вверх
Сегодня: 12.08.20
12.png

Журналы

Налог на обретённую свободу, который не все хотят платить

Говорят, алименты – это налог на обретённую свободу, и, как всякие налоги в нашей стране, платить их не любят. На что только ни идут некоторые граждане, чтобы ускользнуть от этих финансовых обязательств. Некоторые даже пол готовы сменить, лишь бы не отдавать собственным детям причитающееся по закону. «А почему я должен этой стерве, отравившей мне лучшие годы жизни, отдавать одну четвёртую своей зарплаты?», – думают такие товарищи, подразумевая экс-супругу, с которой «не сложилось», и начисто забывая о своих детях, которым и без того непросто переживать распад семьи.

 

– В Иркутской области количество исполнительных производств на взыскание алиментов – оно одно из самых больших по стране, примерно такое же, как в Москве, – делится Алена Земко, начальник отдела организации исполнительного производства Управления Службы судебных приставов по Иркутской области. – По числу нерадивых алиментщиков мы опережаем Санкт-Петербург, который по численности превосходит население Иркутской области. А в Иркутске гораздо больше нежелающих платить алименты, чем в том же Новосибирске. У нас и процент распадающихся браков очень высокий. С чем это связано? Непонятно. Регион не нищий, зарплата выше, чем в среднем по России. Доходы у людей неплохие, в том числе и у тех, кто официально не трудоустроен. Почему не хотят поддержать своих детей? Загадка! Что-то не то с нашими мужчинами, какой-то не тот у них сибирский характер.

 Судебные приставы недоумевают: ладно бы неимущие уклонялись, а то ведь среди злостных должников есть и весьма богатые люди – на дорогих машинах ездят, катера–яхты имеют, недвижимости – несметное количество. А на детей – жалко.

– Один известный в городе человек, владевший в Иркутске комплексом АЗС и станций техобслуживания, другими многочисленными бизнесами и недвижимостью, после двух разводов (трое детей осталось в этих семьях) резко «обеднел»: все имущество переоформил на других лиц и детям платит тысячу рублей в месяц – с официальной зарплаты. При этом ездит на «Мерседесе», в дорогом костюме. Мы ему вручаем исполнительный лист, а он смеётся… Вот что с таким делать? Единственная мера, которую мы можем к нему применить, – ограничить выезд за границу. А он говорит: «Да, пожалуйста! Меня пока за границу не тянет – я прекрасно и на Байкале отдыхаю, на собственном катере». И весь разговор. Таких среди наших должников, конечно, немного – 2–3%, но и с ними приходится работать.

 Чем объяснить такое отношение к своим обязательствам со стороны наших мужчин? С одной стороны, наверное, безответственностью, с другой – желанием наказать экс-супругу, которая, как считают некоторые, тратит деньги не на ребенка, а на себя. Третья причина – элементарная жадность и черствость: как говорится, с глаз долой – из сердца вон. Вместе с бывшей женой из своей жизни такие мужчины выбрасывают и детей, освобождаясь для новых встреч и новых связей.

 

– Между прочим, если ты не платишь алименты, ты лишаешь своего ребенка не только какого-то материального содержания (а значит и качества жизни), но и создаёшь препятствия для него в будущем, – поясняет Алена Земко. – Как известно, злостные должники по алиментам несут уголовную ответственность. Имея кого-то из близких родственников с уголовной судимостью, человек не допускается к работе в госорганах. Таким образом, для своего ребёнка вы отсекаете какие-то возможности в обретении хорошей работы. Мало того, что не помогали в его воспитании, в содержании, но и будущее своему ребенку подпортили заодно.

 По мнению Алены Земко, единственный эффективный путь решения проблемы с должниками – совершенствование законодательства, особенно в части ответственности работодателя, зачастую предпочитающего не заключать трудовой договор и вообще никак юридически не оформлять отношения со своим работником.

– У нас только четверть должников официально устроены на работу, и нам гораздо проще взыскивать с них алименты, – делится Алена Земко. – Более половины работают неофициально, остальные либо в розыске, либо те, кто на самом дне и работать не будут ни под каким видом. Если бы оформление на работу осуществлялось в России строго в соответствии с трудовым законодательством, многих бы проблем не возникло. В том числе и с взысканием алиментов.

 Если должник трудоустроен без заключения договора, существуют подводные камни, которые могут существенно осложнить жизнь алиментщика. Законом предписано рассчитывать сумму платежа по алиментной задолженности исходя из среднемесячной зарплаты по РФ. И эта зарплата (официально) с каждым годом всё больше и больше, при этом реальные доходы граждан растут гораздо медленнее. В 2011 году зарплата (с которой исчисляется сумма алиментов) была в среднем 23–24 тысячи рублей, в 2013 году это уже 30 тысяч. При этом такого же скачка в реальных доходах у должников, как правило, не случается. Таким образом, платить в полном объёме начисленные суммы могут не все. Некоторые накапливают гигантские долги по алиментам.

– Мужчина около 6 лет не платил алименты на двух своих детей. При этом сумма платежа была фиксированная, установленная судом – на то время он занимался предпринимательством и мог выплачивать по 10 тысяч рублей ежемесячно на каждого ребенка, – рассказывает Алена Земко. – Но потом, видимо, дела пошли не так хорошо, реальные доходы снизились, а платеж как был, так и остался 10 тысяч. К тому же раз в квартал сумма индексировалась (понятно, что в сторону увеличения). И накопился почти миллион.

 Правда, Семейный кодекс предусматривает некоторое послабление – первоначально установленную сумму можно пересмотреть в суде. И если должнику удастся с документами в руках доказать, что его доходы реально снизились и он не может платить столько же, сколько платил энное количество лет назад, возможно уменьшение суммы.

– Иногда в счёт погашения долга по суду могут конфисковать имущество. Однако мужчины довольно часто не желают расставаться со своими любимыми машинами и, как только возникает угроза их лишиться, быстро находят деньги, и сто, и двести, и триста тысяч рублей, чтобы рассчитаться по алиментам, – лишь бы машину не конфисковали. Или договариваются с бывшей женой «полюбовно» разрешить вопрос.

 Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что не все «свободные» от семейных уз отцы злостно не платят по долгам. К примеру, в 2012 году по области было 476 добровольцев, без понуждения погасивших долги перед своими детьми. Но показатель этот снижается: в нынешнем году стали платить хуже, замечают в Службе судебных приставов.

 Должников ищут. Причем довольно эффективно и разными путями: через органы регистрации по месту жительства, через компании сотовой связи, через органы ГИБДД, управление Росреестра и т.д.

– Хотелось бы объяснить должникам некоторые вещи, о которых они, возможно, не знают, – говорит Алена Земко. – Сейчас у Службы судебных приставов большой перечень полномочий, благодаря чему мы можем обеспечить должнику не очень комфортную жизнь, и каждый год нам эти полномочия добавляют. А ответственность и меры по защите прав детей с каждым годом становятся всё более весомыми – вопрос на контроле уже у президента. И из года в год должникам, не исполняющим решение суда, будет всё сложнее не платить алименты. Поэтому мой совет: выполняйте свои обязательства перед детьми в срок и в полном объёме. Ошибочно думать, что вы будете свободны от уплаты долга после того, как ваш ребенок повзрослеет. Даже если ему исполнится 18 или больше, ваша задолженность по алиментам никуда не денется. Взыскатель может до конца вашей жизни удерживать с вас по долгам, причем и пенсионный возраст не помеха – приставам даже проще будет удерживать алименты с вашей пенсии. Поэтому выгоднее всё же платить – или мирно договариваться со своей бывшей женой.

 Иногда, кстати, горе-папаши умудряются осложнить жизнь своим брошенным детям и другими способами. История известной в Иркутске телеведущей И.Л. (инициалы вымышлены) – пожалуй, в чём-то типична: многим женщинам в нашей стране, воспитывающим ребенка самостоятельно или в новой семье, приходится сталкиваться с разными непростыми ситуациями.

– Мой ребенок не знает своего биологического отца, который по прошествии семи лет после того как нас бросил (я была на первом месяце беременности) вдруг воспылал родительскими чувствами к дочери и не желает отказываться от родительских прав, хотя обязанности свои все эти годы не выполнял, – делится И.Л. – У неё уже давно другой отец, который готов её удочерить, который все эти годы её растил и воспитывал. Дочке скоро в школу. И мы решили, что этот вопрос чисто юридически надо урегулировать. Поскольку биологический отец моей дочери не интересовался ею всё это время, видел раза три, алименты не платил пять лет, никак не помогал, я думала, что у нас не будет проблем, если я предложу ему дать согласие на то, чтобы её удочерил мой муж, – тем более, что и дочка считает его своим единственным отцом. Однако горе-папаша, у которого давно другая семья, почему-то взялся яростно отстаивать свои отцовские права на мою дочь.

 Потом я вспомнила, что у нас есть закон, который в принципе должен охранять права ребёнка в подобной ситуации. Там есть статья о лишении родительских прав, под которую биологический отец моей дочери подпадает стопроцентно. И, казалось бы, суд должен был это учесть и защитить ребенка от внедрения в нашу семью этого человека, который на разных этапах жизни моей дочери будет заявлять свои права на неё, не исполняя при этом родительских обязанностей. Но почему-то государственная машина сработала против интересов моего ребенка. Никто меня не поддержал. Не были учтены даже отягчающие обстоятельства – то, что биологическому отцу моей дочери не так давно был вынесен судебный приговор за неуплату алиментов в течение пяти лет (а это 300 тысяч рублей), и он был приговорен к 6 месяцам исправительных работ.

 Он бросил все силы, чтобы это опровергнуть: когда началось судебное разбирательство, он нам с дочерью послал 50 тысяч рублей – в расчёте на то, что суд примет во внимание это обстоятельство и таким образом удастся избежать ответственности. Но ведь понятно, что эта внезапная «щедрость» проявилась под давлением. В суде же этот факт был расценен как свидетельство того, что он встал на путь исправления. Представитель органов опеки Ангарска тоже странно выступила в суде. Мне казалось, что уж опека-то должна внимательнее относиться к подобным ситуациям. Но, видимо, сказалось то, что разбирательство по делу территориально проходило в Ангарске, где у биологического отца моего ребенка, вероятно, есть связи или определенное влияние (он был известным в городе телеведущим). Почему-то специалисты из опеки не познакомилась ни с моей, ни с его семьей. Просто опросили родителей биологического отца моей дочери, и на основании их показаний (а сказали они, понятное дело, что их сын – хороший, положительный человек и т.д.) было рекомендовано отказать мне в иске на лишение его родительских прав.

 По решению мирового судьи была определена фиксированная плата по алиментам (исчисляется по среднему по стране размеру зарплаты), которую должен ежемесячно вносить биологический отец моей дочери – это сумма в размере 6700 рублей. Но он, хитрый, быстро сориентировался в ситуации, чтобы не платить эти деньги: последние два месяца посылает по тысяче рублей, объясняя это тем, что «вот такой у меня официальный доход. А будет ещё меньше».

Относительно долга по алиментам за пять лет – его он тоже выплачивать не собирается и намерен оспаривать правомерность взыскания с него этой суммы в суде.

 Теперь заявляет следующее: «От отцовских прав я не откажусь, 300 тысяч рублей долга по алиментам ты не получишь, потому что я тебе их не должен. А встречаться с ребёнком я буду раз в неделю – приготовьтесь к этому». И подал встречный иск на определение порядка общения с ребенком. На «голубом глазу» он теперь уверяет, что все эти семь лет любил дочь, а приехать навестить ее (из Ангарска в Иркутск) не мог, потому что у него денег не было на проезд. Но зато представил свои положительные характеристики.

   И теперь я просто не знаю, что делать, куда идти с этой историей. Юристы говорят, что перспектива рассмотрения дел такой категории (лишение родительских прав) в судах – для меня практически проигрышная. Потому что такова государственная политика – каким бы ни был биологический отец, лишать его родительских прав нельзя. И я все чаще задаюсь вопросом: о чём думают люди, которые вершат наши судьбы, когда принимают такие решения? Думают ли они о жизни и судьбе конкретного ребёнка, его семьи или исполняют негласный государственный циркуляр – во что бы то ни стало сохранять права нерадивых отцов на жизнь детей, которые им, по сути, никогда не были нужны?

 

Екатерина Вырупаева

 

Для справки: Количество алиментщиков, привлечённых к уголовной ответственности в Иркутской области, по данным первого полугодия 2013 года, – около 600. Более 900 алиментщиков скрываются от уплаты своих долгов. Всего же у иркутского областного управления Службы судебных приставов в исполнении находится 41 тысяча 300 дел по алиментщикам. В 2011 году было 40,5 тыс. исполнительных документов на нерадивых отцов, не желающих исполнять долг перед своими детьми. Тенденция роста – налицо, так сказать.

 

 



Комментарии  

#1 Александр 16.09.2013 14:37
М-да...
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер