вверх
Сегодня: 04.02.23
14.png

Журналы

А поутру они проснулись…

Пролог. 

Конечно, я не буду пересказывать сюжет знаменитого произведения Василия Шукшина. Оно стало классикой, а читатели «Иркутских кулуаров» люди, как правило, интеллигентные, начитанные и неглупые, на худой конец. Признаюсь даже, что собственно к этому сюжету мои мысли не имеют никакого отношения! Может, и хотелось бы, но… не имеют. Увы. Просто хочется дать понять, что речь сейчас пойдет о будущем, и всего-то. О ближайшем будущем нового состава Законодательного Собрания Иркутской области. И о будущем взаимоотношений этого состава и главы региона, Сергея Ерощенко.

 

Нет, вы, естественно, можете возразить, дескать, чего вдруг такое сужение темы и педалирование на деталях: у депутатов вагон и маленькая тележка своих, узкодепутатских дел, а также вагон и маленькая тележка персоналий, с которыми тоже нужно строить отношения… Тьфу ты, какое идиотское, прямо из телевизионных молодежных шоу, словосочетание – строить отношения! Идиотское… Но – модное. И, по большому счету, отражающее смысл действий, которые предстоит осуществить депутатам.

 

Им нужно будет как-то выстроить отношения (еще раз тьфу!) друг с другом, выбрать и выстроить отношения с руководством Заксобрания, со своими спонсорами и партнерами, помогавшими в борьбе за депутатский мандат, тоже надо как-то разбираться: кто кому чего должен и чем когда нужно отдавать. Плюс с избирателями опять же надо общаться… А тут губернатор! Здрасьте, пожалуйста! Вот вас нам только не хватало!

 

И хотя вы понимаете, что я сейчас шучу, и каждый из депутатов будет прекрасно осознавать, что значат лично для него взаимоотношения даже не с губернатором, а с кем-то из его замов или просто ответственных приближенных, выбранная для этого материала тема действительно может показаться кому-то не такой уж актуальной, горящей. Но я буду с этим спорить. Я буду протестовать. Более того, стану доказывать, что она предельно актуальна и для самого губернатора!

 

По моему твердому убеждению, перспективы взаимоотношений исполнительной и представительной властей региона – ключ к пониманию той нервотрепки «в элитах», которая сопровождала и подготовку к нынешней предвыборной кампании, и ход этой кампании. Не побоюсь даже заявить, что нынешняя предвыборка тем, что она вообще имеет хоть какой-нибудь драйв, обязана именно тому, что остро стоит вопрос: сумеет ли губернатор собрать «свою» команду депутатов. То есть ту команду, которая не будет пытаться ставить ему палки в колеса или хотя бы будет ставить эти палки умеренно, эдак по-дружески, любя, как говорится. Попытка суметь налицо. Отсюда ведь все эти скандальные суды по снятию кандидатов, угрозы и, как утверждают очевидцы, маты высокопоставленных чиновников Серого дома в адрес несговорчивых…

 

И дело не в том, что все губернаторы и якобы всегда максимально настроены на монополизацию власти и добиваются, чтобы среди депутатов были исключительно такие люди, которые в любой дискуссии умеют только подносить руку к козырьку, а из всех русских слов предпочитают слово «Есть!». Ну и, конечно, еще «Такточно!»… Губернаторы-то, может, и настроены, и добиться бы хотели, но наверняка осознают, что нереально собрать коллегиальный орган в несколько десятков человек, который будет всегда вести себя по свистку. Нереально! В нашем-то регионе – во всяком случае!

 

Слишком много сплелось у нас разных интересов разных финансово-промышленных групп и местных группировок элит, и чтоб вот по свистку и всегда – ну нереально. Реально собрать орган, который по свистку будет вести себя не всегда, а… иногда. В нужные моменты. В самые нужные. И такие моменты не за горами.

 

С бюджетом нужна предельная ясность. В смысле – управляемость при его принятии, а тем более корректировке. В бытность губернатором Дмитрия Мезенцева депутаты однажды 8 раз за год вносили поправки в бюджет, и это, конечно, нонсенс, даже беспредел, но губернатору так надо было! И сейчас, когда доходы региональной казны третий год подряд грозятся перевалить рубеж в 90 с лишним млрд руб., просто необходимо, чтобы распределение этих денег было максимально подконтрольным. И в этом, кстати, нет ничего плохого, если уж рассуждать объективно…

 

А если действительно на федеральном уровне будут приняты решения по созданию госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока? Или начнутся иные крупномасштабные промышленные проекты, которые все обещают, обещают и обещают начаться? Это же гигантские деньги, и если не губернатор должен ими рулить, то кто?

 

Однако все это может стать актуальным чуть позже, а вот один из моментов наступит совсем скоро. Наступает фактически. И называется он – выборы губернатора.

 

Отступление

Если кто не помнит, Сергей Владимирович у нас губернатор назначенный. Причем назначенный в последний момент, когда выборы уже разрешили, но осталось совсем мало времени, чтобы еще можно было назначить. И президент успел показать перстом на Ерощенко, но… Рано или поздно тому придется выбираться. Выборы – это опять концептуально правильно и справедливо, и их сверху, в Кремле, отчетливо рекомендовали, особенно для таких регионов, как Иркутская область и прочие. Сергей Собянин, например, намек понял и уже рванул в соответствующем направлении: вон какие в столице сейчас стоят шум да гарь! И Сергею Ерощенко теперь надо стартовать. Но надо и почву подготовить для старта: выровнять ландшафт, подсыпать, где надо, уплотнить. И еще, безусловно, спрямить путь, чтобы на лихом повороте не вылететь с дистанции.

 

Я понятно объясняю, нет? Не слишком витиевато и аллегорично? Если слишком, то объясню иначе… Федеральное законодательство разрешает избираться всенародным голосованием или голосованием депутатов регионального парламента. Каждый регион выбирает схему сам. Если у Сергея Ерощенко будет совершенно подконтрольный орган представительной власти, то ему проще – избираться элементарным поднятием рук депутатов. Правда, это не добавит ему вистов ни у населения, ни у Кремля, но совершенно подконтрольное Законодательное Собрание в состоянии здорово помочь и в том случае, если Сергей Владимирович предпочтет всенародные выборы. Совершенно подконтрольный парламент и закон правильный примет, и вовремя санкционирует, скажем, досрочную добровольную отставку, если что. Как в Москве – санкционировали Собянину.

 

Не будем при этом лезть в дебри и копаться в нюансах, почему надо выбираться именно в ближайшем будущем, а не через два-три-четыре года. Если коротко, то да, через два-три-четыре года можно окончательно приручить значительную часть местных элит, СМИ, а через них и избирателей. Плюс постареет и потеряет в рейтинге один из самых потенциально опасных соперников – коммунист Сергей Левченко. Но и минусов хватает.

 

Не постареет (точнее, не настолько постареет, чтобы отказаться от претензий на губернаторский пост) другой потенциальный претендент – Виктор Круглов. Не исчезнут влиятельные недруги из числа местных и неместных. Не исключено даже, что их число возрастет, потому что за два-три-четыре года управления регионом губернатор волей-неволей кому-нибудь да наступит на любимую мозоль. Из числа тех, кому еще не наступил.

 

Вдобавок совершенно непонятно, как будет вести себя в отдаленном будущем федеральная власть: кого она вдруг будет поддерживать? Не исключено, что итоги нынешних выборов и социально-экономические результаты ближайших лет в регионе могут очень не устроить тех больших людей, которые доверили Сергею Ерощенко регион или поручились за него – чтоб ему доверили. И что тогда? Ждать, что снимут? При том что снять ведь легче, чем организовать неизбрание…

 

Словом, избираться, видимо, надо, и надо достаточно оперативно. А для этого нужны законодатели, которые должны будут принять правильные решения и помочь. Можно, кстати, поменять местами эти фразы: «принять правильные решения» и «помочь». Это в данном случае синонимы, и суть остается прежней: нужны законодатели, которые должны будут помочь и принять правильные решения. От перемены мест слагаемых, как известно, сумма не меняется.

