов

Источник: life.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ В СОСТОЯНИИ ДОБЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ ТАМ, ГДЕ ДРУГИЕ ДАЖЕ НЕ ИЩУТ


Сергей Вагаев, основатель проекта «100 друзей»

 

Архив новостей

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Мысли напрокат

13000343_1012954588759283_6942956949234477047_n.jpg