вверх
Сегодня: 04.02.23
15.png

Журналы

Гласные…

 

В суматохе текущих выборов практически никто не вспомнил, что 225 лет назад, 29 ноября 1786 года, в Иркутске прошли первые выборы – избирали гласных Городской думы (так называли депутатов до 1917 года). Напомнили об этом иркутские историки Алексей Петров и Мария Плотникова. Правда, самих истоков «движения за гласность» авторы недавно вышедшего из печати уникального биографического справочника лишь коснулись – их труд называется «Городские головы, гласные и депутаты Иркутской думы 1872–-2011». Но зато ведь коснулись! И нас приобщили к событию. Специально для «Иркутских кулуаров» они пробежались по страницам справочника и рассказали то, о чем вообще мало кому известно.

 

Первыми гласными Иркутска стали шестеро горожан: Андрей Исаев, Алексей Фереферов, Андрей Саватеев, Петр Попов, Григорий Трусков, Михайло Родионов, а первым городским головой (мэром, то есть) – Михаил Сибиряков. Подробное исследование их общественной деятельности еще впереди. Но более поздний период жизни городского сообщества тоже, как минимум, небезынтересен. И точно – более понятен и показателен для нас, современных иркутян.

Почему мы взяли началом именно 1872 год, спросите вы? Все очень просто: в 1870 году Александр II принял Городовое положение – то есть закон, по которому формировалось общественное управление города. С этого момента, на наш взгляд, демократические процессы стали развиваться куда активнее, чем прежде. Городское сообщество вступило в иную эпоху…

 

История первая

Удивительно, что еще лет 120 назад в Иркутске не было ни мостовых, ни водопровода, ни уличного освещения, зато уже были выборы. Только голосовали не как сейчас – бюллетенями, а специально изготовленными баллотировочными шарами. Шары опускались в специальные ящики, разделенные на две части. Для баллотировки (выбора) каждого кандидата предназначался специальный ящик. Избиратель опускал шар в отверстие вверху ящика, оставляя его либо в правой части (за кандидата), либо в левой (против кандидата). И так за каждого.

Двадцать кандидатов – двадцать шаров кидаешь, а если пятьдесят – то, значит, пятьдесят. Шары и ящики изготавливались в Иркутске. Подряды оплачивала Городская управа. И неплохие денежки за это получали, например, Иркутский губернский тюремный замок, Дом трудолюбия на Ивановской улице, столярные мастерские Ремесленно-воспитательного учреждения Н.П. Трапезникова.

Кидание шаров – процесс длительный, а, кроме того, как сказали бы (и говорят) сейчас, взяткоемкий, оставляющий возможности для коррупции. Уследить за правильностью опускания шаров было практически невозможно: избиратель мог утаить выдаваемый перед каждым ящиком шар или бросить его в ящик кандидата, более симпатичного для него.

…А бюллетени же, известные нам сейчас, появились только после 1906 г.

 

История вторая

Все заседания гласных были публичными и открытыми. Начиналось заседание вечером после 18:30, а заканчивалось часто за полночь. Явка систематически хромала: почти каждое третье заседание срывалось из-за отсутствия кворума. Особенно трудно приходилось гласным из Глазково – понтонный мост (имеющий плавучие опоры-понтоны) работал только семь месяцев в году, в феврале–марте можно было переходить Ангару по замерзшему льду, а в остальное время – на лодочках и пароходах. В Госархиве Иркутской области можно прочесть письма гласных на имя городского головы примерно следующего содержания: «…вследствие отсутствия переправы через р. Ангару не могу быть на настоящем заседании думы».

Протоколы заседаний публиковались в специальном журнале «Известия Иркутской городской думы», выходившем в городе с 1886 года дважды в месяц. Попробуйте узнать о том, что сейчас говорится на думских заседаниях! Почему-то кажется, что придется попотеть, прежде чем вам раскроют папки с современными депутатскими секретами.

 

История третья

В марте 1902 года городским головой (по-новому – мэром) Иркутска был избран Болеслав Шостакович, политический ссыльный. Он стал основателем своеобразной городской династии. Его сын Владимир 12 лет возглавлял обсерваторию и так же успешно занимался общественной деятельностью, был гласным Иркутской думы. А правнук Болеслава Петровича, доктор исторических наук – тоже Болеслав – преподает сегодня на истфаке госуниверситета.

Так вот: в 1866 году представителя польского, хотя и бедного, но все-таки дворянского, рода за революционную деятельность приговорили к ссылке в Томскую губернию. Там его быстро избрали гласным, а затем и городским головой. Однако Министерство внутренних дел не утвердило Шостаковича в должности (в те времена всех мэров согласовывали в столице). Тогда он вместе с семьей перебрался в Иркутске, где за активную общественную деятельность был довольно быстро избран в Городскую думу. А вскоре гласные посадили его и в мэрское кресло.

