вверх
Сегодня: 17.11.19
3.png

Журналы

След на Иркутской земле

 

 

 

 

 

Итак, с чего начать? С комсомола или студенчества? 95 лет комсомолу. 40 лет моему студенчеству. Сын после таких моих рассказов очень жалеет, что не жил тогда. Мой сын не понаслышке знает, о чём говорит и что чувствует современная молодежь. То, что мы имели, у них, к сожалению, давно отняли и заменили на совсем другое… Ну вот, понесло старика! А ведь это мои же сегодняшние студенты рвутся в стройотряды, в добровольные дружины, в политику. Строят это государство. А я ворчать собрался. Лучше вспомню хорошее.

 

Я пришел в Иркутский государственный университет имени А.А. Жданова в 1972 году. И уже в 1973 году поехал работать в качестве бойца в Нижнеудинск в составе студенческого строительного отряда, сокращённо ССО, «Премьера–73», строили городскую больницу. Романтика затянула, и в стройотряды я стал ездить каждый год. Что и говорить, жили-то мы несытно, но зато счастливо. А с 1975 года я работал уже в штабе ССО ИГУ, проверял работу наших отрядов. И однажды студенческому отделу Иркутского обкома ВЛКСМ понадобилась помощь в организации приёма и отправки в города СССР более 500 бойцов ИССО ЦК ВЛКСМ «Дружба». Прилетали в Иркутск почти все отряды, в том числе ССО «Пламя», «ИнтерБАМ», «Гянджлик» и другие. Заместителем командира штаба ИССО «Дружба» был иркутянин Валерий Рыжиков, довольно известная в области личность. Представляете: лето в разгаре, а всех студентов надо отправлять самолетами! Где билеты взять, где разместить, как упростить все процедуры? Ведь более 200 человек – иностранцы! И паспортно-визовый режим никто не отменял! Но нам помогал Иркутский обком КПСС, где напрямую решались многие сложные вопросы.

 

Справка из архива Иркутского обкома комсомола. В 1975 г. в Иркутской области работал 681 студент из интернациональных отрядов. Иркутскими вузами в строительные отряды было направлено 104 монгольских студента. 129 человек из ГДР, Венгрии, Польши работали по обмену. В 1976 г. на территории Иркутской области дислоцировался 41 интернациональный ССО, а это уже 756 иностранных студентов. Бойцами интернациональных студенческих отрядов построено 150 км железных и автомобильных дорог в Усть-Кутском, Казачинско-Ленском, Усть-Илимском, Зиминском районах. Произведен ремонт 7 км автомобильных дорог в сельской местности. Впервые в 1976 г. на стройке «Город» работали два интернациональных ССО – «Побратимы» и «Дружба». 11 монгольских студентов из ССО «Побратимы» приняли участие в строительстве очистных сооружений и теплотрассы по городу Иркутску. Руководил отрядом А. Павлов. В ИССО ЦК ВЛКСМ «Дружба» работали 48 студентов Высшей технической школы из Карл-Маркс-Штадта. Командиром отряда был Вернер Стрекке, комиссаром – Штэфан Кленшмидт, переводчиком Иоахим Крюгер. Студенты приняли участие в строительстве проспекта Карл-Марск-Штадт в микрорайоне Солнечном города Иркутска. Отрядом освоено 28 тыс. руб. капитальных вложений. Выработка на одного бойца в обоих интеротрядах составила около 400 руб. В период трудового семестра 1976 г. в составе областного отряда трудились посланцы Польши, ГДР, Венгрии, Монголии. Отряд Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы принял участие в строительстве вторых путей Тайшет – Лена.

 

Ханнелоре

 

Перелистываю старые газеты, фотографии, письма. Попалась моя статья в пожелтевшей газете «Иркутский университет». Сколько лет мой отец хранил её в своем архиве…

 

«Раннее августовское утро в аэропорту. Мерный гул самолетов плывет над взлётной полосой. Снуют юркие жёлто-красные машины, один за другим подходят автобусы аэродромной службы. Как в старом немом кино, быстро мелькают лица людей. Кого-то уже встретили, а кто-то ещё ждёт прибытия самолета... Ждём и мы. Мы – это группа обкома ВЛКСМ, ответственная за встречу интернациональных студенческих строительных отрядов из стран СЭВ. Сегодня прибывает первая большая группа бойцов. Волнуемся, стараемся шутками скрыть свое состояние. Каждый думал, наверное, о том, как пройдет эта встреча. Как ни ждёшь, а желанная встреча всегда неожиданна. Самолет произвёл посадку и покатился по бетонным плитам. Открывается дверь, и по трапу стекает ручей стройотрядовских курток. Мелькают эмблемы: «БАМ», «Улькан», «Усть-Кут», «Якурим»...

 

Удивительное свойство – помнить. Как на машине времени, я снова там, в далёких семидесятых. В 1975 году я встретил Ханну, свою будущую жену. Я – в Иркутске, она – в Москве. При каждом удобном случае я летел в Москву. Билет для студента стоил 42 рубля. Работал в кинотеатре «Баргузин», чтобы были деньги на полет. Но я так хотел снова увидеть её бездонные глаза… Это уже потом мы прожили с ней тридцать лет и вырастили пятерых детей. 

 

В 1976 году меня снова пригласили в обком комсомола и предложили поработать в ИССО ЦК ВЛКСМ «Дружба», но уже в качестве заместителя командира центрального штаба. Раз надо – значит надо. Центральный комитет мою кандидатуру утвердил. В Москве мне очень помог командир штаба отряда Николай. Я его ещё не знал и никогда не видел, но он сделал невозможное: мою жену (конкурс для бойцов отряда был большим) включили в состав киевского отряда, который должен был работать на путях в Братске. Я уже знал, что мне предстоит – не дуть губы и не делать важное лицо, а работать. Я иркутянин, хорошо знаю область, знаю менталитет людей здесь. А штаб был весь из Москвы, и заносчивости у них хватало. И я знал, что в Иркутской области московский характер не будет понятен. Придётся им привыкать. Так и получилось позже. Потому что формирование отряда проходило с этакой лихой подоплекой: раз ЦК ВЛКСМ – деньги у всех будут! Без учёта состояния экономики области и возможностей предприятий. Мы сидели в отделе промышленности обкома партии и пытались решить, каким образом сможем обеспечить работой более 800 человек! Это сейчас говорят: вот, коммунисты ничего не делали… Глупые так говорят, тогда на местах сидели такие экономисты, которые из «го…на могли конфетку сделать». Не чета пришедшим им на смену «рвачам» и «демократам». Я видел это всё изнутри.

 

Справка: Совет Министров СССР своим распоряжением от 30 июня 1975 г. № 1525р в целях создания надлежащих условий для работы интернационального отряда молодежи стран-членов СЭВ, занятого на строительстве БАМа и Усть-Илимского лесопромышленного комплекса, поручил Минэнерго СССР, Министерству бумажной промышленности и Министерству лесной промышленности СССР подготовить жилые здания и объекты культурно-бытового назначения для размещения и обслуживания интернационального отряда, своевременно провести мероприятия по приёму и трудоустройству рабочих. Минсвязи СССР поручено обеспечить организацию в 1976 г. прямой телефонной связи г. Усть-Илимска с Москвой и с городами-столицами стран-членов СЭВ, участвующих в строительстве Усть-Илимского лесопромышленного комплекса; увеличить количество экземпляров центральных газет и журналов, направляемых в Усть-Илимск для продажи через Союзпечать и расширение подписки.

 

С высоты своих лет – вот завернул! – просматриваю архив, и становится страшно. Я был простым комсомольцем, опыта ноль, амбиций море, знаний – на уровне бригадира. Но была кропотливая подготовительная работа. Мне сказали: возникают проблемы – решать не со штабом, а сразу идти в отдел промышленности Иркутского обкома партии. То же самое подтвердили и в Управлении КГБ. Мне дали зелёный свет. Ах, как москвичи обижались на меня и на местную партийную верхушку! Мол, нам не доверяют! Я смотрел на них и думал: нет, они ещё не понимают, ничего не понимают, куда они вообще попали! ЦК ВЛКСМ здесь уже немногое решает! Ну не тянет московский гонор на понятливый иркутский сленг. Каким образом они хотели работать с местной властью? Шесть Швейцарий в области! Они так и не поняли, что я-то к ним относился с любовью и признательностью, учась у них. Потому что это были сотрудники Университета дружбы народов, они-то как раз и должны были знать, что такое дипломатия. А я был для них так, «сибирский валенок».

 

Но надо отдать должное – всё же ребята в штабе собрались отличные! Командиром отряда был Николай Карпусь (сейчас член-корреспондент Академии национальной безопасности и охраны правопорядка, независимый эксперт при Отделе государственной гражданской службы и кадров правительства Московской области). Высокий, худой. Выдержанный и спокойный парень. Он был старше всех нас. Он-то точно понял: через меня можно что-то двигать и мне можно доверять. Благодарен ему до сих пор. Именно с ним мы решили вопросы увеличения заработной платы бойцам отрядов. Это было не так просто сделать. Нужны были аргументы, и я их нашел. Со всеми коэффициентами у ребят выходило за сезон около 500–600 рублей! Это было уже выше зарплаты постоянных рабочих. Могло быть недовольство именно в их среде. Социальный взрыв. Люди жили в нищете. Я сам лично ездил в Усть-Илимск, когда там возникли ошибки в начислении зарплаты. Разговаривал с руководством и рабочими. Объяснял – пусть это будет наша благодарность за труд иностранцев на нашей земле. И люди это понимали. Каких стоило усилий организовывать медицинское обслуживание отрядов, их вылеты и перемещения! Москвичи не видели всей закулисной работы, они считали, что это всё «само собой» происходит «как надо».

Николай Петрович Карпусь

 

Я видел уже другое – развал был везде. В организации, в планировании, в снабжении. Дислокации отрядов не прошли необходимых проверок. Мы с трудом организовывали снабжение отрядов продовольствием, одеждой. Мы оголили спецсклады с японскими товарами, чтобы зарубежные стройотрядовцы могли прибрести то, чего они никогда не видели и в своих-то странах. Постоянно приезжали комиссии из ЦК братских молодежных организаций, им надо было организовать достойное размещение, питание, культурную программу. У меня были специальные талоны, которые позволяли мне сделать всё невозможное.

Завхоз и Карпусь

 

В одной из поездок я познакомился с Эгоном Кренцом, с которым позже встречался в ГДР. Ребята из Чехословакии вообще были неприхотливы, отсидев всю ночь в ресторане поезда, первым делом попросили сводить их в «черную» баню. Пришлось искать. Нашёл… они потом молча сидели на улице и давили комаров. Тишина, высокое небо, закат над тайгой. И сидели мы одинаково голые, без регалий, на пеньках деревьев, вдыхали этот незабываемый запах тайги. Это было так здорово!

 

Мы «вели» отряды с момента их организации. В любом городе страны. Конкретно я знал, кто придёт в отряд, где часто пьют, теряют контроль над собой, хулиганят и т.п. Лишь бы не было трупов. Но как бы мы ни старались, полностью контролировать более тысячи человек одним составом штаба было невозможно. Нас было всего шестеро – командир, зам. командира, комиссар, инженер штаба, врач, завхоз. Мы старались опираться на штабы отрядов, но разброс отрядов по Иркутской области был большим.

Усть- Кут, база Харьковского отряда

 

И, к сожалению, нередко «детские» шалости студентов кончались трагически. В результате серьезных недостатков в обеспечении безопасных условий труда и быта студентов, в результате нарушения Устава студенческого строительного отряда утонул студент Ереванского госуниверситета. Мне пришлось переправлять его тело в Иркутск. Во время проведения спортивных игр получил смертельную электротравму боец отряда им. Луиса Корвалана Ереванского госуниверситета. В период с 9 по 20 июля 1976 г. произошли серьёзные инциденты в интернациональных отрядах, дислоцировавшихся в Братске, Усть-Куте и посёлке Чуна, связанные с проникновением на территорию лагерей хулиганствующих подростков. Были зафиксированы многочисленные стычки с местным населением, одного из бойцов ранили в живот. В одном из отрядов повесился вьетнамец. В киевском отряде был случай дизентерии. Наши контрольные поездки приносили свои плоды, но охватить всё целиком было просто физически невозможно. Мы постоянно были в движении, сотрудничали с местными органами КГБ и милиции. А как иначе, время было такое – в области работал 41 интернациональный студенческий отряд, в их составе трудились студенты из 49 стран мира. Приезжаю на проверку киевского отряда – и что я вижу? Бойцы отряда висят на поручнях маневрового паровоза и обкатывают только что уложенные пути!!! 

Завхоз центрального штаба

 

Восторженные лица, революционный порыв, единение наций! Поют… И моя жена с ними! Остановил паровоз, подозвал к себе машиниста, сказал ему пару впечатляющих фраз… потом собрал рабочие удостоверения всей группы и вписал им всем до единого замечания о нарушении правил техники безопасности. А это был минус в оплате! Жена со мной неделю не общалась. Правда, Николай Карпусь с ней поговорил, все утряслось.

 

Работы было много, но я выбрал время, и «для души» в детском саду, недалеко от нашего штаба, начал роспись стен. Мне так хотелось оставить детишкам мотивы русских сказок, в процессе работы ко мне попросилась в помощь моя Ханна – в свободное от работы время, поблажек не было. Но самое интересное, что этой работой увлеклись и члены нашего штаба. Они по очереди расписывали фрагменты стен. Я делал набросок, они заполняли пространства краской. Так что все люди талантливы! Мы уехали, а детишки, наверное, были долго довольны рисунками. 

 

Председатель первичной профсоюзной организации студентов и сотрудников РУДН, заместитель декана по вечернему и заочному отделению факультета экономики и права Александр Александрович Белоусов вспоминал:

 

«Я пять лет являлся активным бойцом стройотряда. Мотивирующим фактором было и то, что мы зарабатывали серьёзные деньги, которые обеспечивали нам безбедное существование в течение целого года. С другой стороны, мы приобщались к созидательной деятельности всей страны. Самые яркие воспоминания – это, пожалуй, те праздники, которые мы устраивали сами себе. День строителя, который заканчивался карнавальным переворотом и свержением начальства: мы в шутку назначали собственное руководство и высказывали ему претензии. Каждый год я говорил себе, что больше не поеду, что это тяжело, но наступала весна – и я опять начинал собираться в дорогу. В нынешних условиях индивидуализации всей жизни стройотряд – это не только средство обеспечения определённого дохода, но и социализация наших студентов, потому что именно в стройотряде проявляются и взаимовыручка, и помощь, формируются группы по интересам. Это, на мой взгляд, очень здорово!» 

 

Вот, нашёл ещё одну ссылку:

 

«В нашем университете кафедрой экономики предприятия и предпринимательства экономического факультета заведует доцент Николай Петрович Карпусь – солидный, образованный, интеллигентный человек. Вот что он говорит: «Стройотряды – школа для бизнесменов. Тем, кто работал в стройотрядах, проще найти свою нишу в бизнесе, предпринимательских структурах. Да и помимо всего этого жизнь там была очень насыщенная, интересная...»

 

Звоню Николаю, зовёт в Москву…Мы рады, мы помним! Нас помнят! Сколько сделано дел, сколько создано в Иркутской области! Жаль, что не догадались мы тогда на каждый построенный отрядом объект таблички с именами строителей разместить.

 

…Прошло столько лет, но всё это было как вчера. А может быть, вчерашнее – это сегодняшнее, но с другими лицами? Спираль, круг. Вот и опять собираются на БАМе студенты – и работают там, где работали и мы. И это здорово. Не зря мы топтали эту землю!

 

Вячеслав Шляхов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Другие материалы автора


"Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук