вверх
Сегодня: 27.05.19
2.png

Журналы

Город лезет в Бутырку…

Мы давно подозревали, что слухи об интеллигентности и столичной благородности Иркутска несколько преувеличены. Да, возможно, он когда-то был таким: любящим высокий штиль и высокие отношения, когда между горожанами сплошные книксены и галантность, а в голове – поэзия, поэзия, поэзия… Хотя теперь вот даже и не знаем – а был ли? Теперь-то не до книксенов. Теперь по голове бутылкой шваркнуть – обычное дело, самое оно то для порядочного иркутянина. Точнее, не столько бутылкой, сколько… Бутыркой!

Культурная революция, о необходимости которой так долго говорили… Нет, не большевики… Говорили пацаны и девки! Так вот эта революция, на наш взгляд, свершилась! Взята если не почта, телефон и телеграф, то хотя бы филармония. А это тоже ё-моё в некотором смысле!
На днях иркутяне разных возрастов, социального положения, сидевшие и не сидевшие (в местах не столь отдаленных, понятно), пришли сюда, в признанное вместилище музыкального Искусства, послушать свою любимую группу – «Бутырку». И не только послушать, а пришли, так сказать, припасть к Источнику, то есть, чиста, пообщаться с кумирами, погорланить старые добрые ихные (просто настаиваю на этом слове!) хиты: «Икона», «Шарик», «Метеорит», «Не троньте осень» и тэдэ. А еще посмеяться – над собой и над приколами фронтмена Владимира Ждамирова. А еще выпить, наконец, покайфовать от души. Нормальная тема!
Перед началом концерта по-настоящему праздничная атмосфера окутывала не только собственно вход в Храм Творчества, но и всю остановку общественного транспорта «Филармония». Шумные компании явно приблатненной молодежи, отец с сыном, оперативно вливающие в себя пивасик, женщины с ярким макияжем, одетые в свои лучшие наряды и поджидающие кавалеров, – все это как бы говорило о неотвратимости наступления большого-большого счастья. Ну а чо?
Я сдал верхнюю одежду и стал прогуливаться по фойе, то и дело ловя на себе косые взгляды истинных и истовых поклонников шансона, – никогда не думал, что у меня столь неподходящий видок… Вдруг кто-то легонько толкнул меня в бок, и это была женщина средних лет: «Застегните сумочку!» – вежливо посоветовала она. И правда: я совсем забыл об этом – после предъявления билетов – и, если выражаться языком сегодняшнего вечера, в стилистике, так сказать, торжества, чуть не фраернулся. Лошара.
В общем, все происходило, как, видимо, и положено на концертах группы такого уровня.
Бурные аплодисменты, грозящие перейти в овации, начались, не успели артисты подняться на сцену. Когда же зазвучали первые блатные аккорды, а Ждамиров зачастил, пританцовывая: «Тает, тает, тает на дороге грязный снег, а меня марток встречает. Тает, тает, тает на дороге грязный снег, загулять зека желает» – зал взревел. На других концертах в этом зале никто никогда себя так не вел.
И я понял, почему в Иркутске победил шансон. Те, кто любит другую музыку, другое искусство, – это энергетически куда более слабая публика. Шансонолюбы при желании могут передавить всех этих джазистов и их поклонников голыми руками, по семь штук за раз. Больше воли к жизни у них. И меньше, что самое удивительное, – понту! Снобизма, то есть – применительно к этому случаю…

Шансон играют настоящие мужчины


Мой знакомый искусствовед назвал жанр шансона мужской музыкой. Да-да, так и сказал. И мне, глядя на бритые головы и сбитые фигуры музыкантов из «Бутырки», а также на украинские усы главного шансонье, трудно было что-либо возразить по этому поводу. О нереальной брутальности происходящего красноречиво свидетельствовал и тот факт, что прекрасная половина зала в этот раз явно стремилась к цифре две трети. Причем женщины вели себя столь бурно, что приплясывали прямо на стульях и… Естественно, заигрывали с гастролерами!
Иркутские девчонки не промах. Мы как-то не думали раньше об этом, теперь обратим внимание, – признавались музыканты по ходу выступления.
Ну а когда шофер-дальнобойщик из Оймяконского района республики Саха вышел на сцену с цветами и попросил передать привет его семье, сомнений не осталось – ради «Бутырки» настоящий мужик может и горы свернуть, и море переплыть, и пересечь Полярный круг, если понадобится.
– Давай к нам в группу! Мы тоже когда-то с нашим автором текстов и клавишником Олегом Симоновым крутили баранку! – Ждамиров был прост в общении, часто кланялся публике и произносил слова благодарности. И это подкупало.
Меломан-дальнобойщик и полярник в одном лице возвращался на место под дружный хохот и одобрительные аплодисменты зала. Другие ходоки – особенно те, что норовили передать привет сидящим в зале или взять автограф прямо посреди выступления, – если не освистывались, то вызывали немалое раздражение остальных зрителей. Аааа! Хитрозадые у этой публики в Иркутске не в чести. Они в чести у публики интеллигентской, как мы все знаем…
А вообще, пришедшие вели себя друг с другом вполне уважительно, под стать ауре помещения, здания. Точнее – Храма, чтоб ему! Одни почти не замечали постоянных хождений и частых отлучек в фойе своих – как бы это сказать? – соучастников по концерту. А те платили той же монетой: там, где было возможно, выходили со своих мест, как бегуны с препятствиями, – поперек рядов, стараясь не расплескать содержимое бутылок на соседей. Это же, типа, вежливость или нет?