Иркутский генерал-губернатор А.И. Пантелеев был лоялен к политссыльным, поэтому отношения «город–регион» начали выстраиваться по-доброму, но счастье это длилось недолго. В мае 1903 года Пантелеева назначили в Государственный совет, и он покинул Иркутск. А вскоре «попросили» и Б. Шостаковича – с официальной формулировкой «по состоянию здоровья».

Умер Болеслав Петрович в 1919 году и был похоронен на Иерусалимском кладбище. Могила его не сохранилась, и это понятно: несколько десятилетий на могилах известных иркутских предпринимателей и ученых стояли качели–карусели, а называлось кладбище – «Центральный парк культуры и отдыха».

 

История четвертая

В 1904 году Иркутская дума была вовлечена в политические процессы, которые происходили по всей стране. Тогдашний городской голова Петр Гаряев поддержал инициативу сибирских коллег о необходимости созыва Всероссийского съезда представителей городского самоуправления. И.о. губернатора Мишин был не в восторге от активности иркутского головы и потребовал от городских властей закрыть двери на время заседаний думы, чтобы ограничить влияние Гаряева и его сторонников на городские умы. Известен факт, что по распоряжению губернатора в вестибюле здания думы был выставлен наряд милиции, чтобы на заседания думы не могли попасть просто желающие послушать депутатов. Дума же «показала козу» и опротестовала это непубличное решение губернатора. Позднее Гаряев защитил нескольких сотрудников своей администрации, которых губернатор хотел уволить за несговорчивость.

Скоро Петру Яковлевичу пришлось несладко. В конце 1905 года Городская дума приняла решение в Иркутске создать собственную конную милицию. Губернатор заявил, что ни в коем случае не согласится с таким решением и никогда не разрешит «учреждения какой-либо самостоятельной обороны». На большую часть думцев было оказано давление, и они стали отзывать свои подписи. Однако городской голова остался при своем мнении.

3 января 1906 года и.о. генерал-губернатора Ласточкин запретил формирование вольных вооруженных отрядов, а 29 марта Гаряева отстранили от должности. Вместе с 12-ю гласными он был отдан под суд. Только в 1908 году Иркутская судебная палата признала гласных по суду оправданными и вернула им портфели. Всем, кроме Петра Гаряева. Городским головой тогда был Иван Исцеленнов.

 

История пятая

История со снятием Гаряева не единственная в царском Иркутске. В феврале 1917 года в Петроград выехал городской голова Иннокентий Бобровский. Известие о смене власти в стране его застало в дороге. Вернувшись в Иркутск, он узнал, что большинство гласных требуют его отставки: мол, ему не давали распоряжений вступать в сношения с новой властью. Надо было просто немедленно возвращаться в город, а не вести беседы в столице. Между тем разговоры-то столичные были полезными: голова искал денег на постройку Иркутско-Ленской железной дороги. В столице же распространялись слухи «о какой-то анархии в Иркутске».

В итоге Бобровский согласился уйти в отставку, несмотря на то что после всех разборок гласные отозвали свои претензии и извинились перед городским головой.

 

История шестая

Неявки гласных на заседания до поры до времени воспринимались спокойно. Но в 1881 году известный гласный и публицист Всеволод Вагин выступил с критической статьей в газете «Сибирь»: «Достаточно, чтобы вы собрались в 24 человека – и весь город налицо. Но это было раньше. Теперь ваши собрания могут собой изображать весь город даже при участии двух, трех гласных. 3 и 35 тысяч! Едва город успеет выбрать вас – вы поворачиваетесь к нему спиной, а лицом к администрации».

Серии критических статей в прессе довели до отставки городского голову Дмитрия Демидова. После этого несколько раз народные избранники возвращались к теме, однако выработать критерии так и не смогли. А в 1917 году. чаша терпения лопнула: сразу 12 гласных стали считаться выбывшими. Трое из них к тому времени просто выехали из Иркутска, а остальные посетили за предыдущий год менее одной пятой заседаний.

 

История седьмая

Карьеры иркутских гласных как строились, так и обрывались порой молниеносно. Так, Владимир Рассушин шесть лет был городским архитектором и занимался предпринимательской деятельностью. Но он не принял Советскую власть и эмигрировал в Харбин, где, кстати, тоже в 1922–1924 гг. исполнял обязанности главного архитектора города.

Два наших гласных (Василий Архангельский и Авив Войлошников) стали гласными императорской Государственной Думы второго и третьего созывов. Членами Учредительного собрания, которое так и не успело себя проявить («Караул устал!» – помните?), были избраны Николай Гаврилов, Николай Патлых, Аполлон Кругликов и все тот же эсер Василий Архангельский.

А кто не знает известного фотографа и ссыльного Петра Милевского: именно ему доверили в 1891 году снимать визит в Иркутск тогда еще цесаревича Николая Александровича! Священник Измаил Соколов, гласный в 1885–1905 гг., 5 марта 1904 года венчал Александра Колчака и Софью Омирову. А Александр Корнилов, чья мемориальная доска несколько лет назад появилась на здании Юридического института ИГУ, в будущем стал одним из руководителей партии кадетов.

А сколько трагических событий зафиксировала история! Владелец магазинов на Пестеревской (нынешняя улица Урицкого) Козьма Отрыганьев был убит в 1903 году в собственной конторе. Николай Патлых погиб в декабре 1917 года при возвращении с переговоров с большевиками. Владельца Хайтинской фабрики фарфоров гласного Ивана Перевалова убили в 1907 году по дороге на фабрику. Сто двенадцать лет назад при переезде с одного своего прииска на другой был ограблен и убит купец Дмитрий Плетюхин. А старший врач Кузнецовской больницы Владимир Брянцев в 1914 году трагически погиб от рук психически больного. Несколько десятков гласных имеют и вовсе одну дату смерти – 1937-й, год массовых репрессий.

 

История восьмая

Иркутские гласные (депутаты) были людьми не бедными. И многое в городе появилось благодаря тому, что они просто… привезли из других городов и стран. Первый автомобиль в Иркутск из Парижа привез богач Николай Яковлев, владелец первого же в нашем городе оружейного магазина. Первый мотоцикл в Восточной Сибири появился благодаря Семену Родионову, который, помимо этого, прославился еще и тем, что собрал великолепную коллекцию бабочек – она сейчас находится в одном из музеев Санкт-Петербурга. А обладателем, как утверждают некоторые источники, первого велосипеда в нашем городе стал виноторговец Василий Зазубрин. Тоже, конечно, гласный.

Многие из них, несмотря на бизнес, домашние и прочие хлопоты, долгие годы служили обществу. Василий Жарников ходил в гласных 31 год – рекорд, который вряд ли будет перекрыт в ближайшие годы.

А еще думцы активно сотрудничали с национальными автономиями. И не просто сотрудничали, а даже давали возможность им выдвигать своих кандидатов. На единственных (пока) городских выборах в Иркутске по пропорциональной системе два кандидата в думу провел Союз сионистов. На те же выборы очень сильно просился Иркутский местный мусульманский комитет, тем более что гласным уже был Шайхулла Шафигуллин, на территории дома которого была построена мечеть. Но по доносу муллы Баймуратова весной 1917-го его арестовали и восемь месяцев продержали в тюрьме, а мусульманам возможности избираться отдельным блоком так и не дали. Схожий «от ворот поворот» получил Иркутский армянский комитет. Армян в Иркутске было более 200 человек, но их организация не была зарегистрирована Исполнительным комитетом общественных организаций, который в те месяцы «держал» власть в городе.

Интересен и еще один факт: 30 декабря 1917 года Иркутская городская дума выразила благодарность грузинской дружине, принявшей на себя в тяжелые дни для Иркутска «заботу о возможной охране населения».

 

История девятая, пока последняя

А сколько фамилий прежних гласных и депутатов перекликается с фамилиями современных местных политиков и предпринимателей! Столько, что хочется провести отдельное исследование на эту тему. Занятно же, если кто-то окажется родственником кому-то?

Был, например, иркутский купец Николай Козьмин, который торговал галантереей и скобяными товарами. Или секретарь общества врачей Восточной Сибири Павел Иванович Федоров. Или мещанин Василий Зуев…

Недавно покупали мы в одном магазине мышку для ноутбука. Выдали нам товарный чек с печатью, на которой красовалось: «ИП Пятидесятникова». Редкая фамилия, что там говорить! А ведь в Иркутске были три гласных с такой фамилией – известных купцов Пятидесятниковых. О них можно рассказать немало, и мы сообщили об этом владельцу магазина – будет желание, звоните… Пока никто не звонил. 

 

 

Gifts for Runners

Комментарии  

#1 Орехов Александр 15.02.2014 01:12
Классно! Так познавательно, интересно. И хочется еще историй.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 ВОТ ЕСЛИ УМОЗРИТЕЛЬНО ПРЕДСТАВИТЬ ТАКУЮ СИТУАЦИЮ, ЧТО НА НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ МОЖНО С СОБОЙ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ОДИН ЖУРНАЛ, ТО ЭТО БЕЗ СОМНЕНИЯ "ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ"... ИНТЕРЕСНЫЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ, УМНЫЕ ТЕКСТЫ, УДАЧНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ, ОБАЯТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ ЖУРНАЛА. ДАЖЕ ФОРМАТ ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЗЯТЬ ЕГО С СОБОЙ. ЧТО ЕЩЕ ГОВОРИТЬ? ЧИТАЙТЕ КУЛУАРЫ - УВИДИТЕ САМИ!

 

Александр Новиков, фотограф

Air Jordan Release Dates Calendar