 

Наступление

Я всегда удивлялся: почему в различных произведениях есть авторские отступления, а вот наступления нигде нет? У меня оно будет, и это оправдано хотя бы тем, что речь пойдет о наступлении 9 сентября. И потом, конечно, еще других дней календаря, которые последуют за этой датой. Что же будет тогда? А будет, я уверен, довольно много любопытного, потому что все это непредсказуемо сейчас. Все будет в той или иной степени сюрпризом. И нам остается только поприкидывать, покумекать, какие варианты развития событий возможны. В принципе.

 

Вариант первый – условно, разумеется, первый… В Законодательном Собрании собирается такая компания, которая едва ли не полностью состоит из очевидных сторонников губернатора. Тогда проблем нет. Совсем нет. За исключением той проблемы, что… такая ситуация иллюзорна, практически недостижима сегодня.

 

Да, «Единая Россия» подняла на щит губернатора, поместив его на первое место в партийном списке и на главенствующее – в агитках. Да, скорее всего, руководство регионального отделения этой партии наверняка уже поклялось и наверняка еще будет клясться в симпатиях и верности первому должностному лицу области. Но что это гарантирует губернатору? Может ли он доверять подобным клятвам? Мало кто и как клялся губернаторам предыдущим? Тишанину, например? А что случилось потом? Помните?

 

ЕР, по всей видимости, на самом деле победит на этих выборах и проведет в состав Заксобрания больше кандидатов, чем остальные политические силы. Пусть даже намного. Пусть даже единороссов окажется большинство подавляющее. Но… Тогда ведь пропорционально возрастет и влияние тех людей, которые управляют этим подавляющим большинством. Они, и в первую очередь Сергей Брилка, одномоментно превратятся в политических тяжеловесов. Столкнуть их с их собственной точки зрения губернатору станет трудно, а со временем – все труднее и труднее. Почувствовав прелесть тяжелого политического веса, тот же Сергей Фатеевич может скоро привыкнуть к нему и задуматься и… о личном участии в губернаторских выборах! А почему нет? В теории? И кто сказал, что у него не хватит на это ума, смелости, харизмы? Связей?

 

Сейчас верным сторонником Сергея Ерощенко считается Людмила Берлина, и скорее всего она таковым останется – женщины в политике обычно куда вернее, надежнее мужчин. Но вот останется ли она на прежней должности – спикером и, следовательно, сохранит ли свое влияние на депутатов-единороссов и депутатов вообще? Насколько я понимаю, на эту должность нынче могут претендовать – и претендовать, справедливости ради надо сказать, по праву – несколько человек, и почему розыгрыш этой должности не способен превратиться в элемент игры с далеко идущими планами?

 

А если даже Берлина сохранит за собой пост спикера, но заместителями у нее станут тот же Брилка и кто-то еще, способный сыграть с ним в тандеме, то… В общем, вопросов много. Даже больше, чем во втором варианте, который предусматривает, что в Законодательном Собрании соберется совершенно неоднозначная, не очевидно прогубернаторская компания. А этот вариант, между прочим, представляется гораздо более вероятным.

 

Прежде всего, надо учитывать, что, несмотря на низкие общепартийные рейтинги, коммунисты все равно наберут так называемые свои голоса. Плюс по ряду одномандатных округов (в Ангарске, Усолье-Сибирском и Братске уж точно!) у них идут очень сильные кандидаты, которые могут, могут пройти. И тогда фракция КПРФ в ЗС вырастет с пяти нынешних человек до, скажем, 7–8 будущих. И пойди их наклони, когда у них свой готовый кандидат в губернаторы имеется! Да с приличным рейтингом к тому же!

 

Вдобавок среди единороссов все-таки далеко не каждого можно считать стопроцентным приверженцем Сергея Ерощенко. И, вспомнив скандалы, обнаружившиеся в ЕР после праймериз, можно даже пофамильно понять, кто они – нестопроцентные приверженцы-то. А еще ведь наверняка станут депутатами представители «Справедливой России», и кто доподлинно знает, как они будут себя вести, с кем кооперироваться: с губернатором, который своим одобрением демарша Владимира Матиенко поставил под угрозу вообще существование регионального отделения СР, или с его оппонентами? А?

 

И, конечно, в Заксобр должны, судя по прогнозам политологов, попасть несколько представителей «Гражданской платформы» во главе с Александром Битаровым. Александр Семенович до недавнего времени считался едва ли не другом губернатора, советником-то был реально. Но Сергей Владимирович и в одночасье, как утверждают злые языки, разрушил добрые отношения с Битаровым. И что теперь?

 

По большому, гамбургскому, счету именно «прохоровцы» могли бы стать той силой, которая, с одной стороны, сдерживала бы натиск единороссов, способных в определенных обстоятельствах удушить губернатора в дружеских объятиях, а с другой – помогала бы противостоять коммунистам. Так оно, видимо, и задумывалось изначально – тогда, когда вдруг резко стало формироваться и набирать очки региональное отделение абсолютно незнакомой в Иркутске до того партии. Как предполагаю я (и большинство иркутских экспертов в политической сфере), без помощи губернатора в этом деле не обошлось, не обходилось – покуда не случилось чего-то такого, что заставило Сергея Ерощенко отказаться от помощи «Гражданской платформы» и добрых отношений с Александром Битаровым и его соратниками.

 

И пусть это «что-то такое» является по сути реакцией региональных единороссов, испугавшихся гигантских прыжков «прохоровцев» на пути к финишной предвыборной ленте. И пусть даже протранслировал этот испуг (в виде начальственного рыка, скорее всего) никто иной как могущественный Вячеслав Володин. Сам. Но в итоге получилось уж слишком… Вот как тут сказать, чтобы обрисовать всю неловкость и корявость конструкции, которую из себя теперь будет представлять новое Законодательное Собрание? Помогите, уважаемые читатели! Найдите хорошее определение или сравнение!

Понятно, что Битаров вряд ли – чтобы только насолить губернатору – начнет заниматься интригами и, допустим, войдет в союз с коммунистами, Кругловым или с кем-то еще. Но… Почему нет – при определенных обстоятельствах? Почему, объясните? Если дружбы нет, то почему бы не быть вражде?

 

Эпилог

В заключение всегда надо говорить умные и даже философские вещи. Все так делают. Сделаю и я… Так вот, многое неочевидно в сегодняшней политической ситуации в регионе, но кое-что все-таки очевидно. 

 

Очевидно, например, что перед губернатором вырисовывается элементарная дилемма: либо и дальше агрессивно демонстрировать преимущества своего положения и главенство своего ума и силы воли, либо – охолонуть чуть-чуть, остыть, выдохнуть. И понять, что сторонников жесткой руки во главе региона (ну или микродиктаторов) вроде Бориса Говорина или Александра Тишанина мы, жители Иркутской области уже видели. И видели в достатке. Мы не видели губернаторов-арбитров – тех, кого обычно причисляют к разряду «отцов нации». Без смеха. Совершенно серьезно! Таких судьба почему-то не посылала губернаторствовать в Приангарье, и Дмитрий Мезенцев не в счет, потому что его патернализм ближе к карикатуре.

 

Вот мудрый и толерантный глава региона, способный при этом воздать по заслугам, по справедливости, очень и очень сегодня востребован общественной иркутской средой. И для такого губернатора любые выборы в Иркутской области не страшны.

 

Хотя, безусловно, можно попытаться и замочить всех-всех-всех врагов. Когда машешь шашкой, звук примерно такой: вжик, вжик, вжик, вжик, вжик!


Андрей Старовер

Face Mask Required Signs for Businesses, Restaurants and Offices

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ВСЕГДА ЧИТАЮ ЖУРНАЛ С УДОВОЛЬСТВИЕМ, ПОРАЖАЮСЬ СМЕЛОСТИ СУЖДЕНИЙ. ЖЕЛАЮ БОЛЕЕ ГЛУБОКОГО АНАЛИЗА ЯВЛЕНИЙ И БОЛЬШЕ ЗАДИРИСТОСТИ

 Николай Куцый, профессор, доктор технических наук

nike air believe force low white with writing