Пусть кружит над Иркутском охрипший его баритон…

 

Собравшиеся, хоть и представляли собой визуально достаточно разношерстную компанию, чувствовали себя в своей тарелке, находились на одной волне. И не только музыкальной, ведь случайных людей здесь все-таки не было. Зал дружно подпевал, несмотря на то что слов практически не разбирал (да и как их разобрать в таком шуме!), и поддерживал с артистами непрекращающийся шутейный диалог:
– Кто первый раз на нашем концерте, поднимите лапки?
И треть зала, а то и больше, подняла руки.
– А теперь пошли все в кассу и доплатили! А то у нас басисту на туфли не хватает! – юморил Ждамиров.
– Да вы и так неплохо зарабатываете! – загудел, улыбаясь в ответ, зал.
Ну чем не высокие отношения – по-своему, по-блатному, по-шансонному?
– А еще придете к нам на концерт, а?
– Придем! – выдохнул зал как единое целое.
И ведь придет. Как не прийти? Может, даже еще больше народу придет. Бутырка в Иркутске явно рулит. И ей здесь мило, и она мила – ментально, ритмом души.
Немалую роль в успехе каждой группы конечно же играет репертуар. Так вот в этот вечер репертуар за исключением одной-двух новых песен точно попадал в сердца сидящих в зале. И действительно! Как это по-иркутски! Чувствуется история и культурные традиции столицы Восточной Сибири: «Метеорит над зоною летит, и видит ночь его полет прощальный. Метеорит, как жизнь моя, сгорит – так бесполезно и случайно».
Кто тут не расчувствуется? У кого глазки не окажутся на мокром месте? И декабристы бы с женами, уверен, растрогались бы – доживи они до этого момента. И Антон Палыч пустил бы слезу – проезжай он Иркутск сейчас. И Леонид Гайдай изрыдался бы. Ползала филармонии нынче и рыдало!
А как усидеть на месте под заводную песню «Шарик»? Ведь: «Шарик, я, как и ты, был на цепи, Шарик, хлебал хозяйские харчи, Шарик, и, как и ты, я видел сны. Всё, как и ты, всё, как и ты». И публика вместе с героем хита псом Шариком как будто сорвалась с цепи и понеслась в свой рай…
А на сцене у «Бутырки» организовалась импровизированная подтанцовка и подпевка – в лице наиболее отчаянной поклонницы творчества группы…
 
От «Мурки» до «Полёта шмеля» и обратно

 

В любом концерте наступает время, когда музыканты могут блеснуть своим индивидуальным исполнительским мастерством. А для артистов, работающих в так называемом жанре русского шансона, это, безусловно, особенно актуально, потому что зачастую им просто негде – по объективным причинам, в силу жанра – развернуться. «Бутырка» такую возможность нашла. «Песни со смыслом» на время уступили место чистому искусству.
Клавишник настолько расчувствовался, что ушел в этот момент со сцены, за него пришлось отдуваться всем остальным – и прежде всего гитаристу. Он не подкачал. Он порадовал публику гитарными стандартами от Deep Purple до Joe Satriani и от «Мурки» до «Полета шмеля». Я ушам своим не верил! И только подумал, что это, пожалуй, самая яркая часть программы, как народ потянулся в гардероб! Дескать, не гони шнягу, пацан, – давай реальную музыку! И вскоре зал оказался наполовину пуст. Правда, некоторые потом все-таки вернулись – уже в верхней одежде… Надежда (на реальную музыку), как известно, умирает последней!
А со сцены в это время жестоко гремела неувядающая «Smoke On The Water». Пришлось переключать тему вечера, возвращаться к истокам…
– Это ж песня «Запахло весной»! – Немного некстати вышел на сцену главный герой Владимир Ждамиров. – Ну-ка сыграй ещё раз!
Гитарист сыграл знаменитый риф.
– Ну точно – она!
И понеслось опять: «Улыбнется сквозь решетку солнце мне, заиграет и запрыгает капель, лист родится, ртуть подтянется на плюс, от весны здесь забалдеет всё вокруг…».
Все снова стали счастливы!
…Концерт катился к своему завершению, и после эффектного выхода шансонье в зал под песню с лихим (или говорящим?) названием «А для вас я никто, как и вы для меня!» собравшимся осталось только выстроиться в очередь за автографами…
Пробираясь сквозь хлопья мокрого снега до своей машины, я чувствовал себя как-то странно. С одной стороны, так хотелось крикнуть этому городу: «Иркутск, не лезь в Бутырку! Пожалуйста!». А в голову при этом лезло навязчивое, из только что услышанного: «Запахло весной, метелям – отбой! Умца-умца-умца-умца!».
Где-то я сегодня все-таки фраернулся по ходу…


Тимофей Ленский

 

От редакции: Самые дешевые билеты на концерт «Бутырки» стоили 1000–1200 рублей. Как на всемирных звезд Deep Purple. Мы купили два: для корреспондента и фотографа. Всё по-честному. Внесли свой вклад в культурку. Но денег почему-то страшно жаль…

 

 

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер