вверх
Сегодня: 03.03.24
6.png

Культурней, чем столица...

Минувшее лето богато было на обсуждения – в разных компаниях и на разных площадках – культурных ценностей и привлекательностей столицы Восточной Сибири, того, что модно величать сейчас культурным кодом Иркутска. Быть может, именно поэтому дискуссионный клуб, созданный Иркутской региональной общественной организацией «Клуб «Губерния», журналом «Иркутские кулуары», Межрегиональным фондом поддержки стратегических инициатив «Байкальские стратегии», Фондом сохранения памяти и развития наследия первого губернатора Иркутской области Ю.А. Ножикова, информационным агентством «Байкал24», получил название «Культурный код». Несколько известных иркутян, выступивших на последнем из прошедших заседаний этого клуба, согласились письменно оформить свои мысли на этот счёт – специально для нашего журнала.

 

 

 

Начать хотелось бы с этимологии (от греческого etymon – истина, истинное значение, ну и логия, ясно дело, – учение) слова «культура». Что же оно, собственно, обозначает? А означает оно «Культ Ра». А, как известно, в Древнем Египте Ра почитался как царь и отец богов. Или бог солнца. Культ же чего бы то ни было, в свою очередь, непременно основывается на системе табу – опытно, в течение многих веков, выработанными запретами на что-то, что не приносит человеку, роду, племени, народу, стране истинной пользы. Например, убить подобного тебе – это табу. Не ты жизнь дал – не ты её и взять можешь. Или вот ещё. При инбридинге (близкородственном скрещивании – термин биологический) не может быть сильного, здорового потомства. Значит, брат не должен жениться на своей сестре. Это табу. В Египте, кстати, эти табу постоянно нарушались элитой общества. И, в первую очередь, правящей династией фараонов. Братья женились на сестрах, матери выходили замуж за своих сыновей. И так далее и тому подобное. В конечном итоге (не сразу, конечно) это привело к вырождению элиты и деградации Египта как великой страны. Ибо пословица «Рыба гниёт с головы» оправдалась полностью. То же, кстати, произошло и с Римской империей, погрязшей в разврате и не сумевшей себя защитить…


И ещё один пример – гомосексуальные связи, от которых вообще не может быть никакого потомства, а значит и продолжения рода, с древнейших времён, у всех без исключения народов, заботящихся о процветании рода, подпадали под систему строжайшего табу…

 

А что же мы видим сейчас в «культурной» Европе? Там подобные явления не только оправдываются, но и, почти повсеместно, становятся нормой. И подобные «браки» могут быть «освящены» даже в храме. Что, в принципе, уже говорит об очень сильной деградации общества, о потере нравственных ориентиров. И подобная «смердяковщина», когда «всё дозволено», стала зачастую нормой и в нашем так называемом шоу-бизнесе. Чем меньше, скажем, у какой-нибудь певички таланта, тем больше у неё на сцене подтанцовки и оголёнки. Чем-то же надо заводить публику.
 Но культура ли всё это? Вряд ли.

 

 И тут мы плавно подошли к другому, уже мировоззренческому, аспекту культуры. Ибо настоящая культура всегда, как правило (иначе это уже антикультура), просто обязана опираться на некие нравственные ориентиры. Поскольку без них, как без прочных скреп, она просто разрушится, как карточный домик. Именно поэтому и любой деятель культуры в первую очередь сам для себя решает, чему, собственно говоря, он хочет служить – Добру или Злу. Свету или Тьме. Ведь есть же немало и таких деятелей «культуры», которые осознанно пытаются превратить народ в некое быдло. (А быдло, как известно, всё схавает.) Своими постановками, своими фильмами, своими книгами.


 Для чего, спросите вы? Да здесь как раз всё очень просто. Быдлом, или по-гречески охлосом (отчего и произошло, кстати, слово охломон, охлократия), всегда легче управлять, чем человеком думающим, имеющем обо всём своё понятие и опирающимся на нравственные ценности. (Недаром же Господь даровал нам свободную волю. Мы вольны сами выбирать, по какой нам идти дорожке.) А нравственные ориентиры – это не что иное, как мораль. То есть некие незыблемые принципы, выработанные множеством до нас живущих поколений, попускаться которыми ни при каких обстоятельствах не следует. Если вы, конечно, не хотите превратиться в скотину, для которой главное – хорошо жрать, вдоволь спать и ни о чём не думать. Но не проходит такая модель с человеком как существом не только духовным, но ещё и мыслящим, обладающим, в отличие от скотов, разумом. Чем он от них, от скотов, собственно говоря, и отличается. Недаром же знаменитый философ Иммануил Кант говорил, что две вещи поражают его: «Звёздное небо над головой. И нравственный закон внутри меня». И если звёздное небо – это Бесконечность, которую разумом своим мы постичь не в состоянии, ибо и сам человек конечен, то «нравственный закон» – это, попросту, совесть, то есть весть от кого-то более Высшего – скажем, Соз-дателя. О котором думали с древнейших времён все племена и все народы. А философы старались придумать этому – чему-то непостижимому человеческим разумом – всевозможные названия: Нус, Идея, Абсолют и так далее. Понимая в то же время, что Абсолюта, как и совершенства, достичь невозможно, но стремиться к нему – необходимо…


Теперь мне немного хотелось бы поговорить о культурных традициях, ибо их невероятно много.
Это и традиция пищи, и традиция костюма (ныне, впрочем, это всё нивелировано), и традиция поведения в обществе тебе подобных. И любой, даже мало-мальски грамотный и воспитанный, человек понимал, что желательно от чего-то традиционного, присущего твоему этносу, социуму, народу, территории – не отходить.


 Например, почти всем сибирским городам присуще традиционное (тёплое – не камень же) деревянное зодчество. Со своеобразной резьбой, своеобразной кладкой брёвен, своеобразной огороженностью своей территории. Заборы, заплоты, прясла и так далее и тому подобное. И это всё надо как-то постараться сберечь, сохранить. Поскольку особинка всегда и составляет главную привлекательность любого народа, города ли, человека. Недаром же рассказы и повести Валентина Распутина переведены более чем на восемьдесят различных языков. Поскольку человеку другой национальности хочется знать не о всеобщем каком-то – стандартном, к чему, собственно, и стремится вся мировая индустрия – человеке. А именно о сибиряке. Чем он таким отличается ото всех остальных? Недаром же о сибиряках так точно и ёмко (в нескольких строках) сказал Александр Трифонович Твардовский, поэт мирового класса:


    Сибиряки!
    Молва не врет:
    Хоть с бору, с сосенки народ,
    Хоть сборный он – зато отборный,
    Орел – народ!
    Как, в свой черед,
    Плечом надежным подопрет –
    Не подведет!    


Вот и город тоже желательно бы, чтобы имел своё лицо, свою особинку. И в данном случае я полностью согласен с моим очень давним (ещё с прошлого века) приятелем архитектором Марком Мееровичем, что необходимо восстановить заявку Иркутска о включении города в список объектов мирового культурного наследия ЮНЕСКО. В первую очередь из-за невероятно оригинальной деревянной застройки, которая и отличает его ото всех прочих городов. И если такое произойдёт, тогда, может быть, и наш деревянный – нетипичный, уникальный, «с лица не общим выраженьем», как сказал поэт, – Иркутск будет не разрушаться, а – восстанавливаться! Привлекать к себе всё большее и большее количество туристов, которые и ныне-то в основном фотографируют, увы, зачастую очень ветхие уже деревянные дома с их неповторимой резьбой. Причём желательно, чтобы деревянный Иркутск не только возрождался, но был бы ещё и комфортным для проживания в нём его коренных граждан. Как это было сделано, скажем, в 130-ом квартале. Где, правда, не живут, но зато там всё комфортно и эстетично. Чего не скажешь о любом микрорайоне любого города страны: может, там можно жить – но далеко не эстетично. А человек, проживающий не в эстетичных условиях (о чём говорят исследования психологов), всегда более агрессивен, чем человек, живущий в приятных глазу домах и интерьерах. Ибо среда обитания всегда влияла и влияет на характер человека.

 

Вот отчего славяне всегда были мечтательны, храбры, дерзки даже. Их воспитывала среда их обитания. Её созерцание. А она в такой огромной стране, как Россия, удивительно разнообразная. И это ещё одна особенность российской культуры – смешение различных этносов, каждый из которых привнёс в культуру народа что-то своё. И особенно это характерно для Сибири, где многие этносы как бы «сварились в одном котле».

 

Или вот взять примеры традиционных национальных костюмов.

У славян это был в первую очередь свободный, не стесняющий движений кафтан.

Польскому же ясновельможному пану, из-за постоянной малости и раздробленности его державы, всегда хотелось выделиться. От этого и огромное количество разного цвета перьев, дорогих мехов ли на традиционных головных уборах. Что и подчёркивало традиционную шляхетскую спесь, которая, кстати, немало бед во все времена приносила Польше.

А, скажем, испанскому гранду важнее всего было показать собственное достоинство, честь. Оттого и эти высокие, подпирающие подбородок воротники. Отчего голова сидела гордо, а спина была прямой.

Но это всё, так сказать, сопутствующие аспекты к понятию культуры, просто показывающие то, что все мы можем быть очень разными. Но если мы придерживаемся основополагающих критериев культуры, о которых я упомянул выше, то мы – первое: не наделаем кучу ошибок, а второе: будем идти по верному, истинному пути. Ибо, как сказано в Послании апостола Павла: «Познай Истину – и ты станешь свободным!». Свободным в первую очередь от греха. Ведь борьба с самим собой – это самая трудная борьба. По наклонной плоскости скользить всегда проще и легче. А противостоять толпе всегда труднее. Например, все или курят, или пьют, или делают наколки, или говорят на каком-то птичьем – сленговом – языке (кстати, многих наших дикторов в ранешние времена с их этими: брутальный, драйв, селфи, флешмоб, квест, модератор, бренд и тому подобными словами – просто выгнали бы с работы за неумение говорить в России на русском языке), или делают что-то и того похуже, поскольку индустрия разложения человека в наши времена поставлена на весьма широкую ногу, – а я вот не буду! Не хочу быть стадным животным. Но это требует немалых усилий воли. Зато воля, как известно, есть кратчайший путь к достижению любой цели.


 И мой призыв – особенно для молодых людей, когда ещё не разум, а гормоны, эмоции первичны: не поддавайтесь сладким соблазнам всеобщего плена. Имейте на всё своё собственное мнение, опирающееся на незыблемые нравственные устои, выполняя которые, вы непременно станете достойными, порядочными, культурными людьми.

 

А чем больше будет у нас по-настоящему культурных людей, тем выше будет и общая культура общества. И тогда какой-нибудь провинциальный, периферийный город может стать, я в этом глубоко убеждён, гораздо более культурным, чем любая столица!

Владимир Максимов, фото Николая Тарханова

Иркутские кулуары

Комментарии  

#1 Guest 10.12.2017 21:03
Рад был слышать и видеть Владимира, с которым давно уж нигде пересекался. С направлением и сутью стать его согласен. Но вот не стоит всё-таки повторять выдумки наших полусмасшедших новоязычников в отношении слога "ра" в русском и других языках суффbкс UR в латинском и ур в русском никакого отношения к египетскому богу солнца не имеют. Культура - это с латинского возделывание. А "деревяшки", как называл русское архитектурное наследие бывший когда-то главный архитектор Иркутска Павлов, каждый жгутся и уничтожаются "неизвестными" для властей преступниками. Город загромождается корбюзьевским безчеловечным непотребством. Десятки улиц носят имена террористов, изменников Родины, русофобов, и просто палачей народа. От всевозможных вывесок и рекламы на английском просто рябит в глазах, над русским языком издеваются все, кому не лень. Так что нынешнему Иркутску до понятия культурного города ещё как до Луны пешком.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва