вверх
Сегодня: 01.02.23
3.png

Журналы

Что происходит опять в Политехе?

 

 

 

Гром гремит – посуда бьётся…

 

В июле прошлого года, в самый разгар лета, когда Иркутск принимал у себя Председателя Правительства Российской Федераций Дмитрия Медведева, по информационным агентствам громом среди ясного неба прокатилась новость о том, что на ректора ИрГТУ Ивана Головных заведено уголовное дело: он подозревается в превышении должностных полномочий, то да сё… Ивану Головных пришлось оставить ректорский пост, а на его место – в статусе исполняющего обязанности – пришёл Александр Афанасьев.

 

Не будем вдаваться в подробности дела. Об этом уже писали наши коллеги – и писали подробно: в деле больше вопросов, чем ответов, но оно по-прежнему не закрыто, а значит… Надо уважать труд следователей. Помолчим. И констатируем лишь, что, пока оно не закрыто, прежнему ректору закрыт путь для переизбрания. Шанс есть только у других людей. И это важное обстоятельство, потому что… Впрочем, об этом наверняка скажут наши эксперты. Мы обсудили ситуацию с несколькими людьми, которые, как говорят в подобных случаях, знают контекст. Не обсуждали этот контекст только собственно с Иваном Головных и Александром Афанасьевым. Понятно, что именно каждый из них скажет. Понятно заранее, не правда ли?!

 

И.о. и Ко

 

Александр Афанасьев, вообще-то, пришёл на работу в Политех когда-то из Иркутского госуниверситета, где заведовал кафедрой общей физики на физическом факультете. Случилось это в 2006 году, после чего он возглавил кафедру квантовой физики и нанотехнологий, затем какое-то время был проректором по научной, а затем – и по международной деятельности. И за этот период, как писали раньше в производственных характеристиках, Александр Диомидович как руководитель заслужил неоднозначные оценки коллег. Хотелось бы сказать, конечно, что – исключительно хорошие. Но вот… Нет, нельзя так сказать! Хотя и хорошие, безусловно, среди оценок тоже присутствовали.

 

В новой для себя должности он очень энергично взялся за дело. Кое-кто по этому поводу употребляет даже определение «бойко». И отмечает: сам внештатный советник губернатора Сергея Ерощенко, Афанасьев завёл множество своих советников по разным вопросам и начал переводить административную и финансовую стороны деятельности вуза под свой жесткий контроль. Однако для полной свободы действий новой команды Александру Диомидовичу, очевидно, необходимо было избавиться от приставки и.о. Причем, что вполне понятно, – как можно быстрее. Чего, как говорится, тянуть? И выборы были объявлены незамедлительно. 16 апреля – день голосования.

 

Выборы без объявления

 

В коллективе практически все опрошенные нами признают: известие о таких суперскорых выборах застигло врасплох большую часть руководства Технического университета. Произошло это на заседании Учёного совета 21 февраля нынешнего года.

 

Члены Ученого совета не по-ученому поддались на заверения Афанасьева в том, что необходимо срочно, не читая, принять новое положение о выборах ректора, и проголосовали «за». А когда все-таки прочли, то были сильно удивлены тем, что предвыборная, оказывается, кампания уже началась – с того самого момента, как они сказали своё «одобрямс». На выдвижение кандидатов и прочие хлопоты полноценно оставалось около недели. Все, кто хотел или мог захотеть выдвинуться, должны были за этот срок заручиться поддержкой части коллектива, собрать соответствующие документы, разработать и предоставить авторскую программу развития вуза… Нужно было поспешать, словом.

 

В итоге кандидатами на пост ректора выдвинулись четверо: кроме самого и.о. – директор Физико-технического института Николай Иванов, профессор кафедры радиоэлектроники и телекоммуникационных систем Николай Строкин, заведующий кафедрой автомобильных дорог Вадим Балабанов. Ещё один кандидат – проректор по научной работе Виталий Пешков, формально выдвинутый Ученым советом Института архитектуры и строительства, а неформально всеми, кто активно оппозиционно настроен по отношению к новому руководству вуза, был снят из-за того, что как будто не предоставил в срок необходимые документы.

 

Словосочетание «как будто» ставим здесь специально, потому что не видели официальную трактовку отказа в регистрации. Многое из того, что сейчас происходит в Политехе, находится за семью печатями, не разглашается. Может, так и надо?

 

Как бы то ни было, недопущение Пешкова к выборам стало одним из главных скандалов этой избирательной кампании и мгновенно обросло в коллективе разными – не очень, прямо скажем, комплиментарными в отношении и.о. ректора – слухами. Тем более что на заседание Учёного совета, где происходило утверждение выдвинутых кандидатур, не допустили директора Лимнологического института академика Михаила Грачева, прибывшего поддержать одного из кандидатов.

 

Но недовольство коллектива в таких ситуациях – одно, это зачастую та самая собака, моська, а караван, что называется, – другое. Он идёт и может вполне себе дойти до места назначения. И он до сих пор худо-бедно шёл. И ничто, казалось бы, не могло помешать Александру Афанасьеву спокойно дожидаться результата. Очевидно, что в таких условиях, когда нет времени на предвыборную работу, на то, чтобы другие кандидаты смогли ознакомить со своими программами коллектив вуза и убедить его в чем-то, шансы на победу действующего руководителя всегда выше.

 

Чтобы в этом окончательно убедиться, оставалось только дождаться конференции научно-педагогических работников и представителей всех категорий сотрудников и обучающихся, которые должны были проголосовать за нового ректора. Однако Министерство образования и науки Российской Федерации смешало все карты письмом заместителя министра Марата Камболова. В нем говорилось о том, что, цитируем: «дата проведения конференции по выборам ректора ИрГТУ будет окончательно согласована Министерством образования и науки РФ после принятия решения Аттестационной комиссии» Минобрнауки. А пока, согласно этому письму, необходимо не позднее 12 марта начать процедуру выборов и не позднее 17 апреля предоставить список кандидатов в министерство. Вот так ёк-макарёк! Это переворачивает все (или почти все) основные представления о нынешних выборах ректора. И рождает вопросы, ответы на которые хочется понять уже… вчера, если позволите.

 

И прежде всего хочется получить ответ на такой вопрос: «А почему руководство ИрГТУ назначило выборы в такие, несогласованные с Минобрнауки, сроки – при том, что согласовывать это, согласно Уставу вуза, просто необходимо?». Это вопиющая некомпетентность или что-то ещё? И что будет теперь? Означает ли всё это, что даже если некое голосование 16 апреля состоится, то оно будет нелегитимным? И кому надо, чтобы легитимность была под вопросом? Тому, кто неожиданно может проиграть? Чего ведь не случается при тайном голосовании…

 

Красноречивые… фигуры умолчания

 

Впрочем, искать ответы на эти вопросы всё равно придётся не нам, а самому Политеху, Минобрнауки и, видимо, руководству региона, для которого это тоже сплошной «головняк». Другой вопрос: как скоро эти ответы будут найдены? С учётом того, что порассказали нам эксперты, некоторые вопросы трудно будет объяснить…

 

Это, конечно, не касается условий выдвижения кандидатов. Тут как раз ответ можно найти довольно быстро, потому что сразу 29 подразделений вуза ни с того ни с сего выдвинули Александра Афанасьева. Напомним, что в ИрГТУ он работает сравнительно недавно. И это именно его Иван Головных обвинил чуть ли не в заговоре против себя, а Иван Михайлович все-таки по-прежнему весьма уважаем значительной частью коллектива: вуз за время его ректорства объективно и существенно поднялся.

 

А у Афанасьева к тому же есть выговор и несколько историй в трудовой вузовской биографии, пересказывать которые не хочется уже потому, что они совсем плохо характеризуют деловые и моральные качества и.о. ректора. Мы не для того пишем этот материал, чтобы выглядеть очернителями: кому надо – найдёт соответствующие ссылки и документы хотя бы в Интернете и сам оценит достоверность информации. Но вот по-человечески не верится, чтобы политеховский народ чуть ли не поголовно взял да и ринулся поддерживать Александра Диомидовича в такую совершенно неоднозначную минуту. Больше похоже на использование административного ресурса, ей-богу! Вам так не кажется?

 

А вот что произошло со снятием одного из ключевых кандидатов – вопрос интересный. Сам Виталий Пешков уверен, что насчет его кандидатуры было изначальное решение и указание – не пускать:

 

– Когда я писал заявление, – рассказывает Виталий Владимирович, – членами комиссии было объявлено, что я могу подать заявление до конца рабочего дня, то есть до 17:00. Само заявление о том, что я согласен быть кандидатом и прошу меня зарегистрировать, было мною написано где-то в полтретьего. А вот копии дипломов и прочее я должен был, конечно, донести. И я принес все это до конца рабочего дня. Однако дверь была уже закрыта, хотя за дверью были люди. Я постучался, но они не открыли. Есть несколько свидетелей того, что я стоял возле этих дверей. В это время подошел начальник правовой службы университета Коршунов, который также является членом избирательной комиссии. Он у меня документы взял возле двери. И я посчитал, что всё выполнил согласно требованиям. Однако документы все-таки куда надо не попали. И Коршунов это сейчас никак не объясняет.

 

Непонятна ситуация с Михаилом Грачёвым. Ведь до инцидента с его недопущением на заседание Учёного совета академик относился к нынешнему руководству ИрГТУ, как он сам признаётся, нейтрально и даже позитивно. Дескать, проблему с ректором всё равно теперь надо решать…

 

– Дело в том, что когда университет проходил стадию становления, я лоббировал его создание именно в Иркутске, потому что Политех – это кузница инженерной элиты Восточной Сибири. Его развитие я считал очень важным. Поэтому я приехал на Ученый совет. Мне просто хотелось высказаться в пользу определенного человека. Я не понимаю, чего они испугались. То, что меня туда не пустили довольно злые люди, по облику – охранники, конечно, меня это не порадовало. И вряд ли это хорошо характеризует то руководство, которое есть у Политеха сегодня. В итоге я высказал свое мнение о кандидате письменно, мнение это дошло до коллектива.

 

Наверняка у нынешнего руководства Политеха найдется масса формальных объяснений всему этому. А если это просто принципиальная позиция, некий фирменный стиль – не допускать неугодных или просто независимых людей до решения важных вопросов? Причём получается, не допускать любыми доступными способами? Даже если кому-то эти способы могут показаться неприличными или даже унизительными. Тогда ведь – беда. Согласитесь?

 

У специалистов «со стороны» тоже предостаточно вопросов. Доктор физико-математических наук профессор Николай Буднев, работающий в ИГУ, давно и хорошо знает основных претендентов на пост ректора. И он откровенно недоумевает:

 

– Удивляет сам расклад кандидатур. Александр Афанасьев возглавлял кафедру общей физики в ИГУ. Основным местом работы Николая Строкина долгие годы был Институт солнечной земной физики, а у нас в Госуниверситете он работал по совместительству. И эти люди выдвигаются теперь коллективом Технического университета! Некого больше выдвинуть? Удивительное дело!

 

Мы попробовали связаться с Николаем Строкиным, чтобы понять, что все-таки его подвигло (или кто подвиг) заявить о своём участии в выборах и что, собственно, он считает необходимым сделать для совершенствования ИрГТУ, доведись ему выиграть выборы и стать ректором. Какова, мол, его программа действий? Однако на наше предложение пообщаться Николай Александрович ответил категорическим отказом:

 

– Я не играю в эти игры. Спасибо за предложение. Не звоните мне больше! – прямо так и сказал.

 

И, признаемся честно, заставил почувствовать некую неловкость от такой нашей наглости. Как нам только в голову пришло попросить кандидата в ректоры озвучить пункты своей программы? И потом: что считает играми Николай Строкин? Сами выборы или свою роль в них? Или что ещё? Волей-неволей поверишь после такой реакции в слухи о том, что именно господина Строкина господин Афанасьев ведёт за собой на выборы в качестве технического кандидата… Так слухи это или нет, Николай Александрович?

 

Шаг назад, но сколько – вперёд?

 

Но самый существенный вопрос во всей этой ситуации, безусловно, такой: «Кто определяет условия проведения нынешних выборов? Минобрнауки или сам Политех, то бишь его руководство? Кто главный? Кто расставляет точки над «и»?». И это концептуальный вопрос. Ответ на него может дать ответ и другого рода – кто будет ректором…

 

Потому что если «рулит» Минобрнауки, то тогда может получиться, что нынешние правила игры изменятся. Допустим, получат возможность участвовать другие члены коллектива, а это уже будет и совершенно другой расклад. Плюс, по идее, голосование 16 апреля тоже не должно состояться. Дату тогда должны перенести, а это будет означать, что те, кого в коллективе считают реальными соперниками и.о. ректора – а это ещё Николай Иванов! – получат необходимое время на общение с коллективом и объяснение своих программ. А у них, говорят, программа точно имеется!

 

Может ли подобное случиться?

 

– Сейчас все усложнилось и запуталось, – считает профессор Буднев. – Министерство у нас работает тоже непонятно, там свои какие-то подводные течения, и какие решения принимаются, узнать порой невозможно. Но сам факт того, что из министерства пришло письмо о фактическом переносе выборов, означает, что и там недовольны ситуацией в нашем Техническом университете. Сейчас возможны любые сценарии. Там же есть такой обязательный элемент как согласование кандидатов в министерстве. А министерство может не согласовать того же Афанасьева. Хотя бы по признаку возраста.

 

Похоже, ситуация действительно непредсказуема, как бы мы к этому ни относились. А значит, непредсказуема и реакция выборщиков.

 

Реальность третьей силы

 

До сих пор многие наблюдатели оценивали ситуацию так: была одна в вузе доминирующая сила – Иван Головных и некая старая политеховская элита. Сейчас пришла сила вторая – Александр Афанасьев и новая элита, корнями совсем не политеховская. И у той, и у другой силы есть вполне устойчивая поддержка в коллективе, обусловленная определёнными материальными и психологическими мотивами. И обе эти силы крайне негативно настроены друг к другу… В иной, вневузовской, жизни в таких случаях нередко возникает и побеждает третья сила – та, которая порой формируется стихийно, в результате некоего компромисса тех представителей элит, которым собственно война не нужна. Война – это же долгое и изматывающее противостояние, часто бесполезное.

 

А война ведь в Политехе сейчас, по сути, идёт. В результате этого противостояния вуз провалил набор абитуриентов в прошлом году и может провалить новый набор – в нынешнем. Не получили поддержки (и грантов) на федеральном уровне ряд вузовских проектов. И дальше будет хуже. Это объективный процесс. Так, может, не столь уж неправ Виталий Пешков, когда говорит о том, что в идеале ректором должен стать кто-то не из команды Головных или Афанасьева?

 

– Главное, что должно учитываться независимым кандидатом, – это защита интересов университета, трудового коллектива. Он не должен представлять какие-то клановые интересы, – рубит правду-матку Виталий Владимирович. – Ректору нужно иметь поддержку от подавляющего числа людей, а она будет только тогда, когда люди будут видеть, что все происходящее делается не в угоду кому-то конкретно.

 

А председатель Президиума Иркутского научного центра СО РАН академик Михаил Кузьмин убеждён:

 

– Со стороны нельзя однозначно утверждать, что кого-то можно рекомендовать, а кого-то – категорически нет. Да и неэтично это. Технический университет имеет хорошие традиции. Вполне понятно, что это коллектив сильный, и он должен сам принимать решения. Именно коллектив, который нужно спросить нормально, а не заставлять или принуждать. Тем более вряд ли коллективу нужны советы посторонних. В том числе советы из Министерства науки и образования, где наверняка плохо представляют кадровую ситуацию в университете. И если бы у коллектива было время – он бы разобрался, что к чему.

 

Так разберутся сейчас в Политехе или нет, как думаете?

 

 

 

 

Тимофей Ленский

Комментарии  

#2 Читатель 09.04.2014 16:51
Хорошая статья - с толком, тактом, расстановкой.
Цитировать
#1 Александр 09.04.2014 14:45
Супер! Спасибо за статью. Все очень хорошо написано!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС

Entrainement Nike