вверх
Сегодня: 18.05.24
3.png

Первостроитель Ангарска и его продолжение

 

 

Айзик Ефимович ИОФФЕ строил Ангарск с самого начала, имел ордена и медали, партийный стаж — 40 лет. В соавторстве с коллегами он написал две книги и самостоятельно одну, изданную в 1962 году, «Опыт крупнопанельного строительства».

Её можно найти в библиотеках, так же, как и стихотворный сборник «Дорога» (издан в 1976 году), который памяти отца, строителя Комсомольска-на-Амуре, Магнитки, Байкало-Амурской магистрали, посвятил его сын Сергей. Семейные хроники «Был человек» Сергея Иоффе тоже эмоционально повествуют об отце, маме, их большой семье. Документы из архивов, письма, воспоминания создают представление о целой советской эпохе и о том, как в ней жили люди, объединённые родственными связями.

С первого колышка
    Айзик Ефимович родился в 1907 году в Смоленской губернии. Отец его был учителем начальных классов, мама - домохозяйкой. В 1937 году Айзик Иоффе уехал строить первый, ещё довоенный, БАМ, его семья - жена и дети - переезжали вместе со стройкой из посёлка в посёлок: Облучье, Ургал, Таюра, Ния, Известковая, Пивань…

 

 

 Сергей Айзикович писал об отце в своей автобиографической прозе: «Вот россыпь всякого рода пропусков и удостоверений в разноцветных корочках. Тут билет члена ВЛКСМ с 1925 года, военный билет инженера-капитана, орденская книжка, стопка удостоверений к медалям и другим наградам — свидетельство № 38 о присвоении почётного звания «Ветеран строительства г. Ангарска», удостоверения отличника соцсоревнования, ударника коммунистического труда, дружинника, членские билеты разных обществ: изобретателей и рационализаторов, «Знание», охраны природы, «общественный уполномоченный по пожарной охране дома № 22», которому «предоставляется право осмотра всех жилых помещений и мест общего пользования»…
     И отец его специально не хранил подобные удостоверения, но «органически не переваривал никакой формалистики», если поручили какое-то дело — непременно выполнял. И лекции читал, и с красной повязкой ходил по улицам.
     «Их всё меньше и меньше, людей старой закалки. Обязательных. Бескорыстных. Им и в голову не придёт отказаться, увильнуть от поручения, или, того хуже, на словах согласиться, а потом и пальцем не пошевелить, чтобы выполнить обещанное», - звучит на редкость современно, хотя писал об этом Сергей Иоффе в 80-х годах прошлого века.
      Самое родственное, самое близкое отцу его слово было «Работа».
Приветственный адрес в день 60-летия Айзика Ефимовича Иоффе гласил:
«Вы были первым из тех, кому выпало самое трудное — начинать с первого колышка, и нет в Ангарске такого цеха, такой улицы, где бы не был заложен ваш труд, труд строителя-первопроходца. То, что сделано вами, люди называют подвигом!».

Сергей Иоффе принадлежал к поколению шестидесятников



Сын
 Старший из шестерых детей сын Айзика Ефимовича Сергей Иоффе — поэт, журналист, сценарист, литературовед, входил в творческое объединение «Иркутская стенка». Он принадлежал к поколению «шестидесятников», тогда поэзия была шумной, эстрадной, время Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Евгения Евтушенко. Поэзия Иоффе была более тонкой, лиричной. По воспоминаниям родных, стихи он начал писать рано. В 1948 году в газете «Сталинский Комсомольск» города Комсомольска-на-Амуре, где тогда работал отец и жила вся семья, было напечатано первое стихотворение Серёжи «Здравствуй, мост!». В нём было о старом, отработавшем свой век пароме, об отце, который строил когда-то ряжи на пиванском берегу, мечтая, что настанет время и для моста. В 1955 году в коллективном сборнике «Молодая Ангара» появилась первая подборка стихов Сергея Иоффе. По окончании в 1956 г. Иркутского пединститута Сергей отслужил в армии и начал работать редактором на молодой тогда студии телевидения в Иркутске. Редакция состояла из двух сотрудников, выпускавших острые литературные программы: Сергея Иоффе и Валентина Распутина. В начале 60-х они сделали передачу о репрессированном в 1937 писателе Петре Поликарповиче Петрове, за которую обоих уволили. Вмешалась центральная пресса, они были восстановлены, но с ТВ всё равно ушли. Потом Иоффе работал в газете «Советская молодёжь», где оказался в одном кабинете с Александром Вампиловым. В 1972 году вышла его поэтическая книга «Мужчины», она начинается так: «От истины, изжёванной и пресной, от мудрости, что глупости сродни, и от строки бездумно-легковесной, избави, Бог, спаси, предохрани...». И эти строки остались его девизом до конца. Около десяти лет Сергей Иоффе посвятил Иркутской студии кинохроники, более двадцати фильмов было снято по его сценариям. Позднее, в 1978 году, он выпустил книгу «Первый перегон» - яркие талантливые очерки для документальных фильмов, их география - вся Восточная Сибирь, их герои - выдающиеся строители.
В 2003 году в Иркутске Союзом российских писателей была учреждена литературная премия имени Сергея Иоффе, ею награждали молодых местных поэтов.

 

Сергей Иоффе с сыновьями Андреем и Марком



Во всём есть настроение
  Анна, дочь Сергея Иоффе, тепло вспоминает отца.
- Для меня папа был просто папой и при этом величиной, я чувствовала, что он какой-то космический. Всегда был задумчивым, потом-то я уже стала понимать, что, поскольку он человек пишущий, в его голове постоянно шла работа. И он со мной разговаривал не совсем как с ребёнком, а старался простыми словами говорить о мудром и вечном.
  


 Поэт — как нормальный поэт - ко всему подходил творчески, к обычным мелочам, к банальному обеду, который надо приготовить для дочки.
- Он мне говорил, вот картошина, на что она похожа? Грустная или весёлая? Ты посмотри внимательно, во всём есть настроение.
     К тому же для Ани отец отождествлялся с Байкалом, который он любил очень сильно, чувствовал в нём источник, магнит. Купил старенький домик в Порту Байкал, сейчас ему за сто лет, наверное, но до сих пор стоит, и жил там до глубокой осени со своей печатной машинкой.  
- Мы гуляли с папой, когда я там бывала, и, например, если год выдавался не очень грибной, такой, что грибы приходилось искать, он говорил: я знаю, они любят песни, но не знаю, какие. Я спрашиваю, как узнать? - вспоминает Анна.
- Опытным путём. Начинаем петь — если грибов не видно, значит, это не их песня, - отвечал папа.



   Они пели, и если ничего не появлялось, понимали: не любят грибы эту песню, давай другую. И вычислили-таки несколько композиций, при исполнении которых белые беспроигрышно выглядывали. Одна из них была «Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету». Любимая песня грибов, как выяснилось!
- И до сих пор иногда работает — если я вспоминаю об этой примете, - признаётся Анна Сергеевна, - не будучи великим педагогом, папа понимал, что ребёнка ко всему надо привлекать через творчество, помогать ему вырабатывать свой взгляд. Замечательным он был папой.

 



     Всей семьёй они любили книги, которые в те времена непросто доставались. Папа был очень интеллигентным. И понятно, что невозможно расти в такой литературной семье и не вариться в этом котле. У Анны есть пьесы, эпиграммы, сказки на байкальскую тематику, книги для детей. Её сын Лев пока выбрал историю, заканчивает Российский государственный педагогический университет им. Герцена.
     Как же мог в семье строителя родиться поэт? Всё дело в том, что и для Айзика Ефимовича строительство домов тоже было творчеством, не для того занятие, чтобы только получить деньги, а чтобы позволить проявиться поэзии архитектуры. Поэтому закономерно Сергей Айзикович питался такими материями, как красота, созидание во имя людей. Это передалось и его потомкам.




Светлана ФОМИНА
Фото из архива Анны ИОФФЕ
    







Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА И ТАЙНА, СВЯЗАННАЯ С ЖУРНАЛОМ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ», НО ТАК ИМ И НЕ РАСКРЫТАЯ, – ЭТО ТАЙНА ВЫЖИВАНИЯ ЖУРНАЛА. У ВАС ВЕДЬ СОВЕРШЕННО НЕТ РЕКЛАМЫ! ДОЛЖЕН ЖЕ БЫТЬ КАКОЙ-ТО СПОНСОР!? ИЛИ НЕТ?

 

 Александр Васильев, бизнесмен