вверх
Сегодня: 03.03.24
13.png

Как молоды мы были, как партию любили…


Сегодня Евгения Хохрякова знают как писателя, автора десятков сказок, повестей и рассказов. Дети на улицах подходят поздороваться, интересуются, как дела. Родители делятся радостью: после знакомства с автором дети начинают читать бумажные книги и в библиотеках области самостоятельно ищут «сказки писателя Хохрякова», а библиотекари сожалеют о небольших тиражах, потому что книги Евгения Хохрякова практически всегда «на руках». Его произведения были переведены на английский язык, их иллюстрировали ребятишки из английских городов и г. Кировска (ЛНР), рассказы издавались в Республике Кипр, и одна сказка на английском языке продаётся и сегодня на платформе известной фирмы Amazon.com. Он имеет множество литературных наград, но не любит ими хвалиться.



Правда, мало кто из родителей и юных читателей догадывается, что в конце прошлого века и первое десятилетие идущего Евгений Михайлович плотно занимался… политикой! И ведь как раз в начале XXI века и формировалось то, что мы сейчас имеем. В документальных историях Хохрякова о тех годах воспоминания шуточные. Но жизнь-то была серьёзной!

История первая
Лето 1999 года. Я работаю директором агентства «Сибинформбюро» – издаём «АиФ в Восточной Сибири». Однажды приходит мой друг Гена Русских. И предлагает сходить в гости к… полномочному представителю президента РФ Александру Адамовичу Суворову. Мол, дело есть к тебе. Вот где я и где представитель президента?!
Но всё же сходили. Там мне после краткой беседы предложили возглавить Иркутское отделение Российского объединения избирателей. Которого ещё нет и которое, чтоб возглавить, надо сначала создать! Так я попал в «большую» политику.
Сформировали ячейку. Что делать – никто не знает. Потом был учредительный съезд РОИ. И там я окончательно понял, что в большой политике есть большие деньги. После заседаний хозяева накрыли «поляну» – банкет на 100 человек. Александр Адамович познакомил меня с главным. Тот возьми и спроси: «Проблемы, просьбы?»
Человек я скромный. Сказал, что всё хорошо. Но мой иркутский визави усмехнулся и подсказал главному, что мы прилетели с секретарем за свои деньги. Главный аж подпрыгнул! И давай ворчать: «Где-то тут ходит мой «кошелёк»! Ага, вот она!» И к нам подошла девушка с ногами, растущими прямо… ну, в общем, красотка! Шеф приказал ей («кошельку») покрыть все наши расходы. Красавица спросила, сколько она должна мне. Я назвал стоимость авиабилетов. Та открыла сумочку, вынула деньги и быстро отсчитала сумму: «Расписку не надо!» – сунула мне пачку купюр и пошла за шефом коньячком пробавляться. А я рот закрыть не мог! Ибо деньги были… зелёные! Доллары! Мне выдали мою полугодовую зарплату директора!
Человек слаб. Я не стал возражать. Не стал суетиться. Может, у них так принято? Тем более что председатель центрального РОИ был из зародившихся нефтемагнатов.
Сунул я пачку в карман, пожал руку тем, кто попался под руку, и отбыл. И вот почему-то тогда совесть не мучила, вопросов не задавала ни про нефтедоллары, ни про всенародную собственность. Наверное, надоело директору впроголодь сидеть…
А потом, после съезда, началась интересная политика. ИРО «РОИ» всё никак не могли в Москве зарегистрировать. И мы сидели, по сути, и без дела, и без денег. А электоральное сообщество российских избирателей последнего года двадцатого века формировалось, как казалось на первый взгляд, самостоятельно и стихийно.
И тут снова меня вызывает к себе Александр Адамович Суворов. В кабинете у него сидит смутно известный по теленовостям человек.
– Знакомьтесь, – предлагает полпред президента.
Так я познакомился с Константином Титовым, губернатором Самарской области, лидером политического движения «Голос России». Разговор был недолгим: Титову срочно потребовалась специальная агитационная газета с местным колоритом. Срок исполнения – ТРИ дня!
У меня как раз уже было зарегистрированное издание — газета «ДУМАй». Вот и пришлось срочно думать, как уложиться со специальным выпуском в такой нереальный срок... Для начала сделал интервью с партийным лидером, а потом на помощь пришёл только-только входивший в широкие массы сэр Интернет. В общем, через трое суток я привёз к гостинице несколько пачек ещё дымящейся газеты. Самарский губернатор Титов был весьма доволен и довольно щедр. Да и нашей редакции этот выпуск нравился: мы не врали, не сочиняли, рассказывали по журналистской привычке, что самим, как представителям трудящегося народа, было интересно.

 



История вторая
Видимо, опыт был в тот период востребованным в структурах власти. Потому что тем же летом 1999 года мой начальник Амгалан Базархандаев привёл к нам в редакцию газеты «Аргументы и Факты в Восточной Сибири»… экс-премьера страны Сергея Кириенко! В общем, и тут опять была «большая» политика. Мы долго беседовали о создании Иркутского отделения очередной партии «Новая сила», которую возглавлял именно Кириенко. Потом «Новая сила» влилась в «Союз правых сил» (СПС). Москва очерчивала сияющие перспективы для развития России под флагом этой партии. Я уже был почти соблазнён, но Суворов запретил мне заниматься этим проектом – «Всенародный союз народных домов» (ВСНД) требовал нацелиться именно на Российское объединение избирателей, не отдавая предпочтения никакой партии.
Уверен, мало кто сегодня знает про такой союз. Организация была невидимкой. В столице её возглавлял Сергей Александрович Попов. В Иркутске – представитель президента РФ Суворов. Многие организационные и финансовые вопросы решались именно через эту организацию.
В 2000 году мой патрон уехал представлять интересы президента РФ в Томск, затем ушел в Совет Федерации, и я стал заместителем ВСНД по нашему региону. Все готовились к выборам в Государственную Думу. А к будущему блоку с любопытнейшим названием «МЕДВЕД» также примкнули и не имевший политической регистрации Всероссийский союз народных домов, и РОИ. Тогда всё было проще. Особо не зажимал закон – люди радовались новизне. Общество с достоинством интересовалось своими избирательскими перспективами. Появлялись разные партии и движения. Была даже Партия любителей пива.

 

С Сергеем Кириенко



История третья
Начало сентября 1999 года. Суббота. На пейджер пришло сообщение: «Вас срочно ждёт АС». АС – это Александр Адамович Суворов, полпред президента. Приезжаю. В кабинете сидят «афганец» Геннадий Хорошилов, эмчеэсовец Геннадий Урнев, некий неизвестный подполковник Валера. И сам Суворов. Так в Иркутской области сформировался штаб по выборам будущего блока «МЕДВЕД». В просторечии «МЕДВЕДь» – «МЕжрегиональное ДВижение ЕДинство».
Потом началась избирательная кампания. Без административного ресурса, без ЦУ из центра – придумывай, решай сам. Всю осень мы и думали-придумывали, ощущая реальную поддержку сибирского электорального сообщества. Вспоминается самая забавная история с тех выборов. Так как мы были МЕДВЕДями, то решили ближе ко дню голосования визуализировать образ движения. Выпросили в цирке двух медведей с дрессировщиком, посадили их на открытую автоплатформу и выдали участникам три бутылки водки – чтобы тренер и медведи не замерзли. Декабрь же! Так и возили по городу полдня. С призывами голосовать за медведей! Придумали календарик с девизом: «Пошёл в тайгу – не забудь про Шойгу!» А столичный штаб напечатал его на всю страну.
Весёлые выборы были. Помню, наш начальник штаба не любил юриста – тот вечно встревал с законом о выборах: этого нельзя, это опасно… В конце концов, Геннадий Тимофеевич Хорошилов рявкнул:
– Мне не нужен юрист, говорящий, что я не могу делать! Мне нужен специалист, который скажет, как из задницы выбраться, если мы туда попадём!
Мы издавали свою «медведскую» газету, потому что все областные СМИ пахали на движение «Отечество — Вся Россия» (ОВР). Лучшими агитаторами у нас тогда были доктор-поэт Изислав Лифшиц и генерал-майор Виктор Помыткин. Когда эта парочка приезжала в деревенский клуб и на сцену выходил в белом генеральском кителе Помыткин, а потом читал стихи Изислав – деревня была наша! Местные тётушки и бабушки сходили от них с ума. Ну а кто у нас шея в семье?
Мы не продвигали никаких заумных идей (как оказалось, и продвигать-то особо нечего). Мы были людьми не из обоймы власти. И работали просто, по-человечески. Избиратели видели это и верили нам. 19 декабря мы победили и КПРФ, и ЛДПР, и «Отечество», и «Всю Россию».
А потом Березовский придумал слить ОВР и «Единство». И появилась ЕР — «Единая Россия».

Но это было потом. А пока мы ликовали.

 

 

Хохряков и Суворов

 



История четвертая
Январь 2000 года. Первый съезд победителей. Кремлевский Дворец съездов. Почти пять тысяч представителей «медвежьего» движения. Какое-то неуёмное веселье, возбуждение от победы.
Зал шумит. Не успокаивается. Из президиума Сергей Шойгу пытается усовестить нас. Куда там! Тут у него заканчивается терпение, и он рявкает в микрофон:
– Саша! Карелин!
В зале поднимается глыба-человек:
– Я!
– Тут на первых рядах приморцы страх потеряли! Поговори с ними!
Гробовая тишина, только слышно, как спортсмен Карелин к сцене идёт… Вы его видели?
Затем был антракт с поеданием бутербродов. Я подёргал за рукав Бориса Грызлова, будущего председателя Высшего совета партии «Единство», с целью проинтервьюировать. Тогда они, партчиновники, были вполне доступны. Уже точно и не помню весь разговор, но один свой вопрос запомнил:
– Как вы думаете, во что может превратиться наше движение? Какие у него цели и перспективы?
Тогда никто не знал, что пройдёт почти два года, и от МЕДВЕДя и «Единства» ничего не останется. Начнутся массовые «призывы» в партию. И окажется прав Виктор Черномырдин со своим афоризмом про партии и КПСС… В партийный исполком в Банном переулке перестанут пускать по партбилетам.

 

Интервью в Кремлевском дворце —1-й учредительный съезд Единства, январь 2000. Генсек Борис Грызлов



История пятая
Лето 2001 года. «Единство», председателем исполкома которого работал бывший руководитель отдела МГК КПСС Сергей Попов, понимало, что нужны кадры. И нам по регионам была дана задача – собрать лучших из лучших журналистов и технологов на учёбу в столицу. В «Сосновый бор», бывший санаторий ЦК КПСС.
Тренерами были Иван Демидов, Владимир Соловьев и пр. Толковый семинар. И как положено, в завершение – банкет. От каждой области или края кто-нибудь произносил тост. Хвалили партию. И тут встаёт наш Андрей Фомин, журналист. Поднимает бокал с коньяком и толкает тост, от которого мой нарзан не просто пузырьками пошёл, а прямо вспенился.
– Честно говоря, я не люблю никакую партию. Но у вас прекрасный коньяк и красивые девушки. Вот за это я и предлагаю выпить!
Я думал, что меня начальство сожрёт – такого кадра подтянул на семинар. Но! Никто и слова не сказал – видимо, и коньяк был хорош, и девушки отличные. Как в старой притче: сидели за столом добры молодцы и красны девицы. После пятой рюмки стали красны молодцы и добры девицы…

История шестая
Предпоследний партийный «банкет» случился в автобусе на маршруте Великий Новгород – Ленинград. Иркутская делегация возвращалась с очередного съезда, где принимались решения по флагу и гимну, а также об именных значках.
Надо отметить, что в те годы в новгородских магазинах было изобилие разных настоек и наливок. Члены нашей делегации, отсидев дисциплинированно два дня на съезде, отправились домой, закупив определённое количество напитков.
Дорога дальняя. Сосуды брянькают. В общем, душа партийная не выдержала. Не стану говорить, кто первый достал бальзам, но остальные достали тоже. И тут поняли – выпить есть, а поесть нет! Расстроились. Но один партиец оказался гурманом. Он вёз домой две литровые банки маринованного… чеснока!
Вы не представляете, какое амбре было через час в салоне автобуса!
А потом – в салоне самолёта.
С тех пор я на чеснок смотрю нехотя!

История седьмая
Так и развивалась партия – от банкета к банкету. Прошу не обижаться на меня – что запомнил, то и пишу.
Появилась новая газета «Иркутские ведомости». Партийная, я был её и редактором, и издателем. Она заняла в партии второе место по России после ярославской газеты. Очень сильно помогали её издавать президент Объединенной авиационной корпорации Алексей Федоров, гендиректор ИркАЗа Игорь Гринберг, гендиректор «Саянскхимпласта» Виктор Круглов. Спасибо им!
Но! Постепенно партия бронзовела. Зелёная патина шла из столицы. Вливались в ряды мэры и губернаторы, бизнесмены, карьеристы, депутаты.
От серьёзных дел меня довольно быстро отстранили. Как только ушёл из председателей иркутского отделения партии «Единая Россия» А. Федоров и умер председатель исполкома Володя Козыкин. Оставшиеся придумали партийную газету № 2 с «броским» названием «Единая Россия» в Приангарье». И если «Иркутские ведомости» выходили тиражом до 15 тысяч экземпляров, то «ЕР в Пр» стала агитационной листовкой. Не знаю, есть ли она сейчас.
В общем, вывели меня отовсюду. И слава богу, как оказалось!
Но не меня одного – ушли Изислав Лившиц, генерал-майор Помыткин, убрали Геннадиев – Урнева и Хорошилова, неугомонного Сашу Митюкова… Тех, кто всё начинал. Мавр сделал свое дело и уступил место чиновнику и бизнесмену.

 

Это первый секретарь Президиума ИРО Единства Алексей Федоров

 

 

Съезд в Колонном зале Дома союзов — здесь похоронили Единство и родили ЕР


P.S. А теперь я пишу детские книги. И с теплотой вспоминаю свой путь в политике.



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 ВОТ ЕСЛИ УМОЗРИТЕЛЬНО ПРЕДСТАВИТЬ ТАКУЮ СИТУАЦИЮ, ЧТО НА НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ МОЖНО С СОБОЙ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ОДИН ЖУРНАЛ, ТО ЭТО БЕЗ СОМНЕНИЯ "ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ"... ИНТЕРЕСНЫЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ, УМНЫЕ ТЕКСТЫ, УДАЧНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ, ОБАЯТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ ЖУРНАЛА. ДАЖЕ ФОРМАТ ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЗЯТЬ ЕГО С СОБОЙ. ЧТО ЕЩЕ ГОВОРИТЬ? ЧИТАЙТЕ КУЛУАРЫ - УВИДИТЕ САМИ!

 

Александр Новиков, фотограф