вверх
Сегодня: 12.08.20
6.png

Журналы

Казус переименования…Кому и зачем менять названия улиц в Иркутске?

 

 

Необходимое уведомление сразу, сходу: автор данного текста убежден, что нет совершенно никакой разницы, как именно называются улицы того или иного города. Ну вот не питает автор никаких сентиментальных чувств по поводу того, где ему досталось коротать какое-то время в своей жизни: на улице Роз или на улице Вязов. На улице Синей или Коричневой. На улице Матерчатой или Железной. И так далее. По барабану совершенно! В США, например, улицы иной раз тупо нумеруют – и ничего, живут. Мучаются, изнемогают, конечно, наверняка, но живут. Хотя имеются и случаи патологические – типа улицы Уго Чавеса в Москве или Джохара Дудаева в Варшаве, и кому это кажется чрезвычайно необходимым и суперважным, но это уже следствие международных политических боданий, а не результат топонимических самотерзаний местного сообщества.

 

Более того, автор уверен, что развернувшаяся в городе Иркутске дискуссия вокруг переименования, или, как уверяют сторонники этой процедуры, «возвращения исторических названий», инициирована и продолжается так долго исключительно потому, что кому-то очень нужна дымовая завеса вокруг более важных тем. Вот так! И только так!

 

Вокруг каких тем? Вокруг тем, связанных с результатами деятельности городских властей и городских элит в последние лет 15. И в последние три года, конечно. Мы отстаем от соседних региональных столиц все больше и больше, а потому вместо разговора о том, что «не все ладно в Датском королевстве», мы от наших элит получаем предложение переименовать что-нибудь по-быстрому, порадоваться и… того – напиться, как водится. Быть может, даже за здоровье тех самых элит.

 

Вы можете возразить мне, что дебаты по поводу переименования ведутся больше 20 лет – с тех пор, как рухнул Советский Союз и коммунистический строй, и многим показалось очевидным, что улицы надо переназывать… А чего же не переназвали тогда? Духу не хватило? Кишка оказалась тонка? Или… Или этот вопрос вообще из разряда тех, когда все на самом деле понимают, что переименовывать улицы – сродни тому, чтобы чесать одно место: сколько не чеши, когда-нибудь все равно зачешется опять? Вот и чешут время от времени, как только наступает подходящий момент. Шум по этому поводу стоит грандиозный, общество разделилось и – далеко не поровну. За переименование меньшинство, причем совсем невеликое (если так можно выразиться) количественно, но вполне мощное с точки зрения лоббистского потенциала и информационных ресурсов. Против переименования – большинство, которое не очень понимает, в чем тут дело, но оно сильно консервативным отношением к вопросу и… подавляющим численным перевесом. Впрочем, численный перевес, даже подавляющий, в этом вопросе как раз – ерунда ерундой. Начихать и забыть.

 

Кто победит – и гадать не надо: меньшинство имеет прямой доступ «к телу», то есть к городским властям, а большинство, если взглянуть правде в глаза, даже не сможет при желании собраться в кучу, чтобы внятно сказать «нет». Да что там! Чтобы внятно вообще обозначить свою позицию. Оно даже не поймет, зачем надо собираться, потому что некому это объяснить: СМИ в основном на другой стороне. Так что меньшинству не надо даже строить какие-то баррикады, чтобы одолеть противника. Если меньшинству понадобится, конечно, кого-то одолевать. Но меньшинству, как я уже говорил раньше, тоже не нужна, похоже, победа – в виде реального переименования какой-то более-менее значительной части города. Меньшинству нужно переименовать что-то эдакое, весомое – и увести внимание городского сообщества в сторону…

 

 

СМИ-то вовсю бросились обсуждать, как, что и когда нужно переназвать – ту или иную улицу, тот или иной объект, но реально на данный момент ни одного внятного решения о переименовании чего бы то ни было – нет. Имеется лишь публичное обещание депутата городской Думы Сергея Юдина (заметим – даже не руководителя этого органа власти) всесторонне обсудить вопрос в начале 2014 года. И заметим – не в отношении всех улиц, имеющих исторические названия, и даже не узкого списка из десяти из них, носящих имена, допустим, террористов, а всего одного сквера имени Кирова. Что особенно смешно – сквер имени Кирова собрались переименовывать в площадь имени графа Сперанского. И то только потому, что в этом случае уж точно не придется менять адреса зданий и объектов: по этому адресу их просто нет. Но СМИ, повторяю, вопят которую неделю, и дым стоит коромыслом!

 

Тут, как может заметить читатель, что-то уж слишком много всяких оговорок и условий: «только в следующем году…», «только одного объекта…», «только потому, что без затрат…». И это, между прочим, после 20 с лишним лет непрекращающегося давления на городскую администрацию и Думу со стороны комиссии по топонимике и группы весьма авторитетных общественных деятелей. Если бы у паровоза был такой же КПД, как у «переименователей», мы бы до сих пор ездили на лошадях, ей-богу.

 

Городскую администрацию можно понять. Чиновник может быть вороватым, ленивым или, наоборот, честным и деятельным (во что я лично не верю. – Прим. автора) – словом, он может быть каким угодно, но в первую очередь это существо прагматичное. И это существо рассуждает примерно так: если городской объект уже имеет название, то менять его незачем. Неважно при этом, о чем речь: будь то историческое название типа Сивцев Вражек (которое, кстати, ничего не говорит современному человеку, но ему уже много веков), будь то имя пламенного революционера (вроде Дзержинского, наводящего ужас при близком знакомстве с его биографией) или полный бред – как название «Проектируемый проезд» или улица Шарикоподшипниковая. Любой набор букв имеет право на существование, если, конечно, этот набор уже набран на карте города, вписан в нее, вмонтирован…

 

И признаюсь, что с этим мне трудно спорить. Для перемены названия нужен, нужен весомый довод, господа! Правда, господа «переименователи» полагают, что если довод легковесный – а других я практически не слышал, то тогда их, доводов, должно быть много. И их много! Доводилось слышать даже такой: исторические называния придадут городу исключительность на фоне других городов с типовыми улицами Ленина, Маркса, Советскими и так далее. Когда я слышу это, то сразу вспоминаю анекдот про панка и нового русского. Не слышали? Да слышали наверняка! Это когда бритый наголо «браток» посоветовал панку с ирокезом выделяться не внешними данными, а «интеллектом». Смешно, да?!

 

Ну что изменится в вашей жизни, если улица Марата вернет себе историческое название Луговая? Вместо бензинового перегара вдоль всей улицы запахнет скошенной травой? Исчезнут ямы? Появится нормальное освещение? Вы сами знаете: ничего подобного не произойдет. Наведите порядок на Халтурина, причем такой, чтобы и зимой и летом все было идеально, водите на нее туристов – и ни один из них не скажет своего «фи» по поводу названия. Никто не сочтет его сомнительным. Будут молча завидовать – и всё! Потому что не в названии улицы таится смысл для людей, проживающих на ней. Даже если улицу Волжскую переименуют в улицу Коко Шанель, вони от неисправного канализационного коллектора там меньше не станет, уверяю вас. И люди это знают. Как сказано по этому поводу у братьев Стругацких, король назвал хутор Благорастворение, но народ упорно называл его Смердуны… Смайл тут сейчас надо ставить, или обойдемся без формальностей этикета?

 

Некоторые сторонники переименования ссылаются еще на импортный фэн-шуй и уверяют, что магия имен таки действует. Сингапур, говорят, потратил кучу денег только на то, чтобы знаменитое огромное колесо обозрения начало крутиться в обратную сторону и качать «энергию денег» не в спальные районы, а в деловой квартал. По версии фэншуистов, стоит лишь убрать с табличек в Иркутске имя гонителя «буржуазной» прессы Володарского и вернуть название Преображенская, как тут же наступит благодать, и даже уркаганы, доставленные на допрос в Следственный комитет, который находится на этой же улице, сразу (или по истечении времени) перевоспитаются… Ну-ну!

 

Процитирую малоизвестную китайскую поговорку: «Фэн-шуй у нашего Вана в голове». В голове! После пяти тысяч лет истории и немыслимых возможностей присобачить этот фэн-шуй куда угодно. Не в квартире, где живет Ван, не на фабрике, которой он владеет или где работает. Не на улице, по которой он ходит. А в го-ло-ве! Ему фэн-шуй нужен, чтобы мысли приводить в порядок, разум, а не улицы переименовывать.

 

Да и к чему нам тот хваленый фэн-шуй? Китайская продукция в обозримом прошлом всегда была синонимом массового, дешевого, но крайне некачественного товара. У нас же даже «хрущевки», изначально рассчитанные на 25 лет, стоят по 50 без особых проблем. Как думаете, если бы китайцы строили, эти хрущевки простояли бы? То-то и оно! Так что, в общем, не дай нам бог применить этот фэн-шуй где-нибудь в районе авиазавода – самолеты будут падать через два на третий. Бред, скажете? А вы себя послушайте, а точнее, прислушайтесь к себе…

 

Но наиболее забавен третий аргумент переименователей, а он, пожалуй, по распространенности и серьезности, с которой его озвучивают, даже перещеголял все прочие. Суть его заключается в том, что раньше как будто имена иркутским улицам давали по фамилиям купцов-домовладельцев, сейчас же улицы носят имена карателей, вешателей и бомбистов. И это как бы свидетельствует о том, что надо скорее забыть эти имена и вернуть благость улицам.

 

Что ж! Ну да: потому все так в нашей истории и получилось, что купцы-благодетели, дворяне – белые и пушистые, а также «безвинно убиенная» фамилия Романовых довели наших с вами предков до белого каления, и в 1917 году их всех погнали куда подальше. Факт остается фактом: на улице Ланинской в свое время гремели уличные бои, а на улице, названной в честь цареубийцы Желябова, ни одной массовой драки не случилось. Осознайте простую вещь: те, кто кажутся нам с вами исключительно меценатами и радетелями общества, в свое время большинством современников оценивались, судя по результату исторического процесса, не иначе как упырями и кровопийцами. Именно так: упырями и кровопийцами! А если говорить более приятными вам словами, «…со времени Иисуса невиновных нет». Каждый получает свое. И каждый из нас с вами получит когда-нибудь. Не расстраивайтесь, придет момент!

 

Просто «террористы» убивали представителей власти, а «меценаты» выжимали соки из всех оптом. И сейчас уже нет смысла считать, кто был более вредоносен. История свернула на известную нам с вами колею, и как бы вы ни протестовали, как бы ни воротили нос и ни пытались вернуть «Россию, которую мы потеряли», – мы ее потеряли безвозвратно. Фарш невозможно провернуть назад, господа. Или вы хотите попробовать на досуге?

 

Надо жить с тем, что есть, но как раз этого сторонники переименования делать явно не собираются. Они желают получить площадь графа Сперанского, улицы Амурскую, Большую и Чудотворскую. И ладно бы это было частью чего-то осененного божественной дланью, но… Названия-то это всё не бог весть какие оригинальные. Надо согласиться с тем, что предки наши фантазией не блистали: тех же Тихвинских не так давно насчитали несколько десятков. И если всем нынешним улицам, бывшим некогда Тихвинскими, вернуть это имя, то представляете, какая хохма получится? Вся страна ухахатываться будет! Куда там разговорам о Софье Перовской, чье имя сегодня носит одна из этих улиц! Тут именно ржать начнут! Грооооомко!

 

Конечно, я понимаю героев последних лет, находившихся у власти в городе, – им хочется, чтобы их бюст отлили в бронзе, а имя высекли на граните. Им этого, судя по всему, дико хочется. И среди этих героев, не исключаю, люди влиятельные: бывшие мэры, бывшие и действующие депутаты, владельцы заводов и пароходов. Чего тут не понять? Но и вы поймите, господа влиятельные! Нет в городе абсолютных моральных авторитетов – таких, чтобы разом и общеизвестными были, и общепризнанными. Никто из вас, мэры, депутаты и владельцы, таковыми НЕ являетесь, увы. И если город вдруг выберет даже щадящий вариант и переназовет десяток-другой наиболее однообразных (с учетом ситуации в других городах страны) улиц в пользу таких сильно почетных граждан, то начнется просто невообразимое! Понимаете, нет?

 

Завтра же каждый нормальный горожанин возопит насчет вас: «Кто все эти люди?! Что за заср…, именем которых обозвали МОЮ улицу!». Не верите? А вы спросите, например, как народ относится к тем, чьими именами уже назван ряд улиц, хотя имена эти совершенно непонятны рядовому иркутянину! Какое отношение имеют к Иркутску Алексей Фатьянов, Сегеки Мори, Пауль Рошер, Тамара Карнаухова, Степан Казаков и прочие, прочие, прочие, коих наберется несколько десятков человек? Или вы думаете, что народ будет терпеть вечно?

 

А потом же среди влиятельных горожан начнется откровенная давка, и даже драка, в очереди на увековечение. Каждый второй захочет улочку или переулок, а каждый третий – проспект или сквер. Пожалейте себя и город, господа!

 

Впрочем, я знаю, что никто никого жалеть не будет. Нет такого у наших «богатых и красивых». И поэтому приведу еще один аргумент – из прошлого.

 

Римские епископы первых веков христианства (а преемники этих епископов сейчас известны как папы. – Прим. автора), в какой-то момент просто устали бороться с пережитками язычества. Где бы ни строили церкви, как бы их ни украшали, горожане ходили в них довольно неохотно, но при этом упорно праздновали ежегодные языческие праздники и поддерживали культ предков. И тогда один из епископов придумал действительно хитрый ход: он приказал строить церкви на фундаментах языческих храмов и при кладбищах, а уж празднества-то церковные, вплоть до даты рождения Иисуса, и раньше были тесно привязаны к старым культам. Можно сказать, что церковь как будто проявила слабость и поддалась, а можно – что церковь проявила мудрость и выиграла в итоге умы миллиардов верующих. Как посмотреть, в общем.

 

В Иркутске, между прочим, тоже налицо такие прецеденты. Остановку общественного транспорта «Институт МВД» старожилы упорно называют «Пожаркой», а район Нового рынка – «Эталон», хотя от одноименного завода остались только пара зданий да воспоминания. Это только на картах четыре остановки разом называются «Чкалова», народ-то все равно знает, где остановка «Бытовая». Переименовать можно все, что угодно, но из-под любой краски, из-под любого слоя штукатурки будет просвечивать тот факт – внимание! – что НАША НЫНЕШНЯЯ городская среда сформирована не под воздействием адмирала Колчака и городских голов теперь уже древности, не графом Сперанским и купцами Трапезниковыми, а в основном благодаря усилиям политотдела 5-й армии и его идейных наследников. И городская топонимика по ПОЛНОМУ ПРАВУ отражает это воздействие, эти усилия.

 

Так что прекращайте мутить воду! Давайте оставим в покое городскую топонимику? Давайте все-таки обсудим более важную тему: «Что сделали для Иркутска те, кто сегодня составляет как будто цвет городского сообщества?». Может быть, вы действительно все эти 20 лет не только разворовывали город (а может, и не разворовывали вовсе), но давайте обсудим это, а? Или боязно вам?

 

 

Карикатуры Вячеслава Шляхова и Андрея Москвина

 

Константин Дынин

Комментарии  

#2 Дмитрий 02.09.2016 23:30
Категорически против. Есть неточности... Подпишусь только под последними четырьмя строками... Двумя руками!
Цитировать
#1 Владимир 27.08.2016 03:12
Полностью поддерживаю автора! Предлагаю новые наименования давать ТОЛЬКО НА ВНОВЬ ЗАСТРОЕННЫХ улицах, площадях, бульварах! И, при этом, непременно учитывать мнение жителей города, а не мнение чиновников и депутатов!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НРАВИТСЯ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» ОТСУТСТВИЕМ НАЗИДАТЕЛЬНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬЮ САМОСТОЯТЕЛЬНО СФОРМИРОВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ, И ЕЩЁ УМЕНИЕМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ ОСВЕЩАТЬ ПРИВЫЧНОЕ

Татьяна Медведева, медиатор