вверх
Сегодня: 01.02.23
14.png

Журналы

Чем ученое сердце успокоится?


Так уж получилось, что этот материал увидит свет уже тогда, когда вопрос с ректором Иркутского государственного университета может быть решен. И ладно! Мы особо не переживаем по этому поводу. При любом человеке, избранном на высокий пост, брожения в огромном коллективе, собственно и вызвавшие шум-гам вокруг выдвижения, задвижения и продвижения кандидатов дальше, вот так сразу после дня голосования, одномоментно, по свистку или окрику «Харррош, парни!» не прекратятся. И актуальным наверняка останется главный вопрос:

Едва ли не полгода ИГУ сдавал экзамен. Экзамен тяжелый, сложный и где-то даже неожиданный, поскольку – ну кто же мог знать еще каких-то три месяца назад, что так все получится? Много лет Иркутский государственный университет оставался в стороне от бурных потрясений и общественных треволнений, вдали от реальной политики и насущных нужд региональной экономики. И вдруг спокойная жизнь кончилась, причем таким неприятным образом… Что же случилось?
А случилось практически то же, что и ожидалось, да не в том виде: в июне 2012 года было объявлено о запуске процедуры по выборам ректора ИГУ, поскольку полномочия действующего руководителя вуза Александра Смирнова истекают в декабре этого года. И понеслось…
Как пишут в плохих романах, сначала ничто не предвещало. Действующая команда руководства госуниверситета без особой суеты готовилась к осенней конференции трудового коллектива, на которой, по уставу, и должен избираться ректор. Однако привычный, отработанный, надежный механизм избрания руководителя вуза вдруг забарахлил. Причем уже на стадии выдвижения кандидатов. Первыми сигнал о неповиновении подали Центр новых информационных технологий (ЦНИТ) ИГУ и исторический факультет: математики выдвинули своего руководителя – талантливого ученого Андрея Манциводу, а историки объявили о поддержке проректора по научной работе Александра Аргучинцева. Чего наверху, в ректорате, никто не ожидал.
Дальше – больше: поползли слухи о том, что новый губернатор области Сергей Ерощенко недоволен действующей руководящей командой в университете и намерен активно участвовать в процессе создания новой. Более того, злые языки утверждали, что беседа губернатора с ректором Александром Смирновым, который намеревался заручиться поддержкой первого лица региона и без проблем занять ректорское кресло на четвертый срок, длилась ровно четыре с половиной минуты. И основной посыл к Смирнову был изложен коротко и ясно: «Мы вас не видим на посту руководителя вуза». Точка.
Параллельно возникла тема молодежи, взбунтовавшейся против несправедливой системы избрания делегатов на конференцию. Надо сказать, что из 112 представителей коллектива, которые должны были участвовать в голосовании, на студенчество приходилось всего 9 человек. При этом подразделением, получившим самую большую квоту на делегирование «выборщиков», оказалась административно-хозяйственная часть – проректорская по духу, по настроению.
И 12 сентября публично было объявлено о том, что в ИГУ создана инициативная группа «Студенты и молодые ученые – за чистые выборы», и эта группа намерена добиваться обеспечения прямой интернет-трансляции конференции, а также допуска к процедуре подсчета голосов независимых наблюдателей. А кроме того – прозрачной урны для бюллетеней. Вот так! Наглость молодежи действующим руководством ИГУ была воспринята с понятным раздражением, которое, впрочем, ни во что не вылилось. Хотите прозрачную урну? Да пожалуйста! Интернет-трансляцию? Да за ради бога! А вот насчет принципа отбора делегатов – извините, тут мы все оставим как есть. Оно и понятно: поменять систему – это значит обречь себя на риск непредсказуемого результата при голосовании, а к этому в ИГУ не привыкли. Да и где в подобных учреждениях привыкли?
К 14 сентября нарисовалась полная картина по кандидатам, которых оказалось шестеро: двое – от действующей команды (собственно ректор, а также проректор по учебной работе Игорь Гутник), трое – от физиков-математиков, вступивших, по сути, в конфронтацию со старой командой (проректор по научной работе Александр Аргучинцев, руководитель ЦНИТ Андрей Манцивода и директор Научно-исследовательского института прикладной физики ИГУ Николай Буднев) плюс невесть откуда взявшийся «человек со стороны». Точнее – некогда скандально известный политик, а ныне директор Иркутского филиала Российского государственного торгово-экономического университета Николай Курьянович. Что побудило самовыдвиженца броситься в горнило битвы, так и осталось загадкой. Впрочем, позже его все равно отсеяли – как не имеющего достаточного опыта преподавания и необходимой, докторской, научной степени.
А далее события посыпались, как костяшки домино. 20 сентября, накануне заседания Ученого совета, с открытым письмом выступил сам Александр Смирнов, заявивший, что снимает свою кандидатуру и не будет претендовать на пост ректора. И всё – из-за неправедной кампании, которая развернулась против него в СМИ. О том, что истинная причина отказа от борьбы вовсе не в «травле со стороны средств массовой информации», а в отсутствии губернаторской поддержки, в открытом письме, понятное дело, не проговаривалось. Зато звучала угроза вывести на чистую воду этих «мало кому известных в учебно-научной сфере людей, которые вдруг стали глашатаями университетской жизни». Атмосфера накалялась…
Признаться, с открытыми письмами в ходе этих выборов вышел явный перебор: вскоре ведь еще одна петиция за подписью 50 (из 112) делегатов конференции ушла министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову. На этот раз, кроме всегда и во всем виноватых СМИ, которые якобы «оказывают информационное давление» и суются в вопросы, которые их не касаются, жалоба в какой-то степени касалась и самого губернатора – дескать, не разобрался. Но перебор с жалобами есть перебор. И последний выстрел ушел в молоко: расчет на то, что Минобрнауки кого-нибудь приструнит, не оправдался. Увы. Вместо этого в Москву вызвали самого ректора.
Но еще больше страсти накалились после того, как Ученый совет направил на согласование в столицу список из четырех кандидатов, в числе которых оказались Аргучинцев, Манцивода, Буднев и Гутник. С преждевременным финишированием Александра Смирнова именно на него, Игоря Гутника, оставалось возлагать надежды «старой команде». И шанс на сохранение статус-кво в университете выглядел достаточно серьезным. Пока… Пока не стало ясно, что губернатор в своих рекомендациях для Министерства не упомянул проректора по учебной работе. А двигает он, напротив, – главного конкурента «смирновских» Александра Аргучинцева. Да и президиум Научного центра СО РАН за него же высказался. И это не оставляло почвы для иллюзий…
В чем же причины такого накала, такой напряженности взаимоотношений? Что явилось пружиной? Хороший вопрос! И в поисках ответа на него сразу исключу какую-то особую амбициозность, управленческую гордость старой команды. Были бы эти люди по-настоящему амбициозными, не довели бы вуз до такого состояния, не уступили бы первенство в различных направлениях вузовской деятельности другим иркутским университетам. Скорее, дело в другом – в желании сохранить существующий уклад, при котором вся система финансово-материальных отношений между руководством университета и его подразделениями остается непрозрачной, а формирование и распределение бюджета ИГУ – неподконтрольным фактически никому, кроме ближайшего окружения ректора. Разве что формально – Минобрнауке.
Привычка управлять всем сложнейшим имущественным комплексом (с многочисленными объектами недвижимости, земельными участками, автопарком и т.д.), как говорится, без посторонних глаз плохо сказалась как на самом имущественном комплексе, так и на характере финансовых отношений ИГУ с контрагентами, арендаторами и прочими субъектами взаимодействия. И вряд ли случаен слух о том, что обстоятельствами «финансово-хозяйственной деятельности» отдельных руководящих работников ИГУ заинтересовались те самые «компетентные органы».
Ситуацию подогрело еще и то, что фаворит гонки Александр Аргучинцев заявил о намерении в случае своего избрания произвести аудит всего имущественного комплекса, находящегося на балансе ИГУ. Были там нарушения или нет – утверждать не возьмусь. Об этом могла бы сказать независимая аудиторская проверка, назначенная новым руководством. И она, судя по всему, будет произведена. И это может оказаться бомбой!
Окончательно рассеялись иллюзии в отношении перспектив команды Смирнова тогда, когда выяснилось: Минобрнауки направило в ИГУ согласованный список, в котором лишь две фамилии – Аргучинцева и Манциводы. И никакого Гутника. А значит, аудит и прочие прелести телодвижений «новой метлы», которая, как известно, метет по-новому, не за горами…
И после этого начали распространяться слухи о том, что голосование по выборам ректора может быть попросту сорвано сторонниками «консервативного варианта». Как известно, для победы кандидату надо набрать не менее 57 голосов от общего числа делегатов конференции (112 человек), то есть 50% плюс один голос. Иначе никак. Но можно ведь саботировать процедуру голосования, и методов для этого немало: порча бюллетеней (голосование-то тайное) или неявка на конференцию по болезни и прочим уважительным причинам. Подобным образом реально на какое-то время заблокировать избрание ректора, «потянуть резину» и дождаться того, что министр образования и науки хлопнет кулаком об стол, плюнет на все эти иркутские штучки-дрючки да и пришлет своего человека «на царство». А с тем ведь можно и договориться попытаться… Чай, не свой, который все знает… Опять же таким макаром и губернатора можно нейтрализовать – вряд ли Сергей Ерощенко «попрет» против решения федерального министра. Разве нет?
Так что 16 ноября – дату конференции и дату голосования – все продолжали ждать с нескрываемым напряжением и даже тревогой. Причем тревогу высказывали даже те, кто не скрывал, что им, по большому счету, безразлично, какая команда победит. По их мнению, если выборы не состоятся, то проиграет ИГУ в целом. И приводили доводы:
1. Тем самым университет продемонстрирует, что внутри коллектива существует конфликт, что люди не способны договариваться, а значит не являются полноценным коллективом, и это создает серьезные репутационные издержки.
2. Региональной высшей школе предстоит пережить непростой период оптимизации, и безболезненность этого процесса в немалой степени зависит от того, насколько успешным и конструктивным будет сотрудничество с региональной властью. Но испорченные с нею отношения негативно скажутся на вхождении университета в ряд федеральных программ, а это приведет к потере значительных объемов финансирования.
3. Если Минобрнауки пришлет в качестве некоего внешнего управляющего своего человека, не имеющего отношения к ИГУ, многие процессы и программы, действующие или намеченные в коллективе, будут остановлены, заморожены – пока «человек не разберется». А это потеря времени – того самого, которое и так изрядно упущено за последние годы…
Сдаст ли ИГУ свой экзамен на волю к жизни, здравомыслие и способность принимать стратегически правильные решения, работающие на будущее?


Екатерина Вырупаева

От редакции: Конференция трудового коллектива ИГУ 16 ноября 2012 года все-таки состоялась. Из 108 выданных делегатам бюллетеней действительными были признаны 85, а испорченными – только 23. Новым ректором стал Александр Аргучинцев. Наши поздравления, Александр Валерьевич!

Nike React Element 87

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


"Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук

Nike Air Max 200